Репортажи

«Я намерен доказать свою невиновность»

Суд не освободил трех фигурантов «московского дела»

Фото: Дмитрий Серебряков/ТАСС

Этот материал вышел в № 108 от 27 сентября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Сергей Лебеденкосудебный отдел, корреспондент

1
 

Уже в 10.40 утра Басманный суд закрыли на вход — снаружи столпилась большая очередь желающих попасть на слушание по делам Егора Жукова и Самариддина Раджабова. В очереди заметили Любовь Соболь, Валерию Касамару и Дмитрия Гудкова. Валерии Касамаре позже удалось пройти в зал суда вместе с родителями Егора.

Следствие ходатайствовало о продлении до 27 декабря домашнего ареста Егору Жукову (меру пресечения ему изменили 3 сентября) и содержания в СИЗО Самариддину Раджабову. Оба ходатайства рассматривали в одном зале и в одном заседании, только Егор сидел рядом с адвокатом, а Самариддин — в аквариуме.

Раджабов уже полтора месяца в «Матросской тишине», но выглядит бодро. На вопрос судьи Наталии Дударь о семейном положении он простодушно ответил:

— Да девушка у меня есть.

— Значит, брак зарегистрирован? — уточнила судья.

— Нет, но вы отпустите, и я сразу пойду зарегистрирую.

В зале засмеялись.

Самариддина Раджабова обвиняют в том, что на акции 27 июля он «осуществил бросок пластиковой бутылки», которая попала в голову полицейского и «причинила ему физическую боль» (ч. 1 ст. 318 УК). Также с него не сняты обвинения в участии в массовых беспорядках (ч. 2 ст. 212 УК РФ). Сам он говорит, что был на акции, но отрицает свою вину. 6 августа он на десять дней объявлял сухую голодовку в поддержку других заключенных по «московскому делу». Следователь Семенов зачитал по бумажке ходатайство: там говорилось, что вину Раджабова якобы подтверждают показания потерпевших, свидетелей, вещественные доказательства и экспертизы, подтверждено было и «активное участие» Раджабова в «массовых беспорядках». Следствие попросило продлить срок содержания Раджабова под стражей для окончательного сбора доказательств и для того, чтобы «обвиняемый не попытался скрыться».

На вопрос судьи Дударь, почему имевшегося времени на сбор доказательств не хватило, Семенов, замявшись, промямлил: «Нам не хватило людей в следственной группе».

Самариддин Раджабов. Фото: Дмитрий Серебряков/ТАСС

Схожие причины следствие обнаружило и для продления домашнего ареста Егору Жукову. Его также задержали по делу о «массовых беспорядках», но спустя месяц прекратили дело и предъявили новые обвинения — в призывах к экстремизму по ч. 2 ст. 280 УК РФ, признаки которого эксперты ФСБ обнаружили в роликах Жукова на его youtube канале. В сентябре Росфинмониторинг внес студента в список экстремистов и террористов.

— Я не собираюсь убегать от следствия, потому что намерен доказать в суде свою невиновность. Следствие не дождется, чтобы я нарушил условия домашнего ареста, — заявил Егор Жуков. — У меня сейчас учеба. Я бы предпочел быть в университете, вместо того чтобы находиться тут.

А у Раджабова вызвали недоумение методы ведения следствия.

— Никаких мероприятий, о которых говорил следователь, со мной не проводили. Дважды вывозили и что-то фотографировали, никаких следственных действий не проводилось.

А я никуда убегать не собираюсь, у меня даже загранпаспорта нет.

Адвокат Раджабова Анри Цискаришвили подчеркнул: никаких доказательств вины подзащитного следствие не смогло собрать, а из материалов дела исчезала формулировка «массовые беспорядки», то есть фактически Раджабова судят по уголовной статье просто за то, что он участвовал в «несанкционированной акции», что абсурдно. Защитник попросил выпустить Раджабова из СИЗО.

Схожие сомнения выразил и адвокат Жукова Илья Новиков.

— По каким-то непонятным мне причинам, может быть, личным, может, карьерным, возглавляющий следствие генерал-майор Габдуллин посчитал невозможным выпускать Жукова просто так, — заметил защитник. Он также обратил внимание, что следствие проводило обыск на квартире Жукова дважды, второй раз — когда Жуков уже находился в СИЗО. В результате обыска следователь Семенов изъял «желтый флаг, голубую рубашку, статуэтку в виде жабы и штатив». Новиков охарактеризовал действия следствия как «бессмысленную волокиту» и потребовал изменить меру пресечения Жукову на залог или поручительство: «Я готов сам поручиться за моего подзащитного, если позволит суд».

Ходатайство о продлении домашнего ареста отдельно незаконно и отдельно необоснованно, говорит Новиков. Даже грамматически формулировка списка лиц, с которыми запрещено общаться Егору, такая, что сложно понять, с кем разрешено общаться, а с кем запрещено.

Ходатайство необоснованно: во-первых, Егор не нарушал меру пресечения. Во-вторых, ни один из свидетелей в деле не имеет отношения к Егору. В-третьих, Егор ранее не привлекался к уголовной ответственности. Ходатайство незаконно, объясняет адвокат. Следователь использует формулировку «оснований для изменения обвиняемому Жукову меры пресечения на иную, не связанную с изоляцией от общества, не имеется, поскольку обстоятельства, послужившие основанием для ее избрания, не отпали и не изменились». Это не так, уверен Новиков. На момент изменения меры пресечения Егор обвинялся по двум статьям: тяжкой и средней тяжести. При этом доказательства причастности Жукова к указанным преступлениям судом не проверялись. Сейчас у суда нет оснований констатировать, что основания не изменились. Они изменились, обвинения в тяжких статьях были сняты, и суд должен дать им оценку.

— Следователи считают, что должны соблюдаться исключительно интересы следствия. А об интересах подзащитного думать не нужно почему-то, — поддержал коллегу другой адвокат Жукова Леонид Соловьев.

Судья Дударь удалилась на вынесение решения, чтобы через час ожидаемо согласиться с доводами обвинения: волокиты нет, в деле есть доказательства вины, они могут скрыться.

Раджабов до 27 декабря остается в СИЗО, а Жуков — дома.

Через час стало известно, что Мосгорсуд оставил в СИЗО еще одного фигуранта «дела 212» — Ивана Подкопаева. 3 сентября его приговорили к трем годам колонии по статье о применении насилия в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК). По версии следствия, Подкопаев, скрыв лицо под балаклавой, распылил газовый баллончик в сторону росгвардейцев. В суде он признал вину и заключил сделку со следствием. До вступления приговора в силу он остается в изоляторе. Адвокат Подкопаева Николай Фомин обращал внимание, что Подкопаеву некуда скрываться (у него изъяли загранпаспорт), а другого фигуранта дела, актера Павла Устинова, отпустили под подписку о невыезде. Но суд не услышал доводов защиты.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera