Сюжеты

«Не есть, но оплачивать»

Как «мусорная реформа» убила правильные практики в Тюмени. И кто от этого выиграл?

Фото: ТАСС

Этот материал вышел в № 112 от 7 октября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Юлия БаталоваНовая газета

 

В начале сентября специальный представитель президента России по экологии Сергей Иванов официально заявил, что первых результатов «мусорной реформы» можно ожидать после строительства в стране двух сотен заводов по сортировке и переработке мусора: «Мое мнение, я раньше об этом говорил и сейчас не стесняюсь: бытовой мусор — это самая запущенная сфера из всех экологических направлений. Мы же этим вообще не занимались никогда».

Общая площадь свалок в России, по оценке «Гринпис», уже достигла более 4 миллионов гектаров — сопоставимо с территорией Швейцарии. По данным Росприроднадзора, объем бытового мусора в нашей стране составляет 70 миллионов тонн, из которых на переработку идет всего 5 миллионов, то есть 7 %.

Зачем необходимо было запускать «мусорную реформу» при отсутствии готовности хотя бы сортировать отходы, остается лишь догадываться. Председатель комитета Госдумы по экологии Владимир Бурматов, выступая в мае этого года на межрегиональном совещании в Екатеринбурге, так и заявил: «Только в 20 субъектах предусмотрено раздельное накопление отходов. Понятно, что в этом случае мы не выполним поручение президента о переработке 60% отходов. При таком подходе мусор будет просто гнить. К сожалению, для граждан реформа состоит только в новых цифрах в платежках».

Однако в некоторых регионах «мусорная реформа» не просто опустошила карманы людей, но и «убила» правильный сбор мусора. Один из таких регионов — Тюменская область.

Большие деньги и исчезнувшие контейнеры

Последние два года жители Тюмени и пригорода методично сортировали мусор. Контейнеры для сбора пластика были установлены во многих дворах города и дачных сообществах и, что примечательно, регулярно наполнялись. В отличие от жителей ряда европейских стран, которые поддерживают гражданскую ответственность деньгами, снижая тарифы на вывоз мусора при условии его раздельного сбора и даже устанавливая автоматы для вторсырья в обмен на евроценты, тюменцы проявили безвозмездную сознательность в этом отношении. Были условия — люди делали.

Все изменилось с этого года. В областном центре сменился оператор, ответственный за вывоз отходов, а местные власти решили запустить пилотный областной проект — мусоросортировочный завод. Об изменениях люди уведомлены не были и узнали о них, лишь получив квитанции за ЖКУ, —

суммы за вывоз ТБО составляли до 1000 рублей на одну квартиру.

— Пришла расчетка на оплату ЖКУ. Мы ахнули. Я должен оплатить за мусор больше тысячи рублей! Да проще и дешевле копить этот мусор на балконе, затем сложить с мусором соседей и вывести все на полигон ТБО самостоятельно. У меня двое детей, жена в декрете, платежи по кредитам, обычная зарплата, и, вместо того чтобы купить детям игрушки, я должен оплачивать «золотой» мусор. Не есть, но оплачивать, — говорит тюменец Андрей Иванов.

Новый тариф на вывоз ТБО для жителей города составил 3,89–5,04 рубля за квадратный метр. До этого деньги брали «за каждого проживающего», но власти решили, что при такой схеме оплата взималась «недостаточно эффективно».

Самой незащищенной категорией граждан при этом оказались жители частных домов, в том числе дачники и садоводы. Ситуация осложнилась тем, что люди должны были оплачивать и вывоз мусора из городской квартиры, и с дачи, отходы с которой преимущественно идут в компостную кучу. Сложилась ситуация, при которой и обеспеченная семья, проживающая в коттедже, и бабушка, приезжающая в покосившийся, но притом просторный дачный домик, должны оплачивать равные счета за мусор.

Интересно, что власти объясняли необходимость реформы и повышения тарифов как раз заботой о необеспеченных слоях населения.

Одновременно с повышением расценок во всем городе исчезли оранжевые и зеленые сетки возле мусорных баков, предназначенные для сбора бутылок и иных бытовых отходов из пластика. Оставшиеся не вывезенными сетчатые контейнеры были перевернуты. Людям, не понимающим, что происходит, приходилось отсортированный мусор проталкивать в отверстие снизу, на уровне асфальта.

«Мусорная реформа» в Тюмени объединила людей. В городе, который трудно назвать протестным, начались митинги. После череды пикетов, несанкционированных акций, репортажей СМИ, встреч общественников с чиновниками губернатор Александр Моор принял решение о внесении изменений: плату за мусор стали снова взимать с каждого прописанного человека, а не с квадратного метра.

Сегодня платеж для жителей многоквартирных домов в Тюменской области составляет 136,1 рублей с человека, для частных домов — 116 рублей.

По сравнению с предыдущими годами, тариф повысился почти в 3 раза.

Возросшую дороговизну мусора общественники связывают с инвестиционным проектом — первым в Тюменской области мусоросортировочным заводом, открывшимся в прошлом году на Велижанском тракте. Срок окупаемости объекта — 9 лет, инвестиции — почти 2 миллиарда рублей.

Активист Владимир Николаев побывал на мусоросортировочном заводе зимой в составе инициативной группы.

— Мы договорились с руководством ООО «ТЭО» (собственник заводаприм. ред.), но, когда пришли, на месте вообще никого не оказалось. Все оборудование стоит, ни одного работника нет, — рассказывает он. — И это при официальных заявлениях, что заводчане работают в 2 смены. Склад мусора под крышей забит под завязку, он оттуда вываливается.

Сегодня ситуация на заводе, по словам экоактивистов, никак не изменилась. «При таких обстоятельствах куда проще самостоятельно выкинуть 2–3 пластиковые бутылки за гораздо меньшие деньги», — отмечают они.

Бенефициары

В явном выигрыше от «мусорной реформы» в Тюмени пока остается только оператор нового мусороперерабатывающего завода ООО «ТЭО». Компания не только зарабатывает на коммунальных платежах горожан, но еще и продает мусор. Только на нескольких летних торгах «ТЭО» продало пластик на 20 млн рублей. 30 сентября компания продала алюминиевые банки на сумму 825 000 рублей. 2 октября открылся аукцион по продаже картона на сумму в 5 800 000 рублей.

Чтобы мусоросортировочный завод начал эффективно перерабатывать вторичный мусор, объясняют экологи, необходимо, чтобы он сортировался людьми с нуля, т. е. еще дома. Но это и делалось до «мусорной реформы»!

Раздельный сбор пластика при тарифе в 3 раза ниже ныне существующего, 2 мусорных ведра в доме, сформировавшаяся привычка к сортировке — все это оказалось после реформы ненужным.

Все контейнеры для сбора пластика были ликвидированы.

Кто же стоит за ООО «ТЭО»? Собеседники «Новой» в правительстве Тюменской области называют бенефициарами компании бизнесменов Алексея Боброва и Артема Бикова. Гендиректором «ТЭО» является Константин Фрумкин, он же является главой компании «СУЭНКО», зарегистрированной в Москве на улице Чаплыгина, 11. По этому же адресу зарегистрирован банк «Агропромкредит», где Бобров и Биков являются членами совета директоров, а также принадлежащая им «Корпорация СТС».

Сами Бобров и Биков, впрочем, участия в «мусорной реформе» в Тюменской области и не скрывают: их мусоросортировочные заводы работают в Тобольске и Ишиме.

Что остается городу

Благодаря экоактивистам из НКО «МироТворец» тюменцы по-прежнему могут собирать пластик и отвозить его в пункт приема. Правда, находится этот пункт на 11-м км Ялуторовского тракта, и, чтобы туда добраться, необходим личный автомобиль, свободное время и деньги. По-прежнему в Тюмени существуют отдельные точки, куда можно сдать батарейки, лампы, градусники и прочие опасные отходы. И тары там наполняются очень быстро.

Но все это сделано стараниями активистов и для активистов. На государственном уровне системный подход отсутствует.

В марте этого года группа из 139 жителей Тюмени подала на правительство области и губернатора Моора в суд, требуя отменить постановление о территориальной схеме обращения с отходами.

Истцы называли действовавший на тот момент тариф — 139 рублей с человека в месяц — завышенным как минимум в три раза, а в принятой региональной схеме, по их мнению, нет информации о стоимости строительства заводов по сортировке мусора, создание которых оказывает большое влияние на размер тарифа.

Иск рассматривался в областном суде. Прокуратура и суд встали на сторону правительства области и признали действительной территориальную схему обращения с отходами. Решение суда было вынесено 17 июня, спустя 11 дней стало известно о том, что правительство области снизило тариф на 3 рубля.

Этот материал вышел во вкладке «Новая газета — Урал» и отпечатан в Екатеринбурге

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera