Репортажи

«Эшники давно его вычислили»

Активиста Константина Котова арестовали по «дадинской статье»

Константин Котов на митинге 10 августа. Влад Докшин / «Новая»

Этот материал вышел в № 90 от 16 августа 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Дарья Зеленая«Новая газета»

2
 

В среду Пресненский районный суд Москвы отправил в СИЗО 34-летнего Константина Котова — программиста, который стал обвиняемым по уголовному делу о неоднократных нарушениях порядка организации или проведения митинга. Обвинение по этой редкой статье (212.1 УК РФ) задержанному после митинга 10 августа Котову предъявили накануне. Статья получила название «дадинской» — по фамилии пока единственного осужденного по ней гражданского активиста Ильдара Дадина. В 2015 году его приговорили к трем годам лишения свободы. В феврале 2017 года, после решения Конституционного суда, приговор Дадину был отменен Верховным судом за отсутствием состава преступления, и Ильдар вышел на свободу.

…В коридоре Пресненского суда — столпотворение и духота. Ощущение, что воздух не двигался. Кто-то махал Конституцией вместо веера…

Поручительства за Котова подписали более 50 человек, лично поддержать его пришли писатели Людмила Улицкая и Виктор Шендерович, поэт Игорь Иртеньев, режиссер Олег Дорман, лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский и многочисленные «коллеги» по митингам и акциям.

«Давай в стихах», — советовала Иртеньеву фотожурналист и подруга Котова Виктория Ивлева.

Иртеньев прямо в коридоре писал свое поручительство.

Среди других поручителей — несколько муниципальных депутатов Москвы, мама фигурантки дела «Нового величия» Анны Павликовой и совершенно обычные люди.

Заседание по мере пресечения должно было начаться в 10.00, но автозак с обвиняемым подъехал к зданию суда только в начале второго.

«Он очень эффективный менеджер», — в ожидании делился с «Новой» правозащитник Лев Пономарев, с которым задержанный программист организовывал акции и пикеты. — Чего не хватает протестному движению — это менеджмента. А у Кости самые лучшие качества менеджера: собранный, эффективно работает в интернете, коммуникабелен и одновременно, что очень важно, он не претендует на роль лидера. Он как бы себе сказал: я буду все организовывать, но не буду стремиться в лидеры. Он просто обучал людей, как вести себя на акциях и в одиночных пикетах. Фээсбэшники и эшники давно его вычислили, поэтому у него накопилось огромное количество административных задержаний. Я ему говорил: «Сиди за компьютером, выводи людей на место, но не ходи на акции сам — там тебя могут забрать. Но я его не удержал».

В 13.30 судебные приставы попросили всех зайти за скамейки, символизирующие ограждение, чтобы провести подсудимого из конвойного помещения — словно под конвоем особо опасный преступник.

«Эх, заказать бы Сорокину другой сценарий современной России, а то все, что он пишет, сбывается», — звучало в толпе.

Колонна из судебных приставов прислушивалась и недовольно поглядывала на группу поддержки.

В третьем часу всех запустили в зал. Доводы следователя были типичными: представитель СК настаивал на том, что подсудимый, «находясь на свободе, может продолжить заниматься преступной деятельностью», поэтому его надо заключить под стражу. Прокурор следователя поддержал.

— Он никогда не занимался никакой преступной деятельностью, и «продолжения» поэтому никакого быть не может, — заявила адвокат Котова Мария Эйсмонт. Она перечислила имена всех поручителей и вручила толстую стопку документов судье Елене Абрамовой. Та равнодушно взяла папку в руки.

Эйсмонт просила отпустить Котова под залог: «Такое количество поручительств свидетельствует, что он заслуживает того, чтобы ему дали свободу, при этом он не будет препятствовать расследованию дела».

Константин Котов в суде. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Константин Котов стоял в стеклянном «аквариуме» со скрещенными руками и, когда ему дали слово, спокойно заявил:

— Я считаю, что это совершенный нонсенс. Меня преследуют за то, что я реализовывал свое конституционное право — выходить на митинги. Я мирно выходил на акции в своем родном городе, чтобы просто выразить свою позицию и отношение к происходящему… Считаю, что дело против меня политически мотивировано.

Судья Абрамова решила, что программист Котов все же опасен для общества и отправила его за решетку до 15 октября. При этом судью не смутило, что показания трех свидетелей обвинения — полицейских — повторяли друг друга слова в слово.

Котову, которого выводили из зала в наручниках, люди аплодировали.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera