Сюжеты

Охрана наследия — дело личное

Чиновники в Петербурге ставят в пример «инициативных граждан», объединившихся вокруг дома Бака, но свою работу выполнять не спешат

Общество

Татьяна Лиханова«Новая в Петербурге»

 
«Отреставрированное» панно на фасаде дома Бака. Фото: Ника Артемьева

Лето — разгар капитального ремонта фасадов. «Раньше, — говорит градозащитница Анна Капитонова, — я радовалась, замечая на сайте КГИОП (Комитет по охране памятников. — Ред.) экспертизы на ремонт. Теперь встречаю лето с содроганием. Потому что при выполнении работ фондом капитального ремонта попутно уничтожается самое ценное, подлинное — там сбили лепнину, тут разбили витражи…» В стремлении предотвратить или хотя бы минимизировать такие потери Аня взялась за мониторинг капремонта фасадов.

Нанесла на карту дореволюционные дома, фасады которых запланированы на этот год, и призвала к соучастию неравнодушных: «Одной мне, как бы я ни старалась, все не отследить, а так хочется не дать срезать козырьки и сохранить деревянные окна от замены на стеклопакеты. Давайте попробуем вместе?» У нее уже нашлись единомышленники, подключившиеся к осмотру и фиксации исторических элементов, готовые вместе с жильцами следить за тем, чтобы ремонтники не учинили погрома. Но судя по сердитым комментариям, не всем эта инициатива по нраву. Да кто вы, мол, такие?

Нет у вас права запрещать мне менять гнилые деревянные рамы на пластиковые стеклопакеты. И вообще радоваться надо, что хоть какой ремонт наконец сделают.

На помойку такие граждане готовы отправить не только «гнилые рамы». Весной прошлого года студентка кафедры экспертизы и реставрации объектов культурного наследия Института культуры Евгения Когинова нашла подле особняка Гагариной (Миллионная ул., 11) выброшенный жильцами витраж. Евгения и ее сокурсница Александра Леонидова отреставрировали его, результат оценивался при защите Александры на степень бакалавра. А дипломной работой Евгении Когиновой стало восстановление витража из дома Бака (Кирочная ул., 24), обнаруженного новыми собственниками комнаты в квартире, где до революции жила купчиха Юлия Ивановна Казаринова. Историческая фрамуга, в которой некогда стоял этот витраж с дивными ирисами, давно отправилась на свалку, и сам он числился в КГИОП утраченным. Состояние находки было плачевным — сильно поврежден внешний профиль, нет восьми фрагментов стекол, а сохранившиеся потрескались, все покрыто копотью. Его возрождение заняло месяцы кропотливой работы при содействии заведующего кафедрой Павла Лисицына, научного руководителя Риммы Щипиной и других сотрудников института.

Витраж из особняка Голицыной, выброшенный жильцами дома. Фото Евгения Когинова

Блестящей выпускной работой еще одной студентки этой кафедры Анны Поповой стала разработка методики реставрации витражей в стиле модерн на примере другого, лестничного витража из дома Бака. Председатель совета дома Марина Жукова — самый неравнодушный болельщик на таких защитах.

«Мы очень любим студентов, — поясняет Марина. — В нашем доме можно найти практику для разных профессий: так, студенты КиТа снимают у нас свои курсовые работы, за ними к нам пришли студенты факультета журналистики СПбГУ. Студенты ГАСУ проводили обследование конструкций подвальных помещений. И первый опыт с материальным и очень красивым результатом — работа совместно с Институтом культуры. Мы так рады, что сложилась прекрасная традиция, которая дарит надежду. И что студенты защищают не просто свои дипломы, а сами витражи, спасают их».

Отреставрированный витраж с ирисами пополнит музей дома Бака (вернуть на историческое место невозможно ввиду отсутствия его самого, фрамуга утрачена), воссоздание и возвращение лестничных витражей предусмотрено в рамках комплекса ремонтно-реставрационных работ входной зоны.

Евгения Когинова на защите выпускной квалификационной работы бакалавра, объект защиты — витражи. Фото: Олег Еверзов

Совет дома больше года назад получил два задания КГИОП: на ремонт и реставрацию тамбура второй парадной и на реставрацию витража. История счастливого обретения исторических дверей из этой парадной в конце 2017 года вышла в топ новостей и долго еще оставалась на слуху.

Напомним вкратце ее предысторию.

Согласно описи городской управы 1905 года, у двух парадных дома Бака имелось по две пары двустворчатых дверей (образовывавших тамбуры): «парадные двери из дуба остеклены зеркальными стеклами с фацетами в медной пайке». Внутренние двери пропали в начале 2000-х, когда под предлогом обеспечения безопасности исторические двери массово заменялись на металлические с домофонами. Затем оказалась утрачена одна наружная створка первой парадной — ее зацепила и сорвала с петель машина, приехавшая для установки рекламы салона красоты, сотрудники ЖКС-1 Центрального района унесли ее «на реставрацию». С тех пор ее больше и не видели. Соседнюю створку украли в 2016-м и попытались сбыть за 120 тысяч — объявление о продаже увидел краевед, создатель паблика «Старый фонд» Максим Косьмин. Жильцы обратились в КГИОП и полицию, но объявление исчезло, след оказался потерян.

Фрагмент створки дверей дома Бака в интерьере кафе «Рубинштейн». Фото: фонд «Внимание»

Внутренние двери второй парадной удалось отыскать опять-таки благодаря Косьмину — Максим опознал их по снимку из кафе «Рубинштейн», где старые створки служили оформлением интерьера. Те самые, что были демонтированы в начале нулевых при замене на металлические. Потом они оказались в мастерской, у которой их выкупил декоратор Андрей Дмитриев, впоследствии подаривший своим друзьям — владельцам кафе. Те, узнав об их происхождении, без колебаний согласились безвозмездно вернуть старые двери дому Бака — когда дойдет до реставрации тамбура. КГИОП обещал всяческое содействие, председатель комитета Сергей Макаров хвалил инициативных жителей, которые сами столько делают для сохранения своего дома (работают в архивах, собирают историю его обитателей, проводят экскурсии и субботники), ставил в пример и сожалел, что «такие неравнодушные к истории своего дома люди, как в доме Бака, встречаются нечасто».

На этой волне совету дома удалось добиться переноса сроков капитального ремонта фасадов — приблизив их с запланированного 2033-го на 2018 год.

Утраченные ныне двери дома Бака (2005 год). Фото: adresaspb.ru

В то же время КГИОП разъяснял, что внутренний декор не может быть восстановлен за счет средств, выделяемых фонду капитального ремонта. И как предупреждал Сергей Макаров, вернуть дубовые двери на место будет не так просто, как их снять: потребуются одобрение общего собрания жильцов, самостоятельный поиск финансирования, получение задания КГИОП, разработка проекта, его согласование с комитетом и реализация силами лицензированной организации под контролем КГИОП.

Согласно контракту, заключенному фондом капитального ремонта с подрядной компанией МИР 25 мая 2018 г., все работы по фасадам надлежало выполнить за 147 календарных дней — с момента подписания акта передачи объекта подрядчику. Но тот приступил лишь в середине лета, работы не завершены до сих пор, и все это время совет дома вынужден вести бои, требуя должного качества.

В марте на площадку наведался врио губернатора Александр Беглов с чиновниками. При большом стечении прессы пообщался с жильцами, которые показали ему последствия авральных работ в минусовые температуры (растрескавшаяся краска, обваливающаяся штукатурка), примеры нарушения норм реставрации при работе с металлодекором и многие другие косяки ремонтников. Господин Беглов показательно отчитал тяп-ляп-мастеров: «Если конкретно обваливаются вещи, то, значит, технологии нарушены, температурный режим нарушен, и многое другое, значит, нарушено. Должны быть соблюдены технологии, должно соблюдаться качество. Это наше с вами достояние, исторический дом! И хорошо, что здесь жители такие активные, совет дома активный».

Врио Александр Беглов хвалит жителей дома Бака и раздает обещания (март 2019). Фото: gov.spb.ru

И велел профильным комитетам взять ситуацию под жесткий контроль. Глава Жилищного комитета Валерий Шиян тогда доложил, что дом отремонтирован на 85%, все работы будут завершены к июлю.

На сегодня у совета дома в сводной таблице того, что необходимо переделать и еще предстоит сделать, — 76 пунктов.

Лепное панно вокруг овального окна над входной дверью, снесенное в отсутствие утвержденного проекта, «восстановили» из отлитых заново кусочков. Но при их установке пазл не сошелся. «Актуальный согласованный проект мы не видели. Декор обрезан в местах наезда одной секции на другую. Несовпадения выравнивают как придется, — перечисляет Марина Жукова. — Нижние сектора слишком прижаты к центру. Разница в длине окружности окна до демонтажа и после. Овал окна наклонен. И так далее».

Кусок штукатурки, упавший с отремонтированного фасада при его контрольном простукивании (вес — 6,8 кг). Фото: сообщество «Кирочная, 24»

На фрагментах только что «отреставрированных» кованых козырьков уже слезает красочное покрытие, проглядывает ржавчина. «По мнению специалистов, — поясняет Марина, — не была нанесена грунтовка — отпескоструили кое-как и покрыли краской в один слой вместо двух-трех поверх грунтовки, как следовало бы сделать».

Досадно, что в результате ремонта лицевой фасад получил пронзительно-розовый цвет, а дворовые — ярко-желтый. Но жители уже так устали от жизни на стройке, что ставить вопрос о возвращении к родным приглушенным оттенкам сейчас не приходится.

В первом дворе ушел очень важный изначальный контраст: там цвет второго этажа совпадал с цветом гранитной «шубы», что создавало выразительный акцент. Но все закатали одной краской. Вернуть контрастный эффект первому двору можно без особых хлопот и теперь, полагают в совете дома. И сожалеют, что представленные ими в КГИОП исторические фотографии не нашли нужным принять во внимание ни при подготовке проекта, ни в ходе работ. Весной Сергей Макаров дважды встречался с собственниками, обещал рассмотреть вопрос о двуцветности фасадов и вернуться 15 июня. С тех пор его больше не видели.

Без ответа остается и выраженная в письме жителей просьба о личной встрече с председателем комитета.

«Мы бы хотели получить разъяснения не только по этому, но и по другим возникающим у нас вопросам, — говорит Марина. — Чтобы понять, как нам двигаться дальше. А формальные отписки ясности не приносят».

При поддержке фонда «Внимание» уже удалось собрать сумму, необходимую для возвращения на свое место найденных в 2017-м исторических дверей, — полтора миллиона. Силами одних жильцов такое было бы не возможно: уровень достатка здесь очень разный, около трети квартир в этом громадном комплексе из нескольких корпусов все еще коммунальные.

Решить задачу, да еще так споро (за три с небольшим месяца), удалось в первую очередь благодаря заработанной за прежние годы репутации группы друзей дома и фонда «Внимание», их умению работать. Большой удачей стал и весомый разовый взнос: один меценат (иногородний, кстати, человек, впечатленный историей дома Бака и радением жильцов) пожертвовал миллион. Такой успех позволил приступить к работе над проектом реставрации этого подъезда и объявить об увеличении общего бюджета проекта до 2,5 миллионов, чтобы дополнительно заняться витражами и взяться за работу над проектом по второму подъезду.

«Мы в комитете положительно относимся к этой инициативе, — прокомментировал новость «Санкт-Петербургским ведомостям» Сергей Макаров. — Тамбур не относится к объектам охраны, поэтому его восстановлением могут заняться и собственники. Правда, работы все равно должны производить по техническому заданию и под контролем КГИОП».

При этом в письме комитета, направленном совету дома, представлен куда более внушительный перечень действий, которые надлежит выполнить инициативным жильцам.

А в заданиях, выданных КГИОПом, прописано не только проведение государственных историко-культурных экспертиз, что ощутимо удорожает дело, но и требование (по витражу) «предусмотреть проведение систематических научно-исследовательских работ и научную фиксацию в процессе сохранения работ по сохранению».

Разгадать такие ребусы и получить однозначные разъяснения по другим возникающим организационным моментам посредством переписки с КГИОП — дело бесперспективное. Есть опыт. Ранее, на свое обращение по поводу ремонтных работ, совет дома уже получил лаконичный ответ комитета со ссылкой на вышедший телесюжет и пометочкой: «с 6-й минуты».

Поэтому, собственно, и настаивают на личной встрече с главой ведомства — дабы избежать разночтений и получить внятные ответы на конкретные вопросы. Пока же, к сожалению, возрождение пострадавшего (в том числе по вине городских властей) объекта культурного наследия остается личным делом «инициативных граждан». А обещания чиновников — обещаниями.

P.S.

Помочь дому Бака можно здесь.

Топ 6

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera