Репортажи

«Многозначительно крутил в руках шило»

Жена фигуранта дела «Сети»* Дмитрия Пчелинцева выступила в суде свидетелем защиты

Общество

Татьяна Лиханова«Новая в Петербурге»

 

В Пензе возобновилось рассмотрение дела «Сети». Сторона обвинения завершила представление своих доказательств в августе, теперь настал черед защиты. Первым ее свидетелем выступила жена подсудимого Дмитрия Пчелинцева, 25-летняя Ангелина.

Ангелина Пчелинцева. Фото: Евгений Малышев / 7x7

Сразу после его задержания и обыска в их квартире (27 октября 2017 г.) Ангелине позвонили и велели прийти в УФСБ — якобы супруг желает, чтобы она присутствовала при допросе. Но никакого допроса не проводилось, в кабинете ее ждали два сотрудника, включая уже знакомого по обыску оперуполномоченного Вячеслава Шепелева (о пытках с его участием заявят затем и Дмитрий Пчелинцев, и Илья Шакурский).

– Они требовали подтвердить, что мой муж — опасный преступник, планировавший государственный переворот, — показала в суде Ангелина. — Грозили пожизненным сроком. Шепелев все это время многозначительно крутил в руках шило. Потом зашел еще один сотрудник, он был зол, что Пчелинцев не дает признательных показаний (тогда он воспользовался 51-й статьей Конституции), и сказал: чтобы начали говорить, «нужно просто выстрелить кому-то в ногу».

– Вы подтвердили то, о чем вас просили? — спрашивает адвокат.

– Нет, это никак не связано с реальностью, такое невозможно подтвердить.

– Какой-то документ составлялся по итогам этой встречи?

– Нет.

Дмитрий и Ангелина Пчелинцевы. Фото из семейного архива

Потом будет еще одна никак документально не оформленная встреча — Шепелев вызовет супругу Пчелинцева в управление, послав сообщение в мессенджере. Ей разрешат принести чистую одежду для Дмитрия и забрать ту, в которой он был задержан.

– Она вся была в крови.

Ангелина плачет.

– Эта одежда сохранилась? — уточняет судья.

– Да.

Муж переодевался при ней, Ангелина увидела на его теле синяки и ссадины. Дмитрий рассказал, что его постоянно истязают и он боится, что не выдержит больше. Что оперативники угрожали сделать то же самое и с Ангелиной.

Пытаясь ее уберечь, соврал, будто жена беременна. А они, говорит, ответили: отправим ее в колонию, а там беременных насилуют в два раза чаще.

Геля уговаривала Диму не отчаиваться и продолжать отстаивать свою невиновность. На что он сказал: они угрожают, что убьют меня и выставят это как самоубийство, если не перестану упираться.

Но родные решились обратиться к правозащитникам и журналистам. 8 февраля 2018 г. Пчелинцев сделает заявление о пытках; через день они возобновятся.

Из адвокатского опроса Дмитрия Пчелинцева:

…Третий все время упирался мне коленом в грудь, сжимал мои гениталии до такой степени, что в глазах белело. «С женой твоей что будем делать? Пусть для начала таджики толпой изнасилуют, раз болтливая такая. В какой страйкбол вы играли? Ты враг и террорист. Вот в чем правда. И к тебе никто не приходил». Я все повторил. «Жену в расход? Или найдeшь слова, чтобы она поняла?» Я ответил, что найду точно. На вопрос «Что с ней сделать, если не поймeт?» я не ответил. Мне сказали после ещe пары ударов током: «Возвращаешь показания, говоришь, про пытки врал. Дальше будешь делать, как скажет следователь. Показывают на белое, говорят чeрное — ты говоришь чeрное. Отрезают палец и говорят съесть — ты его ешь».

После, когда Диму привезут в областной суд на продление меры, он отчетливо вспомнит каждое из тех слов, когда увидит в зале Шепелева, усевшегося рядом с Ангелиной.

– Еще раз мне разрешили встретиться с мужем 14 февраля, в присутствии следователя Токарева. Это было уже после того, как мы обратились к СМИ, поняв, что иначе Диму не защитить, — продолжила свои показания Ангелина. — Дмитрий был в футболке, на руках — следы в виде красных полос, на лице ссадины. Он попросил не общаться с правозащитниками и СМИ.

Следователь говорил, что мы неправильно понимаем определение терроризма, теперь нужно усвоить правильное его толкование.

Я спросила у Димы, как же он мог сознаться в совершении преступления, если не понимал его сути. На этом наша встреча закончилась.

Защита просит свидетельницу вспомнить обстоятельства обыска в их квартире и автомобиле Пчелинцева. С ее слов, участвовали двое понятых и около восьми сотрудников ФСБ, один из которых просил не вносить его данные в протокол. «Высокий, с залысиной, — опишет его Ангелина, — после я видела его мельком в здании ФСБ».

(Этот протокол уже оглашался в заседании, и защита тогда обратила внимание, что в нем перечислены пять участников следственных действий, но стоят подписи только четверых).

В квартире ничего запрещенного не оказалось. А их «десятка» недели две как была не на ходу — сломалась, стояла без сигнализации рядом с домом. Машину, поясняет свидетельница, открыли ключами проводившие обыск сотрудники и через какое-то время объявили, что обнаружили две гранаты и запалы к ним. Дмитрий сразу сказал, что это не его — подбросили.

Дмитрий Пчелинцев в суде. Фото: avtonom.org

Эту реплику Пчелинцева и то, что машина была без сигнализации и ее открыли ключом, подтвердила и допрошенная ранее в суде понятая — студентка юрфака ПГУ Виктория Герасимова. Она показала, что двое сотрудников, задерживавших Пчелинцева, не участвовали в обыске его квартиры, а все это время оставались снаружи — «наверное, были в машине». При осмотре автомобиля, настаивала Герасимова, понятые (она и еще одна студентка юрфака) постоянно следили за всем происходящим. Когда силовики разобрали заднее сиденье, отогнув ось крепления и подняв нижнюю его часть, под ней обнаружили примотанные проволокой гранаты, — излагала Виктория. Однако конструкция сидений в «десятке» совсем не такая, как в привычной ей иномарке: нижнюю часть нельзя поднять автономно, все сиденье просто вынимается целиком. Из чего можно предположить, что понятая в действительности не следила за ходом обыска.

По словам Ангелины, при осмотре машины их с мужем оставили примерно в паре метров от автомобиля, а понятые стояли на расстоянии трех-четырех метров и о чем-то мило болтали с сотрудниками ФСБ (Пчелинцев на суде говорил, что слышал, как те обсуждали, нет ли каких проблем по учебе, обещая помочь их решить).

Герасимова признала, что специалистом найденные под сиденьем гранаты не осматривались (его подписи в протоколе нет). Поясняя, почему на приложенной к протоколу фототаблице изображена лишь одна граната и запалы, Герасимова предположила, что сотрудники взяли и переместили вторую, чтобы сфотографировать. Были ли они в перчатках или нет, не помнит (судебная экспертиза на этих изъятых предметах не обнаружит вообще ничьих отпечатков пальцев и биологических следов). При этом на снимке видно, что граната лежит непосредственно на бензобаке, а не закреплена проволокой под сиденьем, как показывала Герасимова. Подписей понятых под фототаблицей нет, только следователя Токаркева.

Читайте также

Из кого и как сплели дело «Сети». «Новая» рассказывает биографию подозреваемых в террористическом заговоре

Отвечая на вопросы адвокатов, Ангелина Пчелинцева рассказала об увлечениях и окружении своего мужа: был участником музыкальной группы, с которой они вместе ездили по разным городам; ходили в походы, играли в страйкбол. Игры эти, подчеркнула свидетельница, были открытыми — в них участвовали многие жители Пензы, их количество варьировалось, иногда следовали какому-то игровому сценарию, иногда нет, от случая к случаю велась съемка — фото и видео, ничего секретного не было, маски использовали исключительно для защиты. О «5.11» (по версии обвинения — название одной из групп терсообщества «Сеть») знает как о марке экипировки, популярной среди любителей страйкбола.

Говоря о подсудимых, Ангелина пояснила, что с Ильей Шакурским у Дмитрия были натянутые отношения, виделись редко, а за несколько недель до задержания «у них была ссора и драка». С Куксовым впервые увиделись только в суде. С фигурантом питерского дела «Сети» Игорем Шишкиным Пчелинцев не общался — тот был знаком с ее другом, пензенцем Анатолием Уваровым (свидетель по делу), который рисовал принты, вместе они воплотили общую идею создания бренда спортивной одежды «Сила воли». С Арманом Сагынбаевым познакомились в 2011-м на концерте в Москве, потом встретились в Пензе — на страйкбольной игре. По оценкам Ангелины, всего с 2015 года таких игр было не больше 15.

Заседания по делу «Сети» в Пензе продолжатся 10 сентября.


*Признана ФСБ террористической организацией.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera