Репортажи

«Громадная работа по дискредитации власти»

Мосгорсуд оставил под арестом студента ВШЭ Егора Жукова

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Общество

Лилит Саркисянкорреспондентка отдела политики

13
 

У дверей Московского городского суда рано утром – десятки людей. Ровно в 9 часов их пустят внутрь, на апелляции по мере пресечения четверым молодым людям, обвиняемым в «массовых беспорядках». Судьи единогласно приняли решение: Даниил Конон, Егор Жуков, Алексей Миняйло, Кирилл Жуков должны находиться в СИЗО. Владислава Синицу, которого обвиняют в экстремизме за запись в твиттере, также оставили под арестом.

Съемка, монтаж: Глеб Лиманский / «Новая газета», съемка из залов судебных заседаний предоставлена пресс-службой Мосгорсуда

Среди пришедших в суд большинство — совсем молодые люди. Это студенты, в основном из Высшей школы экономики. Они здесь для того, чтобы поддержать Егора Жукова — студента департамента политической науки Вышки, либертарианца, блогера и начинающего политика. Части из них удаётся попасть в здание Мосгорсуда и даже в зал заседания, другие вынуждены ждать в коридорах или в залах с трансляциями. Третьи  — вовсе остаются на улице.

Накануне вечером больше трехсот сотрудников университета Егора Жукова подписали открытое письмо к Мосгорсуду и Следственному комитету: они требуют прекратить уголовное дело против студента и остальных фигурантов процесса. «Это письмо выражает гражданскую позицию всех его подписавших, но не отражает позиции ВШЭ как организации», — заявили подписанты. Судья посчитает, что письмо никем не подписано.

Рэпер и залог

Вместе с родственниками обвиняемых, журналистами и сочувствующими в здание Мосгорсуда проходит рэпер Oxxxymiron в темной одежде и черных солнечных очках. Пришел, чтобы поручиться за Жукова и представить суду залог в 2 миллиона рублей. У них, как оказалось, есть общие знакомые, а до суда рэпер успел познакомиться с родителями 21-летнего Егора: «Выяснилось, что он был на моем концерте несколько лет назад, так что всё неслучайно».

— Я посмотрел видео на ютюбе с несанкционированной акции 27 числа, — рассказывает Оксимирон окружившим его журналистам. —

Убедился в том, что никаких массовых беспорядков там не было. Если не было массовых беспорядков, он не может быть их организатором.

Тут же говорит о планах передать за него личное поручительство и внести залог. «Если ходатайство о том, чтобы я выступил в суде, будет удовлетворено, я скажу всё то же самое, что сказал вам».

В суде рэперу выступить не дадут, как и войти в зал заседания. Судебные приставы внимательно подсчитывают число слушателей и журналистов, занявших сидячие места. Пускают последней родственницу под настойчивые просьбы из зала. Остальных отправляют в другой зал — смотреть трансляцию.

Зверева и розочки

Трансляцию смотрят и те, кому удалось попасть в зал: вместо того, чтобы доставлять арестованных в Мосгорсуд, их транслируют на экране видеоконференц-связи из СИЗО. Экран монитора, на котором видно юношу за решеткой, смотрит прямо на слушателей, зато Егор нас не видит.

Его адвокат Леонид Соловьев начинает с ходатайства — перенести заседание на другой день, чтобы обвиняемый мог лично присутствовать на апелляции.

— Егор Сергеевич, вы поддерживаете данное ходатайство? — строго обращается к Жукову судья Татьяна Додонова.

— Ну да, хотелось бы лично поучаствовать в заседании, если есть такая возможность.

Судья спрашивает «мнение» прокурора Анастасии Зверевой, девушки с заколкой в виде розочек.

— Считаю заявленное ходатайство не подлежащим удовлетворению, — отчеканивает Зверева, ссылаясь на часть 2 статьи 389.12 УПК. Согласно закону, видеоконференц-связь — альтернатива личному присутствию обвиняемого в зале суда. — Связь, как мы видим, вполне хорошая, всё видно и слышно чётко.

Судья соглашается с доводом прокурора — в первом же ходатайстве защите отказывает.

Зато удовлетворяет следующее: поручительства и выписки со счета Оксимирона и доцента ВШЭ Сергея Савельева приобщают к материалам дела. Прокурор уточняет: «Данные лица находятся здесь?»Судья удивляется: «У прокурора есть какие-то сомнения?»

Саму судью интересует другое: знаком ли Егор лично с людьми, готовыми за него поручиться.

В этом списке помимо Мирона Федорова (настоящее имя рэпера) Любовь Соболь, Петр Верзилов, Чулпан Хаматова, Арина Бородина.

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Все эти люди лично знакомы с Егором Сергеевичем? Лично, непосредственно? — спрашивает Додонова адвоката.

— Часть из них знакома. Поскольку мой подзащитный тоже публичная личность.

— Вы мне поясните, пожалуйста, кто из них лично знаком, а кто нет, — настаивает судья. — Соболь Любовь Эдуардовна лично знакома?

— Скажем так, мы пересекались, — отвечает Жуков.

Суд приобщает поручительства к материалам дела, а сразу вслед за этим отказывает в удовлетворении трех ходатайств подряд.

Не принимают 612 личных поручительств за Егора (судья, пролистав внушительную стопку документов, нашла повторяющиеся фамилии), гарантийное письмо Дмитрия Муратова и Алексея Венедиктова, обещающих принять блогера на работу в «Новую газету» и «Эхо Москвы» в случае изменения меры пресечения (авторы письма не пришли на заседание суда) и открытое письмо более чем трехсот сотрудников Высшей школы экономики (письмо, по мнению прокурора и судьи, никем не подписано).

Кто будет свободен

 — Моего подзащитного обвиняют в участии в массовых беспорядках, — начинает прения адвокат Леонид Соловьев. — Если обратиться к материалам и ходатайствам, то там можно увидеть лишь протокол осмотра видеозаписи, на которой лицо, похожее на моего подзащитного, делает жест рукой. Только жест рукой — ни больше ни меньше.

Уголовный кодекс определяет состав преступления по 212 статье: массовые беспорядки должны включать в себя погромы, поджоги, насилие, применение оружия.

Соловьев недоумевает: «Каким образом жест рукой моего подзащитного в какую бы то ни было сторону позволяет его подозревать в совершении указанных действий?»

Прокурор уверена: если отпустить Егора из-под стражи, он может скрыться. Отсюда самая строгая из возможных мер пресечения — СИЗО.

Во время непротокольных бесед следствие предлагало Егору дать показания на своих знакомых. В обмен на это ему обещали домашний арест.

Свое последнее слово Егор Жуков зачитывает с листочка, громко и чётко.

— Я бы хотел озвучить несколько благодарностей, это отнимет совсем немного времени, честное слово. От всего сердца хочу поблагодарить всех, кому небезразлична моя судьба. Моя семья, друзья, соратники. Каждый, что-то написавший, и даже подумавший об этом деле человек. Я преклоняюсь перед вами. Самое страшное, что может случиться с человеком в моей ситуации, — это забвение.

Обвинения в участии в массовых беспорядках либертарианец отвергает хотя бы потому, что одна из главных черт этой политической философии — принцип ненасилия:

«Я не совершил никакого насилия в тот или какой-то другой день, потому что насилие против сил авторитарных режимов — это, как минимум, неэффективно».

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

«Наконец, я хочу поблагодарить наших власть имущих. Тех людей, по воле которых я нахожусь в СИЗО. За то, что их действия наделили меня такой общественной поддержкой, какой без них я бы вряд ли когда-либо обладал. За то, что поместили в место, где у меня появилась возможность развить стойкость своего характера.

 За то, что я теперь предметно и не понаслышке знаю все ключевые минусы российской тюремной системы, которая нуждается в скорейшем реформировании. Но больше всего я хочу поблагодарить наших власть имущих за тот громадный объем работы, который они выполняют каждый день по дискредитации самих себя. Действительно, сложно найти кого-то, кто сильнее способствует увеличению числа сторонников оппозиции, чем российская власть.

Глядя на то, что сейчас происходит в Москве, да и в стране, Россия неминуемо стремится к свободе. Не знаю, стану ли свободным я, но Россия точно станет».

***

Судья удаляется вынести решение, заранее известное. Если до начала заседания была надежда на изменение меры пресечения, то отклонение всех ходатайств развеяло иллюзии.

— Егор! Ты меня слышишь? — обращается к подзащитному через экран адвокат.

— Да!

— Ты как?

— Жду самого худшего всегда. Поэтому, если будет меньше 8 лет [максимальный срок лишения свободы по ч. 2 ст. 212], буду рад.

Суд постановил оставить Егора Жукова в СИЗО до 27 сентября.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera