СюжетыОбщество

«Сломали ребро и говорят: все законно»

Три месяца ликинодулевцы живут в лесу. Цель — не дать вырубить деревья и устроить на их месте очередной мусорный полигон

12:26, 17 июня 2019

1

Антон Карлинер
12:26, 17 июня 2019

1

Антон Карлинер

Фото: Антон Карлинер, специально для «Новой»

О том, что в Орехово-Зуевском районе Московской области планируют строительство комплекса по переработке отходов (КПО), стало известно в марте. Первыми красные точки на деревьях, предназначенных для вырубки, заметили местные лесники. В близлежащих деревнях начались общественные слушания, на которых стало известно, что в местном лесу собираются выделить площадку размером в 36,5 гектаров, на которую будут свозить мусор из Москвы. Основной заинтересованной организацией называют ООО «Хартия», к которой имеет непосредственное отношение Игорь Чайка, сын прокурора Чайки.

Активисты организовали дежурство возле въезда в лес (на 235-м километре трассы А-108), а уже в апреле случились первые столкновения с ОМОНом, который оттеснил людей, для того чтобы в лесу взяли геологические пробы, необходимые для дальнейшего строительства. 23 мая был принят генеральный план Ликино-Дулевского городского округа, в котором присутствует и КПО, а 11 и 13 июня случились новые столкновения ОМОНа с протестующими, людей задерживали, одной из активисток сломали ребро. Через два дня поддержать людей в лесном лагере приехали музыканты панк-группы «Йорш».

Фотограф Антон Карлинер поговорил с защитниками леса и сделал их портреты.

Дмитрий Соколов, лидер группы «Йорш». Фото: Антон Карлинер, специально для «Новой»

Дмитрий Соколов, 32 года
Гитарист и вокалист группы «Йорш»:

«Никто об этом не говорит, а люди в лесу уже три месяца живут»

— Мне написали в инстаграме что-то типа: «Помогите». Не знаю, почему я отреагировал: сообщений много, но я решил зайти посмотреть. Меня подкупила фотография молодого человека в нашей футболке с плакатом. Пост написали, информация разлетелась, коллеги по цеху начали реагировать, паблики музыкальные тоже. В итоге мы приехали посмотреть, что происходит, слушателей наших поддержать.

Шанс победить систему есть. Надо предать происходящее огласке. Мы это видели по ситуации в Екатеринбурге и по ситуации с журналистом Голуновым. Никто об этом не говорит, а люди в этом лесу уже три месяца живут. Когда шум поднимается, до чиновников доходит, начинаются проверки, прокуратура начинает приезжать — и администрации района это становится неинтересно. Чтобы дело остановить, нужно создать масштабный общественный резонанс. А там уже как фишка ляжет.

Алексей Кудряшов. Фото: Антон Карлинер, специально для «Новой»

Алексей Кудряшов, 41 год. Егорьевск:

«За одно такое дерево обычного человека года на три посадят»

В марте я узнал, что здесь планируется строительство комплекса по переработке отходов. Мы стали дежурить и не пускать технику, которая пыталась въехать на территорию без разрешений и документов. Проводим наглядную агитацию, листовки печатаем на свои деньги.

Они берут нахрапом: три автобуса ОМОНа привезли, людей оттеснили и вырубили часть леса. Якобы это просьба пожарных, но она подразумевала вырубку кустарников до 12 см. А деревья повалили вековые. За одно такое дерево обычного человека года на три посадят.

Фото: Антон Карлинер, специально для «Новой»

Боремся и отстаиваем свои права всеми законными средствами. Ездили в приемную президента, в МВД, куда только не писали и не звонили. Только они бросают трубки, представляете? Когда была заваруха _(с ОМОНом — ред.) _люди звонили 112, но там спустили все на местный уровень до нашего округа: «Мы все знаем. Все у них законно». Хотя документы сделаны с огромными нарушениями. Например, задним числом. Годовой план вырубки леса за один день сварганили. Сначала на сайте одни документы опубликованы, потом их меняют на другие. Дело шито белыми нитками, и мы об этом знаем. У нас юристы грамотные, они подсказывают, какие документы положены.

Я в субботу и в воскресенье постоянно здесь. Люди, у кого сменный график работы, дежурят в будни. Но нас все равно очень мало.

Галина Казырнова. Фото: Антон Карлинер, специально для «Новой»

Галина Казырнова, 56 лет. Деревня Старово:

«Если бы было все законно, мы, может быть, сели с ними за круглый стол»

Началось все с тайных слушаний по проекту, которые проходили по округу Ликино-Дулево. Их полагается проводить с местными жителями, но от нас это тщательно скрывали. Чиновники приезжали в деревни, когда никого не было, и спокойно уезжали. Мы подняли народ, люди стали за ними по пятам ходить и контролировать. Но они не договаривали нам о том, что именно здесь будет. В генплане предполагался комплекс в 36 га, а комплекс по переработке отходов обычно не занимает больше 4 га. Это значит, что они хотели устроить здесь, в лесу, обычный мусорный полигон. Вглубь леса спрятать, чтобы никто не видел.

Более того, здесь болота, на них по закону нельзя никаких действий и строек производить. Здесь начало рек, в том числе Нерской и Гуслицы, впадающих в Москву-реку. Это потопляемые земли. Мы нашли давние карты, подняли всю документацию. С нами работали лесники, это земли лесфонда. Экокатастрофа будет от того, что они натворят. У них проекта нету, геологические и гидрологические изыскания, которые они проводили, — это профанация. Документы одним днем провели.

Фото: Антон Карлинер, специально для «Новой»

Рабочие здесь в основном нанятые компанией «Хартия». Это региональный оператор, который занимается переработкой мусора и открытием таких полигонов. Во главе «Хартии» стоит сын генерального прокурора Чайки. Мы понимаем, какое у них прикрытие и какие они бумаги оформляют. Мы просили показать документы и пытались перегородить лес, пока не будет разрешающих бумаг. Но они решили силой подавить народ. ОМОН, армию пригнали. У них не было ни жетонов, ни опознавательных знаков. Мы видео снимали, просили представиться, но силовые структуры молчали и не называли себя. Их действия противозаконны. Если бы было все законно, мы, может быть, сели с ними за круглый стол, переговорили.

Идет сильный напор на эти земли. И народ для них ничто. Мы собрали 2500 подписей против, отвозили их в администрацию, там из заверяли. Но когда было принятие генплана, местные депутаты во главе с Филипповым на эти подписи и протесты не обратили внимания. По всему округу Ликино-Дулево было собрано 6000 подписей.

Я, бывает, дежурю. Сейчас народу прибавилось. Москвичи, которые приехали на лето, раньше об этом не знали. И были в шоке. Теперь они здесь с нами вместе.

Даниил Фролов. Фото: Антон Карлинер, специально для «Новой»

Даниил Фролов, 17 лет. Деревня Цаплино:

«Животные, грибы, ягоды — все пропадет. Все вымрет из-за мусора»

Я летом живу в 8-9 км отсюда. В прошлом году в соседнем Заволенье мы боролись против расширения свалки. Лес там сухой. Дети болеют, от мусора дышать невозможно. Людей это раздражало, и они требовали прекратить закидывание земли мусором. Там проект прикрыли, а теперь свалку хотят сделать здесь. Вода и так из колодцев начинает пропадать, так ее вообще не будет. Мы потеряем животных. Грибы, ягоды — все пропадет. Все вымрет из-за мусора. И нам это аукнется. Люди начнут болеть, уезжать.

Когда мы впервые сюда приехали, тут уже стояли люди, и начиналась вырубка. Лыжники, геологи, дэпээсники, полицейские в формах были здесь. Шансы у нас 50 на 50. Народу мало. В Заволенье было больше — там рядом городские поселки, люди оттуда подтягивались. А здесь — деревни и села. Чем больше людей соберется, тем больше будет шансов.

Никита Савельев. Фото: Антон Карлинер, специально для «Новой»

Никита Савельев, 25 лет. Егорьевск:

«Кто это был? Черт их знает. Ни знаков отличия, ни жетонов»

13 июня здесь собрался народ, пришел председатель лесничества по Московской области Советников и начал в уши лить, что нужно здесь просеку сделать. Когда народ отказался выходить из лесополосы, они согнали туда сотрудников и начали брать нас в кольцо. Люди хватались за все подряд, в том числе за березы.

Меня хотели скрутить, когда я снимал видео. Была долгая перепалка — первый раз меня не взяли. Но когда я вышел на переднюю линию, меня уронили, а потом понесли к машине и увезли в городское отделение полиции. Кто это был? Черт их знает. У них ни знаков отличия, ни жетонов даже не было. Вопросы всякие провокационные задавали: спрашивали, служил я или нет, сказали, что, возможно, я уклонист. А вот на месте следователь был хороший.

Фото: Антон Карлинер, специально для «Новой»

В отделении мне предъявили «Несоблюдение требований полицейских», статья 19.3. Держали нас долго, хотели по 15 суток всем пришить. Благо суд решил — по 500 рублей штрафа каждому. 9 задержанных и 9 протоколов.

Вопрос в том, как скоро мы соберем большую инициативную группу. Понимаете, в чем дело, Егорьевск у нас вообще в таком тихом информационном поле находится. Ни местное телевидение, ни самая крупная группа Егорьевска «ВКонтакте» до последнего времени не рассказывала об этом.

Лидия Кобаль. Фото: Антон Карлинер, специально для «Новой»

Лидия Кобаль, 19 лет. Деревня Сенькино:

«Человек заступается за свою мать, а его трое омоновцев валят за это на землю»

Свалка будет в 5 км от моей деревни. Будет отравленная вода, отравлен воздух. Я молодая, мне еще рожать детей. Мне бы хотелось, чтобы поколение выросло здоровое.

Я узнала про это 8 марта. Мы собирались отмечать, а местные подняли кипиш, сказали, что нам всем нужно подняться на собрание, потому что генплан собираются принимать тайно и нас хотят обойти стороной. Слава богу, мы об этом узнали!

На дежурство приезжаем с молодым человеком. К сожалению, получается только в выходные дни. С самого начала настрой у меня был пессимистический, но, когда я увидела, как борются люди, появилась надежда. С другой стороны, расстраиваюсь, когда вижу, как молодой человек заступается за свою мать, а его трое омоновцев валят за это на землю. Или тут ставят знаки на перекрестках противозаконно, чтобы люди не могли проехать. Если предать дело огласке, есть шанс побороться.

Михаил. Фото: Антон Карлинер, специально для «Новой»

Михаил, 43 года. Воскресенск:

«Мусоросжигание и складирование — технологии прошлого века»

В прошлом году строили мусоросжигательный завод Свистягино примерно таким же образом — без документов, без согласования с жителями. А в 800 метрах от завода давали участки чернобыльцам и многодетным матерям.

Здесь не просто промышленный объект, а КПО (комплекс по переработке отходов). Скорее всего, обычная свалка. То есть складирование мусора в больших объемах. Это угроза жизни и здоровью людей. Это геноцид. И люди имеют право выражать свое несогласие с тем, что происходит. Люди пишут письма и обращения, ходят в приемные, препятствуют проведению работ, насколько это возможно. Но уже начали пилить деревья. Это очень печально.

Современные технологии позволяют безотходно перерабатывать мусор во вторсырье. Но эти технологии дорогие, скорее всего, импортные. Почему-то мусорная реформа происходит вопреки мнению президента России , который говорил, что необходимы новые технологии для переработки мусора. Сейчас в Московской области 4 КПО, а к 2024 году их будет 15. Это смерть для всей Московской области. Естественно возмущение жителей, которых это затрагивает. Мусоросжигание и складирование — технологии прошлого века. Наше государство вкладывает наши деньги в очень опасные производства.

Многие люди физически заняты, многие боятся, другие просто не в курсе. Центральное телевидение и радио скрывают информацию или дают ложную, и это вызывает негодование. Если люди будут больше знать, это невозможно будет произвести. Эта свалка одна из многих, но бороться нужно против каждой.

Владимир Кузавлев. Фото: Антон Карлинер, специально для «Новой»

Владимир Кузавлев, 20 лет. Деревня Ильинский погост:

«В Заволенье в прошлом году лес отстояли»

Вечером в основном спокойно. Бывает, приезжают пилить деревья какие-то геологи в сопровождении полиции и Росгвардии. Проталкиваются туда, требуют народ выйти из леса. Народ их не пускает, и начинаются стычки с правоохранительными органами.

Своими силами мы вряд ли сможем отстоять лес. А вот если предать это большой огласке, то какие-то шансы есть. В Заволенье, 15 км отсюда, в прошлом году лес отстояли. Там народу было побольше. Вроде как у них получилось.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#московская область #ликино-дулево #протесты #мусор #мусорный полигон

важно

4 часа назад

Казахстанский диджей Imanbek выиграл премию «Грэмми»

Slide 1 of 1
Slide 2 of 2
Slide 1 of 1

выпуск

№ 27 от 15 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 27 от 15 марта 2021
  • № 26 от 12 марта 2021
    № 26 от 12 марта 2021
  • № 25 от 10 марта 2021
    № 25 от 10 марта 2021
  • № 24 от 5 марта 2021
    № 24 от 5 марта 2021
  • № 23 от 3 марта 2021
    № 23 от 3 марта 2021
  • № 22 от 1 марта 2021
    № 22 от 1 марта 2021
  • № 21 от 26 февраля 2021
    № 21 от 26 февраля 2021
  • № 20 от 24 февраля 2021
    № 20 от 24 февраля 2021
  • № 18-19 от 19 февраля 2021
    № 18-19 от 19 февраля 2021
  • № 17 от 17 февраля 2021
    № 17 от 17 февраля 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Колонка

Цены строгого режима В Думе хотят остановить подорожание продуктов, сажая в тюрьму покупателей

265125

2.
Сюжеты

Напряжение в Сети Слесарь-сантехник из Колпино, почти не владеющий интернетом, сам того не ведая, стал злоумышленником во Всемирной паутине

131203

3.
Сюжеты

«Есть такая Нина, которая все-таки смогла» История дагестанской женщины, пережившей обрезание в детстве и насилие в браке, которая добивается равноправия в родной республике

125455

4.
Сюжеты

«Вот когда деньги отняли, мы не выдержали» Младший медперсонал рассказывает «под запись» о внутренней кухне лучшей больницы Ленобласти. Чиновники эти факты отрицают

110709

5.
Сюжеты

Разговорчики в миру За случайный диалог на улице о Навальном и Фургале протоирея из Хабаровска арестовали на 20 суток. РПЦ не против

110425

6.
Комментарий

Любовь втроем: мы с товарищем майором и Антон Красовский Заявление в Следственный комитет

104804

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
;

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera