Сюжеты

Собрать заново

Спецпроект «Новой газеты в Петербурге» и «Тебе поверят»: сделать так, чтобы насилия стало меньше

Иллюстрации: Нина Фрейман*

Общество

«Новая в Петербурге»Новая газета

 

Еще год назад почти никто в России специально не занимался помощью взрослым людям, пережившим сексуальное насилие в детстве. «Новая» рассказывает, как петербургский проект «Тебе поверят» меняет отношение к одной из самых табуированных тем в обществе.

«Не хватает того, кто вышел бы на трибуну»

В конце 2018 года основательница сети благотворительных магазинов «Спасибо» Юлия Кулешова призналась, что с пяти лет подвергалась сексуальному насилию со стороны отчима. Ее монолог, опубликованный на сайте «Такие дела», назывался «Тебе никто не поверит» изавершался призывом ко всем, кто пережил похожий опыт, рассказывать об этом.

«Я принципиально не думала, что буду делать дальше, — рассказывает Юля. — Сначала просто хотела оценить масштаб проблемы. Внезапно то, что представлялось мне частным тяжелым случаем в моей семье, оказалось системой».

На указанный ею адрес посыпались сотни писем.

Юлия Кулешова. Фото: КАША Studio

«Целыми днями я отвечала на сообщения, мы вступали в переписку, люди плакали в трубку, записывали аудио, — продолжает Юля. — Было тяжело справляться с таким объемом человеческого горя. Я предложила всем, кто был из Петербурга, встретиться, посмотреть друг другу в глаза и поговорить».

В декабре 2018-го на первую очную встречу собралось 25 человек — те, кто хотел получить помощь и готов был помогать другим: «Пришли те, у кого был внутренний ресурс. Встретиться с незнакомыми людьми и сказать — да, со мной это тоже было — это безумно страшно».

Меньше чем через месяц удалось собрать вместе и специалистов, которые тоже откликнулись на призыв Юлии Кулешовой. Это были психологи и психотерапевты с разным опытом работы и профессиональными интересами. Их объединило желание разобраться в теме и начать помогать.

«Я думала, у Юли есть конкретные наработки, но оказалось, что она пока что в одиночку разбирает сотни чужих историй, — говорит психолог Ксения Шашунова, много лет работающая с семьями, оказавшимися в тяжелой жизненной ситуации. — Я сама не представляла, насколько это широко распространено, для меня это стало шоком».

Ксения Шашунова. Фото: vk.com

В январе 2019-го Ксения уже работала с первой клиенткой в рамках некоммерческого проекта помощи пострадавшим от сексуального насилия в детстве, который получил название «Тебе поверят». Официально проект запустился только весной, но первую помощь пришлось оказывать практически сразу.

«Мне писали сообщения вроде «как раз думала покончить с собой», — рассказывает Юля. — И невозможно было ничего не делать».

***

Когда речь заходит о масштабах проблемы, уместно привести статистику, но данных, на которые можно было бы опереться, нет, говорят собеседники «Новой». По мнению МВД, сексуальному насилию в детстве подвергаются от 10 до 30% детей. Депутат Госдумы Ирина Яровая (один из авторов законопроекта о пожизненном заключении для педофилов) утверждает, что в 2017 году в России от подобных действий пострадали 4245 несовершеннолетних. При этом большинство из тех, кто обратился в «Тебе поверят», рассказали о своем опыте впервые. Но в одном эксперты уверены:

до 90% сексуальных преступлений в отношении детей совершают близкие родственники или друзья семьи. То есть те, от кого насилия ожидаешь меньше всего.

«В России проблема крайне мало осмыслена, и вместо образования, профилактики и поддержки речь ведется только о наказаниях, — говорит Юлия Кулешова. — Не хватает того, кто вышел бы на трибуну и сказал: «Проблема существует, и не только, как многие считают, в среде мигрантов или откровенных извращенцев, — это обычное явление в обычных семьях. В школах, в спортивных школах и кружках. Давайте вместе придумывать, что с этим делать». Тогда это и станет началом перемен»

Не совпадения, а факты

Одной их первых на призыв Юлии Кулешовой откликнулась Светлана Маркова — практикующий в США клинический психолог. В клинике  города Атланта она помогает людям с эмоциональными и поведенческими нарушениями, жертвам сексуального насилия и тем, кто это насилие совершает.

Психолог признается: трудно посчитать, сколько подобных случаев ей не удалось выявить пять лет назад, во время практики в России: «Тогда я много работала с подростками, и все, кто рассказывал о насилии, решился на это сам. Остальные просто промолчали».

Сегодня вопросы о сексуальном насилии вошли у специалиста в привычку.

«О насилии я спрашиваю абсолютно всех [клиентов], — говорит Светлана. — Спрашиваю, и многие начинают рассказывать, с виду спокойно, как будто уже говорили об этом многократно. При этом выясняется, что с другим психологом ребенок работал давно, но вопросов о насилии ему никто не задавал».

Почему он молчит?

Согласно исследованиям, до 90% детей боятся, стыдятся или не могут рассказать, что подверглись сексуальному насилию, потому что: 
– насильник может запугивать — угрожать, что навредит маме или самому ребенку;
– насильник может убеждать ребенка, что ему не поверят;
– ребенок может не понимать, что над ним совершают насилие, считать происходящее нормой;
– ребенок может считать, что сам виноват;
– ребенок может стыдиться того, что испытал удовольствие;
– ребенок может быть эмоционально привязан к насильнику, дорожить общением с ним и бояться его потерять;
– ребенок может считать происходящее игрой;
– у ребенка может не хватать слов, чтобы описать происходящее;
– ребенок может бояться разрушить семью;
– ребенок может думать, что другим взрослым и так все известно.

***

Психолог Надежда Храмова консультирует женщин в немецком городе Билефельд. Она рассказывает, что в Германии организации, которые занимаются проблемой сексуального насилия, возникли в конце 70-х из феминистских групп поддержки: «Студентки помогали друг другу в своем кругу, а потом подумали: почему бы нам не поддержать и остальных?»

«История проекта «Тебе поверят» напоминает мне этот путь», — говорит Надежда, вызвавшаяся консультировать создательниц проекта дистанционно.

Сегодня в Германии работает сеть консультационных служб, которые финансируются государством. В них пострадавшие от сексуального насилия могут получить бесплатную психологическую помощь.

«Бесплатная терапия положена по немецкому закону, — рассказывает Надежда. — Считается, что если государство не смогло защитить, то оно обязано поддержать пострадавших».

Кто бы он ни был, это не твоя вина

Если вы пережили сексуальное насилие, не вините себя и не стыдитесь того, что случилось. Кем бы ни был насильник, ответственность полностью лежит на нем.

– Не анализируйте свое поведение, пытаясь понять, какие ваши действия могли привести к случившемуся. Это не ваша вина. Это было и закончилось. 

– Вы имеете право на любую реакцию.

– То, что случилось с вами, заслуживает внимания, а вы заслуживаете поддержки. 

***

В России специального образования по работе с последствиями пережитого в детском и подростковом возрасте сексуального насилия никто не дает. На первом этапе психологов проекта вызвались обучить и поддержать специалисты петербургского кризисного центра для женщин ИНГО, имеющего похожий опыт работы. Директор центра Елена Болюбах объясняет, что работать с травмами, которые были спрятаны, особенно трудно: «Мы концентрируемся на экстренной помощи и практически никогда не беремся за то, что было в прошлом, это очень длительная история. В «Тебе поверят» максимально сужена, конкретизирована и четко оформлена целевая аудитория. Это хорошо и эргономично».

Но в проект сегодня обращаются те, кто, условно говоря, «выжил», — люди социально включенные. Для многих же, с кем вовремя не поработали психологи, насилие может стать фатальным, говорят специалисты.

«Раньше то, что практически у всех моих клиенток с диагностированным психическим расстройством есть сексуальное насилие в анамнезе, казалось мне совпадением, — говорит Ксения Шашунова. — Сейчас это уже не совпадения, а факты, причем в некоторых случаях научно доказанные: до 86% людей с некоторыми расстройствами, например пограничным расстройством личности, пережили сексуальное насилие в детстве».

О чем молчит ребенок?»

Признаки того, что ребенок мог подвергнуться сексуальному насилию:

– боится прикосновений; 
– боится раздеваться;
– испытывает навязчивое желание мыться;
– слишком много для своего возраста знает про секс;
– проявляет сексуально агрессивное поведение;
– стал хуже учиться;
– плохо спит;
– в целом ведет себя агрессивно или, наоборот, пребывает в апатии;
– боится незнакомых людей;
– боится конкретного человека;
– сбегает из дома, прогуливает школу;
– сам себе наносит повреждения;
– испытывает недержание, зуд или боль в области гениталий;
– трогает интимные части своего тела, в том числе прилюдно;
– ребенку тяжело ходить или сидеть.

Согласно исследованиям, сексуальному насилию подвергаются не менее 8% мальчиков и 18% девочек. Поговорите с ребенком. Покажите, что вы на его стороне и не будете его ругать, что бы он ни сказал. Поверьте ему. 

«Пришли бы с вилами»

В начале сентября «Левада-центр» изучил общественное мнение об уголовном деле сестер Хачатурян (за убийство отца-насильника Крестине, Ангелине и Марии Хачатурян грозит до 20 лет лишения свободы. — Ред.). В результате опроса выяснилось, что 41% россиян оправдывают действия сестер. Много это или мало — вопрос отдельный, но очевидно, что на полярность мнений повлиял громкий судебный процесс, в рамках которого продолжают всплывать все новые подробности отношений в семье Хачатурян.

Предъявление сестрам окончательного обвинения вызвало волну протестных акций в их поддержку по всей России, и вновь сделало актуальным разговор о необходимости криминализировать домашнее насилие. Большой митинг 4 августа прошел в Петербурге, на сцену поднялась и Ксения Шашунова. «Нам важно распространять информацию о проблеме на разных уровнях и через разные каналы, — объясняет она. — Мы выступаем и на митингах, и на научных конференциях».

В сентябре 2019 г. более 70 правозащитных и благотворительных организаций подписали письмо с требованием принять закон о домашнем насилии. Подписали его и специалистки проекта «Тебе поверят». Авторы письма ссылаются на решение Европейского суда по правам человека, который в июле 2019 г. постановил, что существующие в России уголовно-правовые нормы не способны адекватно защитить пострадавших от насилия в семье (дело «Володина против России». — Ред.).

***

В 2018 году в Госдуме начали разрабатывать законопроект, который увеличивает тюремный срок за сексуальное насилие над несовершеннолетним вплоть до пожизненного. Депутаты также предложили дополнить статью 78 УК РФ, чтобы сроки давности по невыявленным преступлениям в отношении детей не истекали в момент достижения жертвой совершеннолетия, как это происходит сегодня.

В сексуальных преступлениях срок давности — один из ключевых вопросов, считает адвокат по проблемам домашнего насилия Мари Давтян: «Дети, подвергшиеся насилию, начинают об этом рассказывать, когда вырастают и обретают определенную независимость, и в этот момент выясняется, что сроки давности преступления вышли».

Что же касается наказания, то его суровость — не главное, что ограждает детей, отмечают собеседники «Новой».

«Необходимо думать прежде всего о механизмах выявления, о системных факторах, которые способствуют преступлению, — считает Анна Раскина, председатель правления благотворительной организации помощи детям и подросткам «Улица Мира». — Сексуальное насилие в отношении детей распространено в России потому, что оно в большинстве случаев не выявляется, а жертвы насилия, особенно сексуального, стигматизированы».

Это мнение поддерживает и Мари Давтян: «Не стоит думать, что если по ряду преступлений введут пожизненное наказание, они прекратятся, — говорит она. — «Значительно более важно иметь надлежащую подготовку правоохранительных органов».

Cледователи, обращает внимание юрист, часто не имеют должной квалификации: они подвержены стереотипам, что дети лгут и что совершить сексуальное преступление в отношении ребенка может только психически больной человек, а психически здоровый не может.

Это может быть кто угодно

До 90% сексуальных преступлений в отношении детей совершают близкие родственники или близкие друзья семьи — те, кому доверяют и дети, и родители. Насильником может оказаться любой.

Педофильное расстройство — это устойчивый интерес к детям до 13 лет. Большинство страдающих от этого нарушения — мужчины. Педофильное расстройство часто сопровождается депрессией и расстройствами личности. 

Люди с педофильным расстройством составляют лишь от 1 до 4% от числа насильников. В подавляющем большинстве случаев насилие совершают обычные люди, для которых дети становятся удобной, легкодоступной жертвой. В большинстве случаев сексуальное насилие становится формой проявления власти. 

Примерно в 40% случаев сексуальное насилие над детьми совершают подростки, которые старше ребенка на три-четыре года. 

***
Светлана Маркова. Фото из личного архива

Светлана Маркова рассказывает, как устроено американское законодательство в области сексуального насилия: «В тюрьму сажают надолго, а если потом отпускают, то с обязательным посещением терапии и прохождением детектора лжи каждые шесть месяцев».

Светлана, часто сопровождающая жертв сексуального насилия в американских судах, объясняет, что для доказательства подобных преступлений над детьми в США существуют хорошо отработанные процедуры.

Если насилие действительно было, подтверждения этому найдутся, даже если вначале есть только слова ребенка.

«То, насколько история логичная и детальная, порой не оставляет никаких сомнений, — рассказывает психолог. — Если пятилетний ребенок в подробностях рассказывает, какие действия совершает взрослый во время полового акта, возникает резонный вопрос: откуда он это знает, если только с ним такое не произошло?»

В Германии срок исковой давности начинает отсчитываться, только когда пострадавшему исполняется 30 лет. Однако судебную систему, как и законодательную, Надежда Храмова характеризует как медленную: «Обратная сторона уважения прав человека — сложно доказать вину насильника. Зато здесь можно давать показания против показаний. Если женщина приходит в полицию без следов насилия, ей никогда не скажут: идите отсюда, у вас нет доказательств. В то же время на суде к ее показаниям будут предъявляться более высокие требования».

Надежда Храмова. Фото из личного архива
***

Насколько зарубежный законодательный опыт применим в России? По мнению собеседников «Новой», изучать его нужно, но не слепо копировать, делая поправки на менталитет и культурные особенности.

Лидер общественного движения «Сдай педофила» Анна Левченко приводит пример США, где данные насильников находятся в общем открытом доступе.

«Освободился, допустим, американский педофил, переехал жить в новый район — он обязан по закону пешком обойти всех соседей, рассказать им, за что он сидел, а соседи имеют право расклеить по всему району объявление об этом с его фотографией, — рассказывает Левченко. — Если такое сделали бы у нас, то реакция общественности могла быть крайне неоднозначной: по указанному адресу просто пришли бы с вилами».


Не отворачивайся

Насилию может подвергнуться каждый ребенок, отнюдь не только из неблагополучной семьи. Речь идет как о девочках, так и о мальчиках, несмотря на то что, по данным ЮНИСЕФ, девочки страдают в три раза чаще. 

Если вы узнали, что ваш ребенок подвергся сексуальному насилию, изолируйте его от насильника, обеспечьте ребенку безопасность и психологическую поддержку. Вы можете сказать: 

– «Я тебе верю»;

– «Мне жаль, что это с тобой случилось»;

– «Это не твоя вина»;

– «Хорошо, что ты мне об этом сказал»;

– «Я постараюсь сделать так, чтобы тебе больше не угрожала опасность».

Если вам стало известно о ребенке, который подвергается насилию в семье, вы обязаны сообщить об этом в орган опеки и попечительства.

Все очень запуганы

К августу 2019 г. на встречах «Тебе поверят» в Петербурге перестало хватать мест. Через страницу «ВКонтакте» организаторы объявили, что с сентября собрания будут проходить два раза в месяц. В проекте подчеркивают: встречи — это не глубинная терапия, а место, где можно послушать других и рассказать о себе. Каждая из таких встреч, как правило, посвящена отдельной теме — например, понятию личных границ или восприятию собственного тела.

Сегодня спецалисты «Тебе поверят» уже проводят около 100 индивидуальных консультаций в месяц и (вместе с проектом «Теплица социальных технологий») готовят к запуску веб-платформу, где общение станет проще. Среди ближаших планов — документальный спектакль, подать заявку на участие в котором может любой заинтересованный темой человек.

В «Тебе поверят» уже консультируют и родителей, которые знают или подозревают, что их ребенок подвергся насилию, или хотят этого избежать. Для этих же целей разрабатывается родительский онлайн-курс по детской сексуальной безопасности.


Не твой сюжет?

Специалисты отмечают, что люди, вступающие в сексуальный контакт с детьми, часто приписывают детям свое собственное влечение. Однако в силу незрелости ребенок не может дать осознанное согласие на сексуальный контакт, и любое подобное действие в его адрес со стороны взрослого — насилие. 

Даже если ребенок получает от действий взрослого удовольствие, а не боль, даже если поначалу он воспринимает происходящее как игру или особую форму близости с важным для него человеком, любой сексуальный контакт со взрослым наносит ему тяжелейшую травму, бороться с последствиями которой ему предстоит всю жизнь.

Посттравматический синдром, склонность наносить себе повреждения, склонность к попыткам самоубийства, депрессии, пищевые расстройства и криминальное поведение — вот лишь краткий перечень возможных последствий. Чувство вины и стыда может преследовать человека, пережившего сексуальное насилие в детстве или подростковом возрасте, постоянно. 

***

Специалисты единодушны: нет лучшего способа оградить детей от сексуального насилия или минимизировать его возможный ущерб, чем просвещение. Но любые разговоры о важности подобного образования в России неизбежно упираются в «скрепы». Так, еще в 2014 году уполномоченный по правам ребенка в РФ Павел Астахов заявлял, что такие занятия в школах неизбежно приведут к разврату. Позиция омбудсмена Анны Кузнецовой по вопросу традиционных семейных ценностей выглядит еще более консервативной.

«Во многих семьях, где произошло насилие, дети находились «в самом низу иерархии, — рассуждает Юлия Кулешова. — Им не давали права на свой голос и мнение. Принуждали во всем «слушаться взрослых». И, как правило, дети не слышали ни слова, о том, что у них есть личные границы. В историях наших клиенток постоянно звучит: «я просто не знала, что со мной так нельзя».

«Все очень запуганы, помимо прочего, историями про сексуальное просвещение, — говорит лидер движения «Сдай педофила» Анна Левченко. — Не дай бог кто-то придет в нашу школу и будет презервативы на банан натягивать! Родители, как и учителя, заранее блокируют любую информацию по этой теме: “Все плохое пусть происходит в телевизоре, а с моим ребенком — никогда!”»


Будь рядом, будь настороже

Чтобы снизить вероятность насилия, объясните ребенку:

– он может сказать «нет»;

– у него есть личные границы, нарушать которые никто не имеет права. Никто не должен обнимать, целовать, хватать, щекотать его против желания;

– в неприятной для него ситуации он должен сказать «нет», уйти и рассказать о случившемся вам;

– к просьбам или приказам не говорить о случившемся маме/родителям, нужно относиться настороженно. Так же как и к насмешкам («Ты что, маленький, чтобы маме рассказывать?»

– Выучите с ребенком названия частей тела;

– Объясните ему, что никто не имеет права трогать те части, которые скрывает купальник, только родители, причем в отдельных случаях, и некоторые врачи (в присутствии родителей). 

Наводящие ужас на многих россиян «уроки здоровья» — ценный ресурс в практике специалистов в США. «Именно здесь детям рассказывают, как может происходить то, что называется сексуальным насилием, — объясняет Светлана Маркова. — Знаю много случаев, когда именно после такого урока ребенок подходил к школьному психологу со словами «мне есть что рассказать».

Похожие занятия проводятся и в немецких школах. Например, организация EigenSinn с 1991 года на семинарах рассказывает детям и подросткам о теле и о личных границах, о том, как сказать «нет». «Один из самых известных лозунгов этой кампании — Mein Körper gehört mir, то есть «Мое тело принадлежит мне», — рассказывает Надежда Храмова. — Меня радует, насколько это распространено. Когда я работала в школе, я постоянно слышала такое от детей».

***

Юлия Кулешова пересказывает один из комментариев под ее текстом на «Таких делах»: «Сочувствуем вам, жаль, что из-за единичных случаев феминистки и ЛГБТ пытаются навязать России антисемейные законы».

Когда разговор заходит о перспективах проекта, Кулешова настроена оптимистично: «Мы уверены, что если продолжать спокойно и публично обсуждать эту тему, то многие со временем узнают о масштабе проблемы и поймут важность ее решения».

«Я сама с 18 лет искала психологическую помощь и прошла через большое количество специалистов, — продолжает Юля. — Пыталась обращаться в государственные кризисные центры, и там получала катастрофический ответ: в пять лет не нужно было «крутить хвостом» и так далее».

По словам Юли, только несколько лет назад ей удалось найти психолога, которая согласился работать с ее собственной травмой — сексуальным насилием в детстве. И тогда она впервые решилась публично рассказать об этом.

ОТ РЕДАКЦИИ

Все специалисты «Тебе поверят» делают свою работу бесплатно или за пожертвование. Поддержать проект можно по ссылке.

Серафим Романов, Нина Фрейман, Виктория Воюцкая, Александра Лимарева


*Техника коллажа — распространенный элемент арт-терапии, которую применяют в своей работе психологи и психотерапевты.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera