Сюжеты

Секунда перемен

Авария — не всегда катастрофа

Этот материал вышел в № 20 от 22 февраля 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество1 154

1 154
 

Представляем историю из собрания Русфонда, старейшего благотворительного фонда в России, который уже 21 год помогает тяжелобольным детям. Это обычный семейный портрет и простой рассказ о том, как люди преодолевают самое сложное, что может быть в жизни, — недуг собственных детей.

Фото автора

Бывает, всю жизнь пытаешься хоть что-то изменить, и ничего не выходит, а тут какая-то секунда — ​и все становится иначе. Людмила Новоковская ехала на машине за покупками с сестрой и 13-летней дочерью Алиной. Момент, когда не стало прежнего мира, Людмила даже не помнит — ​пришла в сознание в больнице. Выяснилось, что было лобовое столкновение, дочь в реанимации — ​нижняя часть тела у нее обездвижена, проблемы с позвоночником и сердцем. Все прежнее осталось в разбитой на шоссе машине — ​дальше только неизвестная, нехоженая дорога. Надо было отправиться по ней, чтобы найти способы и средства спасти дочь. Одно мгновение превратилось в целую судьбу. О ней мы и разговариваем.

«Я здесь, в Воронеже, коренная — ​родилась, жила, училась и родила дочь. С мужем мы познакомились в педуниверситете. Он был на год постарше, учился на истфаке, а я на геофаке: думала заниматься экологией, химией — ​такими вещами. Но в итоге я как бы и не учитель, и не эколог, а так. Познакомились мы, поженились, потом прожили 13 лет, потом разошлись. Не получилось что-то у нас. Но он с дочкой общается, помогает. Бабушки у нас есть, дедушки, то есть все нормально, все хорошо.

Два года назад, летом, отпуск у меня был. С утра поехали с троюродной моей сестрой в магазин. Была дочка моя Алина, крестник мой и еще ребенок сестры. Они сзади втроем сидели, а мы с сестрой впереди. Несколько метров до дома оставалось, пустая дорога — ​и тут из-за поворота выскакивает «буханка» прямо на встречку, не знаю, как это получилось. Он нас зацепил справа — ​как раз, где я была и Алина, она сзади меня сидела.

Сестра целая, у крестника вообще ни царапины, у ребенка сестры порезан лоб. Я влетела в лобовое стекло, а у Алины произошла аневризма аорты, повреждение легкого, нарушение кровообращения грудного отдела спинного мозга, переломы костей. Я помню, как на нас ехала машина, а потом я очнулась в больнице. Мне про Алину ничего даже и не говорили сначала, только: не переживай, все хорошо, Алиночка в больнице. Но я уже тогда поняла, что меня от чего-то оберегают.

Недели через две меня выписали, я сразу поехала к Алине. Ее уже перевели из реанимации, и я легла к ней в больницу. Я до последнего не осознавала, что Алина может оказаться в инвалидной коляске. Думала, встанет и пойдет. Но дело оказалось сложнее. Как я поняла, там есть участок спинного мозга, на котором нервы повреждены так, как будто перерезаны провода. Есть только один шанс: Алине сейчас 15, нервные окончания будут еще расти и, может быть, как-то обойдут поврежденный участок.

После больницы мы поехали лечиться в Крым. Деньги собирали в школе, родственники нам помогли. Потом мы приехали, думали ходить здесь, в Воронеже, на реабилитацию. Но сказали: с вашим сердцем вам вообще нельзя никаких нагрузок. Так что мы начали заниматься сердцем. Ждали операции долго, пока нам квоту дадут. Все прошло успешно, и нам сказали, что теперь мы можем активно заняться неврологией.

Алинин папа обратился в Русфонд, чтобы нам помогли отвезти дочь в Германию. Два месяца она там пробыла, ей сделали инвалидную коляску, помогли с урологией, ну и занимались общей реабилитацией. Я так поняла ее смысл: они адаптируют ребенка к жизни в коляске. Чтобы ей было комфортно, чтобы она могла себя обслуживать. Они создают среду для дальнейшей жизни в таком состоянии. Но я понимаю, что, наверное, в Германии это возможно, а вот в Воронеже я ее даже из подъезда не могу в этой коляске вывезти. Тут нужен трактор. Нет у нас тут никаких условий.

Поэтому мы нашли здесь частную реабилитационную клинику, и три недели Алина занималась там с утра до вечера. Пошла динамика. Она начала коленку, например, сгибать. Мы надеемся, что организм молодой, и он может повести себя как надо.

Жизнь моя, конечно, поменялась. Вот она была одна до дня аварии, а теперь совершенно другая. Я не сравниваю их, какая лучше, какая хуже. Для меня самое главное — ​Алина, а мои переживания сейчас не очень важны. Я просто чувствую, что не одна, что есть люди, которые нам с Алиной помогают, и в этом ощущении есть главное — ​надежда. А больше ничего и не надо».

Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Русфонда

Благотворительный фонд Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в «Коммерсантъ». Решив помочь, вы сами выбираете на rusfond.ru способ пожертвования. За 22 года частные лица и компании пожертвовали в Русфонд 12,815 млрд руб. В 2019 году (на 14.02.2019) собрано 191 033 597 руб., помощь получили 237 детей. С начала проекта Русфонда в «Новой газете» (с 25.02.2016) читатели «Новой газеты» помогли (на 19.02.019) 119 детям.

ПОМОГАЕМ ПОМОГАТЬ

Глеб Леонов, 4 года, косоглазие, требуется этапное хирургическое лечение. Цена вопроса 141 050 руб.

Впервые проблемы с глазками у Глеба обнаружили, когда ему был только месяц: непроходимость слезного канала. Но это было не страшно, после лечения в нашей областной детской больнице все наладилось. Беда пришла, когда Глеб в десятимесячном возрасте перенес менингоэнцефалит в тяжелой форме. Две недели малыш находился в реанимации, три дня на аппарате искусственной вентиляции легких. Сына удалось спасти, но последствия остались на всю жизнь. Выхаживали Глеба как могли — ​он заново научился держать голову, сидеть, стоять, но остались серьезные проблемы со зрением, возникло сильное косоглазие. Мы обращались в специализированные клиники в Калуге и Петербурге. А после лечения в московском Научно-практическом центре специализированной медицинской помощи детям Глеб стал лучше фиксировать взгляд, уменьшился угол косоглазия. Но минувшей осенью зрение снова ухудшилось, а косоглазие увеличилось. Врачи предлагают провести щадящее хирургическое лечение. В комплексе с оптической коррекцией это должно помочь. Только такое лечение из госбюджета не оплачивается, а наши с мужем доходы не позволяют собрать нужную сумму. Прошу, помогите!

Людмила Леонова,
мама Глеба, Смоленск

ПОМОЧЬ ГЛЕБУ ЛЕОНОВУ

Реквизиты для помощи

Благотворительный фонд Русфонд
ИНН 7743089883
КПП 774301001
Р/с 40703810700001449489 в АО «Райффайзенбанк», г. Москва
К/с 30101810200000000700
БИК 044525700

Назначение платежа: организация лечения, фамилия и имя ребенка (НДС не облагается). Возможны переводы с кредитных карт, электронной наличностью. Вы можете также помочь детям, пожертвовав через приложение для iPhone: rusfond.ru/app, или сделав SMS-пожертвование, отправив слово ФОНД (FOND) на номер 5542. Стоимость сообщения 75 рублей. Абонентам МТС и Теле2 нужно подтверждать отправку SMS.

Адрес фонда: 125315, г. Москва, а/я 110; rusfond.ru
e-mail: rusfond@rusfond.ru
Телефон 8 800 250-75-25 (звонок по России бесплатный, благотворительная линия от МТС), факс 8 495 926-35-63 с 10.00 до 20.00

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera