Сюжеты

Несмываемый надзор

Пропавшего блогера Мирзеханова, задержанного по подозрению в хулиганстве, обнаружили в ФСБ. Теперь его обвиняют в терроризме

Этот материал вышел в № 20 от 22 февраля 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество7 100

Ирина Гордиенкоспециальный корреспондент

7 100
 
Фото из соцсетей

24-летний дагестанский блогер Алибек Мирзеханов был задержан 16 февраля в Москве на съемной квартире, где он проживает с мамой, братом и его семьей. В пять часов утра входную дверь Мирзехановых стали ломать неизвестные, требовавшие впустить их. Пока семья в панике металась по квартире, не понимая, что происходит, Мирзеханов записал видеоролик и разместил его в соцсетях: «Сейчас пять часов утра, дома пятимесячный ребенок. Мы не знаем, кто это. Сделайте репост, братья», — говорит он на камеру на фоне криков.

«Неизвестные» оказались операми МВД и ФСБ. При себе они имели постановление на обыск, в котором говорилось, что Мирзеханов был «соучастником преступления, произошедшего в кафе «Неолит» (14 февраля в заведении произошла массовая драка со стрельбой, так выясняли отношения чеченцы и азербайджанцы).

После обыска, в ходе которого ничего криминального в квартире обнаружено не было, Алибека Мирзеханова задержали и отправили в ИВС, где ему предъявили обвинение по ч. 2 ст. 213 УК — «Хулиганство, совершенное организованной группой лиц». 18 февраля суд продлил ему арест на 72 часа. По истечении этого срока Кузьминский районный суд должен был решить вопрос о новом продлении. Но защита уже собрала железные доказательства того, что Мирзеханов физически не мог принимать участия в драке — в это время он находился на другом конце Москвы, о чем свидетельствуют очевидцы и записи уличных видеокамер. 20 февраля следователь даже не явился на заседание.

Суд отправил материалы дела обратно в Следственный комитет. В свою очередь, следователь освободил Мирзеханова из-под стражи. В тот же день родственники сообщили: молодой человек так и не вернулся из ИВС, по словам очевидцев, на выходе из изолятора Алибека посадили в микроавтобус без номеров и увезли. Мать и брат обратились в полицию с заявлением о похищении. Следующей ночью на Лубянку вызвали адвоката Мирзеханова Шамиля Яндарбаева. Так он узнал, что в отношении Алибека Мирзеханова возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 205.5 УК — «Участие в деятельности террористической организации» и ч. 1 ст. 205.1 УК — «Вербовка».

— Допрос длился до 5 утра, — говорит адвокат Шамиль Яндарбаев. — После пяти суток в ИВС Алибек находится в неважном состоянии, руки все в синяках от наручников, он опасается за безопасность своей семьи. Парень очень подавлен — сказывается старая психологическая травма, полученная им после пыток в Дагестане.

В 2013 году Мирзехановы были вынуждены бежать из Дагестана, спасаясь от преследования сотрудников Центра «Э». Вся история Алибека подробно задокументирована правозащитным центром «Мемориал», куда он обратился в 2013 году после очередного похищения сотрудниками дагестанского Центра «Э».

«В возрасте 16–17 лет его увлекла идея джихада, и он несколько раз через своих знакомых передавал небольшие суммы на нужды людей, «ушедших в лес», — говорится в сообщении «Мемориала». — Сам он при этом «в лес» не уходил и в действиях вооруженного подполья участия не принимал. Вместо этого он по ночам писал на стенах зданий надписи, в которых призывал исполнять в жизни требования мусульманской религии: «Хиджаб — лучшая из одежд», «Позор тому, кто оставил своих родителей в старости».

Сотрудники Центра «Э» задержали Алибека, когда ему было 17 лет. Мирзеханова пытали почти сутки, требуя информацию о связях в подполье. Затем отпустили, взяв обещание молчать. Против него не было возбуждено уголовное дело, и даже на «профучет» его не поставили. Зато регулярно стали вызывать на неформальные беседы. Опасаясь дальнейших преследований, Мирзеханов обратился в Комиссию по адаптации боевиков. Комиссия не обнаружила в действиях Мирзеханова состава преступления и ходатайствовала перед МВД за несовершеннолетнего. Республиканское МВД согласилось с ходатайством. Все вопросы со стороны правоохранителей будто бы были сняты.

Тем не менее в феврале 2013 года, когда Алибеку Мирзеханову уже исполнилось 18, его опять похитили сотрудники Центра «Э». Пытки и издевательства, с его слов, повторились. Никаких уголовных обвинений против Мирзеханова правоохранители вновь не выдвинули, но внесли в неофициальный список экстремистов.

Именно тогда семья Мирзехановых обратилась в правозащитный центр «Мемориал» в поисках защиты. Сотрудники центра провели свое расследование, засвидетельствовали пытки и выпустили заявление, в котором обратили внимание на незаконные действия сотрудников МВД: «Подобные действия «борцов с экстремизмом» прямо дискредитируют все усилия государства по противодействию пропаганде боевиков».

Семья перебралась в Москву. Алибек со старшим братом окончили медицинские курсы и начали работать. Старший брат женился, у него родился ребенок. Алибек Мирзеханов перестал бояться выходить на улицу, начал вести блог в Instagram, который быстро стал популярным (у него более 119 тысяч подписчиков). В нем он рассказывает о религии, медицине и жизни молодого мусульманина в Москве без всяких радикальных идей.

Спустя два года после переезда дагестанские полицейские разыскали Алибека и его семью в Москве. И с тех пор не оставляли в покое: звонили, угрожая расправой и требуя, чтобы молодой человек с ними сотрудничал.

16 февраля сотрудники московского МВД и ФСБ арестовали Мирзеханова по подозрению в причастности к драке. 20 февраля ему вменили уже 205-ю статью.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera