Комментарии

В объятиях картелей

Что делать с монополизацией экономики?

Фото: Reynaud Julien/ APS-Medias/ ABACA

Этот материал вышел в № 140 от 17 декабря 2018
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Борис АльтшулерНовая газета

2
 

Эта заметка — о необходимости преодоления монополизма с его гигантскими «накрутками» цен на самое необходимое (жилье, питание, лекарства), что является главной причиной крайней бедности в самой богатой природными ресурсами стране мира. Корень проблемы в правоохранителях России, которые по закону и долгу службы обязаны бороться с язвой монополизма, но не борются.

В 2017 году президент Путин дал Федеральной антимонопольной службе (ФАС) совместно с другими силовыми ведомствами поручение: пресекать действия картелей в экономике. Выполнено оно не было. О масштабе проблемы говорится в опубликованном тогда же докладе ФАС «О состоянии конкуренции в Российской Федерации»: «Антиконкурентные соглашения, включая наиболее опасный их вид — картели — широко распространены во всех секторах российской экономики, в том числе имеющих стратегическое значение… Специфической чертой антиконкурентных соглашений в России является участие в них государственных органов, организаций и должностных лиц». ФАС отмечает, что монополии особенно сильны в жилищном строительстве, поставках медикаментов и продуктов питания.

Сообщения СМИ об убийственном для Российской Федерации диктате монополий напоминают сводки с фронта: «Четвертый бой правительства России с рынком бензина» («Независимая газета», 14.11.2018); «Не надо противопоставлять власть нефтяникам. Они заодно» («Новая газета», 02.11.2018); «Независимые АЗС мешают монополистам нефтяного рынка и правительству диктовать цены на топливо по своему усмотрению» («Новая газета», 20.11.2018); «Родина — кормящая мать» (о монополизме при поставках продуктов Росгвардии и сверхценах на эти продукты, «Новая газета», 25.08.2018).

О катастрофических последствиях картелизации российской экономики при участии госструктур и компаний с государственным участием снова и в достаточно сильных выражениях говорил президент Путин на заседании Госсовета по вопросу развития конкуренции 5 апреля 2018 года, подчеркнув при этом, что «лидерство здесь уже который год подряд удерживает сфера строительства» и что в других странах «преступления против конкуренции считаются одними из самых серьезных экономических преступлений».

Почему же бездействуют российские правоохранители? Может быть, потому, что сами являются, как говорят на Западе, «частью проблемы»? И что же делать в этой ситуации? Назову простейшие первоочередные меры, основанные на мировом опыте.

Во-первых, в целях демонополизации контроля над деятельностью самих правоохранителей и преодоления традиции их самоконтроля предлагается установить законодательно обязательный межведомственный взаимоконтроль правоохранительных органов, которых в Российской Федерации насчитывается (согласно Википедии) 8 видов: прокуратура, МВД (полиция), СКР, ФСБ, Национальная гвардия, правоохранительные подразделения ФТС, а также ФССП и ФСИН в составе Минюста России. То есть в каждом из этих органов должна быть сформирована служба безопасности (СБ), уполномоченная осуществлять профилактическую ОРД (т.е. профилактическую слежку) за сотрудниками других правоохранительных органов. Этим функционалом могут быть дополнительно наделены и ныне существующие службы собственной безопасности, а также в будущем и следственные судьи. Крайне важно при этом, чтобы названные СБ были федерального подчинения, дабы исключить в их работе региональные местнические сговоры. Сравните аналогичное предложение 2009 года бывшего министра МВД России Рашида Нургалиева переподчинить региональные подразделения собственной безопасности исключительно центральному аппарату МВД — с тем, чтобы даже начальники УМВД субъектов РФ не знали, кто тут за ними следит. К сожалению, это предложение министра было «похоронено», причем именно центральным аппаратом, руководством Службы собственной безопасности МВД.

Во-вторых, согласно правительственному отчету о реализации госпрограммы «Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности», в 2017 году на одну тысячу дел, которые вели следователи МВД, ФСБ или СКР, приходилось только 1,05 оправдательных приговора. Что говорит о тотальном давлении следствия на суд, осуществляемом, как известно, в основном через председателей судов. Предлагается: в целях практической реализации статьи 10 («Недопустимость вмешательства в деятельность судьи») Федерального закона «О статусе судей в Российской Федерации» учредить федеральную горячую линию для приема жалоб судей на любые попытки внепроцессуального на них давления. Установить обязанность судей незамедлительно сообщать о таких попытках по горячей линии. Для организации приема данных жалоб и последующего по ним расследования сформировать автономный правоохранительный орган — Федеральную службу судебной охраны (ФССО). Сравните предложения Михаила Барщевского, Андрея Клишаса, Сергея Пашина и Михаила Федотова («Именитые юристы предложили десять радикальных перемен для гарантии полной независимости судей», «Российская газета», 12.03.2015).

И, возвращаясь к основной теме статьи, необходимо прислушаться к предложению ФАС России о расширении подследственности статьи 178 УК РФ — «Ограничение конкуренции».

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera