Репортажи · Общество

«Вам мужиков, значит, завезти?»

Глава Карелии решил поговорить с людьми, которых недавно задел жестким высказыванием

Этот материал вышел в № 131 от 26 ноября 2018
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 131 от 26 ноября 2018

14:18, 24 ноября 2018Сергей Маркелов, специально для «Новой»

32426

14:18, 24 ноября 2018Сергей Маркелов, специально для «Новой»

32426

Фото: Сергей Маркелов, для «Новой»

Переписка жительницы поселка Суоёки Анны Власовой с главой Карелии Артуром Парфенчиковым по поводу закрытия детского сада в рамках «оптимизации» вызвала скандал. Реакция: в поселок нагрянуло региональное начальство. Возглавлял делегацию сам Парфенчиков. Чиновники встречались с жителями, ходили по старым заброшенным зданиям и пытались шутить. Между шутками искали и, вроде бы, нашли решение проблемы с доступом к детскому образованию…

В старом, давно остывшем здании бывшего детского сада — подгнившие деревянные кроватки, забытые детские игрушки, в куче мусора журнал «Дошкольное воспитание» за 1989 год с портретом Надежды Крупской на обложке. В одной из комнат толпится делегация из карельских чиновников. Во главе делегации — глава региона Артур Парфенчиков. В лицо ему светят фонарем от видеокамеры журналисты местного телеканала. Парфенчиков, улыбаясь, обращается к жителям маленького карельского поселка Суоёки.

— Если вы придете и скажете мне, что через три года здесь будет 20 детей, — говорит он, — то мы садик начнем строить. Но это надо мужиков собирать тогда где-то:

«Мужики, задачу глава поставил, через три года должно быть 20 детей дошкольного возраста».

Фото: Сергей Маркелов, для «Новой»

Поселок Суоёки крошечный. По данным переписи 2013 года там проживал 271 человек, сейчас и того меньше. Находится он в 150 километрах от Петрозаводска. По трассе через город Суоярви туда ведут две грунтовые дороги. Одна короткая, но сломан мост. Другая, разъезженная лесовозами, с резкими поворотами, колдобинами и валунами на обочинах. По этой дороге школьники 30 километров добираются теперь в город Суоярви. В конце августа 2018 года в поселке закрыли школу и детский сад. У людей в Суоёки остались только клуб, магазин, почта, кочегарка и ФАП — фельдшерско-акушерский пункт.

В начале сентября 2018 года жительница Суоёки Анна Власова обратилась к главе Карелии Артуру Парфенчикову через его официальную страницу в социальной сети «ВКонтакте» и попросила вернуть в поселок детский сад.

Парфенчиков ответил, что сохранить детский сад для одного ребенка невозможно. Предложил сидеть с детьми до трех лет, договариваться с бабушками и нанимать няню, а после трех лет возить детей в Суоярви. Власова написала в ответ: «Вы своих трехлетних внуков за 25 км отправили бы? До трех лет сидела бы с ребенком дома, но на 57 рублей, извините, не проживешь! К вам обращаться не стоит больше никогда! Бесполезно!» Парфенчиков ответил:

«Конечно, бесполезно! Пусть о вашем ребенке отец его и деды думают».

Ответ Парфенчикова опубликовал интернет-журнал «7х7». За день новость обошла федеральные СМИ. Пресс-секретарь главы Марина Кабатюк сообщила, что ответ Парфенчикова — это эмоциональная реакция, что он извинился перед Анной за свои слова. На следующий день после скандала глава Карелии приехал в поселок.

«Да хоть удавитесь!»

Как выселяют из квартир в Петрозаводске людей, взявших займ у предпринимателей с высокопоставленными родственниками

Артур Парфенчиков на встрече с жителями Суоёки. Фото: Сергей Маркелов, для «Новой»

О том, как Парфенчиков решает проблемы, «Новая» уже писала. Во время своей первой горячей линии в марте 2017 года к нему обратились люди, пострадавшие от действий строительной фирмы «САНА». Парфенчиков тогда еще был врио, а пострадавших — сотни человек. Все они взяли ипотечный кредит у скандально известной компании. Кто-то остался с большими долгами, кто-то лишился квартиры. Парфенчиков в ситуацию не вмешался. Через десять месяцев муж одной из клиенток «САНЫ» покончил с собой.

С 2010 года пенсионеры и ветераны из дома с торговой пристройкой «Невский пассаж» в Петрозаводске не могут заставить бизнесменов исполнить решение суда и разобрать пристройку. Артур Парфенчиков занимался «Невским пассажем» еще до назначения главой республики, когда был в должности руководителя Федеральной службы судебных приставов в Москве. С тех пор ничего не изменилось.

«Да хоть удавитесь!»

Как выселяют из квартир в Петрозаводске людей, взявших займ у предпринимателей с высокопоставленными родственниками

Деревенским бабам не рожать!

Анна Власова и ее двое детей. Фото: Сергей Маркелов, для «Новой»

— Надо, чтобы Путин издал указ: деревенским бабам не рожать! — предложила женщина из толпы собравшихся в центре поселка.

Воспитатели, нянечки, и семь учителей-пенсионеров вышли на улицу в ожидании Парфенчикова. Их всех уволили после закрытия детского сада и школы. Ольгу Михайлову, например, по 33-й статье — за нарушение трудовой дисциплины.

— В 2018 году, 1 января нас присоединили к Лахкалампинской школе. Мы стали ее подразделением. Им пришла мысль нас закрыть. Закрыли. Но меня не уведомили о том, что у меня меняется адрес места работы. Я подала в суд, — рассказывает Ольга.

Рядом с ней стоит нянечка детского сада Лидия Филиппова. Ей сказали, что теперь она должна ездить на работу в соседний поселок Лахкалампи.

— У меня сын только из армии пришел. Сама только из отпуска. Денег ни копейки. Сказали: «В Лахкалампи первого числа быть на работе». А на чем туда поедешь? Сорок километров. Как я поеду? У меня ни машины, ничего. Муж умер. На велосипеде? Все дома сидим, — говорит нянечка Лидия Филиппова.

Воспитательницу детского сада Галину Зуй сократили. Она осталась без работы с двумя детьми и мужем-инвалидом. Что делать после того, как перестанут платить пособие, она не знает.

— Пустота. Как будто никому никто не нужен — ни дети, ни мы, — вздыхает Галина. — Остался дом.

«Никуда не надо, некуда спешить, нечего делать. Доживаемость. Как будто проверяют, сможешь или не сможешь, пойдешь вниз или будешь карабкаться?»

В Суоёки Парфенчиков приехал к 11 часам дня. Первым делом встретился с Анной Власовой в присутствии мужа, пресс-секретаря и главы района Олега Болгова. Анна рассказала «Новой», что Парфенчиков перед ней так и не извинился.

— Он зашел, говорит: «Я вас слушаю». Я говорю: «В смысле, я вас слушаю? Я вообще-то вас хотела послушать». Он: «Ну что, какие у вас претензии ко мне?» — и начали разговаривать про школу. Все.

После встречи чиновники посмотрели закрытые школу и детский сад и еще более древний деревянный дом, где когда-то занимались дошкольники. Закрытое здание не отвечает требованиям пожарной безопасности, старый детский сад восстановить нельзя, а строить новый, куда будут ходить пятеро детей, нецелесообразно. С такими выводами Парфенчиков в толстовке защитного цвета пришел в клуб к жителям Суоёки.

20 детей к концу года

На встрече с Артуром Парфенчиковым. Фото: Сергей Маркелов, для «Новой»

В маленьком клубе собрались все оставшиеся жители карельского поселка Суоёки. Около тридцати женщин и пара-тройка мужчин. Напротив — глава Карелии Артур Парфенчиков. По левую руку — глава Суоярвского района Олег Болгов и другие карельские чиновники.

На встрече с жителями глава пообещал сделать хорошую грунтовку от поселка до Суоярви и Лахкалампи к 31 августа. Для этого начальник управления карельского автодора Виктор Россыпнов специально отправится в Финляндию изучать европейскую грунтовку, но школьникам все-таки придется ездить в Суоярви.

— Вы можете меня критиковать, что тут сделаешь, но я не вижу возможности реконструкции того здания, которое мы сегодня посещали. Оно устарело, — обратился глава к жителям. — Все-таки мы предлагаем рассмотреть вопрос на примере Пряжинского района, это семейная группа с обычным временем и питанием. Единственное — нам нужен человек, который будет этим заниматься.

Здание школы жителям поселка разрешили разобрать на дрова.

Малышам к 1 марта Парфенчиков придумал организовать семейный детский сад [вид обучения на дому, при котором родители получают субсидию на питание и оплату воспитателя детского сада]. Для этого собрались выкупить в поселке дом.

В новом детском саду нашли место прежнему воспитателю Галине Зуй. Анне Власовой, которая работает санитаркой в местном ФАПе, предложили совмещенную должность помощника воспитателя. Анна согласилась. Через час вице-премьер правительства Лариса Подсадник вдруг озадачила всех вопросом: а есть ли вообще в поселке дети, которые будут ходить в семейный детский сад? Начали считать детей. Насчитали пятерых малышей.

— Пятеро — уже хорошо. Вы же слышали, через два года будет двадцать [детей], — вспомнил глава свою утреннюю шутку.

— Будем стараться, — кокетливо ответили женщины.

— У нас мужчины все по командировкам, — напомнила другая жительница поселка. — Они, скорее всего, там с молодой сообразят, сделают план.

— У вас здесь, вон, электрики работают, — нашелся глава.

— Они столбы-то поставить не могут! — засмеялись в зале.

— Вам мужиков, значит, завезти?

Самый четкий кабинет

В 90-е в этой школе учились около 200 детей. Фото: Сергей Маркелов, для «Новой»

По пустым коридорам Суоёкской школы/детского сада идет муж Анны Андрей Власов. В раздевалке на подоконнике — детские сандалии и колготки. На шкафчиках — поделки из бумаги. Андрей открывает дверь с нарисованным котенком, достает сдутый мяч.

— Вот шкафчик моего сына. Скучает он очень по саду. — Идем дальше по коридору, заходим в пустой класс со стремянкой. — А это класс немецкого языка, я здесь учился. Два месяца назад тут была доска, проектор. Сейчас все вывезли. — Идем дальше. — Вот, а это самый четкий кабинет! Кабинет труда. Всегда нравилось сюда ходить.

Кабинет труда теперь похож на кладовую: столы, стулья, сложенные стекла, шланги, пустая банка из-под кофе, пластмассовая урна, длинные потолочные светильники. Андрей учился здесь с начала 90-х. Приехал вместе с родителями из поселка Валдай Сегежского района, тогда еще в поселке работал лесозавод, а в школу ходили около двухсот детей.

Андрей работает слесарем на карельском камнеобрабатывающем заводе в Рыбреке, почти в трехстах километрах от дома. Вахтовым методом, как и многие в поселке. Вместе с ним работает его отец Николай. В поселке работы нет. Детей оставить негде.

Внутри соуёкской школы. Фото: Сергей Маркелов, для «Новой»

Кабинет труда. Фото: Сергей Маркелов, для «Новой»

Весь день, что мы были в Суоеки, Андрей то шел на встречу с главой, то вез жену с ребенком к деду, то метался между колесом, которое надо накачать, старшим пятилетним сыном и назойливым журналистом.

Когда все разъехались, отправился забирать Анну. Едем, как в танке, с маленьким окошком-амбразурой в заиндевевшем лобовом стекле. По дороге Андрей показывает на своем смартфоне фотографии: на них вместе с жителями поселка он восстанавливает разрушенный мост. Андрей боится это афишировать.

— Приедут, по шапке дадут, разберут еще, — говорит он. — Мост развалился, а у нас там и грибы, и ягоды, и все. И короткий участок дороги до Няйстеньярви. До местной власти очень сложно достучаться. К конкретному человеку не подойти, ничего не решить. Если даже обратишься, они тебя куда-то отправляют, дают отписки.

«Сейчас вот говорят по поводу дороги, а мы до этого даже не знали, что можно куда-то жаловаться».

Зимой в поселке ремонтировали второй мост. Дорогу никто не чистил, и молоко людям подвозили к железной дороге — за ним через железнодорожные пути люди шли пешком. Мужики пока восстановили мост где-то на четверть.

Ожидания от встречи с губернатором Карелии. Фото: Сергей Маркелов, для «Новой»

По пустынным улицам после встречи с главой прогуливаются женщины. Кажется, что это единственные жители умирающего поселка. Двоих встречаем на окраине рядом с разрушенным мостом. Рядом бегает собака.

— Отрезаны мы от мира. Здесь сходятся две речки — Тарасйоки и Суоёки. Аномальное место. Старые люди так говорят: где две речки сходятся, это аномальное место. У нас, знаете, сколько раковых больных? Ладно, не фотографируйте нас, мы не фотогеничные, старые, — женщины смеются и уходят.

Возвращаемся в поселок. Навстречу идут двое бывших учителей, тоже с собакой. У женщины в руке маленькая картонная коробочка с надписью «Азбука», внутри деревянные кубики.

— Вот, внучке взяла в старом садике, все равно пропадет, — показывает она.

Суоёки — не первый поселок, который пострадал от оптимизации. В 2018 году министерство образования Карелии перестало набирать студентов первого курса в колледжи Питкяранты и Суоярви. Набор студентов-первокурсников сократили в Пудоже. Скорее всего, их закроют. С 1 сентября закрыт детский сад в старинной деревне Куйтежа Олонецкого района. Сельская школа закрыта в Заонежье. В Лоухах закрылся хирургический стационар, в Питкяранте — родильное отделение, в Шуе и Чалне — пункты скорой медицинской помощи.

Окрыленные чиновники апробированную на женщинах поселка Суоёки идею хотят применить к другим «оптимизированным» поселкам Карелии. Парфенчиков уже вечером после встречи с жителями написал об этом на своей странице в соцсети в «ВКонтакте».

Анна Власова надеется, что их не обманут, но через несколько лет они с мужем все-таки планируют уехать из умирающего поселка. Двое учителей, которых мы встретили на улице, обещаниям главы не верят, но тоже надеются.

— Приезжайте летом, когда у нас тепло, красиво, рыбалка, грибы, ягоды. Мужчин нам везите, мы не откажемся. Родить уже не родим, но… — говорят женщины на прощание.

Карелия, поселок Суоёки

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#школы #образование #чиновники #реакция #парфенчиков #карелия

важно

25 минут назад

Поселок в Мурманской области остался без воды и тепла из-за аварии в бывшем цехе «Норникеля»

Slide 1 of 7

выпуск

№ 32 от 26 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 32 от 26 марта 2021
  • № 31 от 24 марта 2021
    № 31 от 24 марта 2021
  • № 30 от 22 марта 2021
    № 30 от 22 марта 2021
  • № 29 от 19 марта 2021
    № 29 от 19 марта 2021
  • № 28 от 17 марта 2021
    № 28 от 17 марта 2021
  • № 27 от 15 марта 2021
    № 27 от 15 марта 2021
  • № 26 от 12 марта 2021
    № 26 от 12 марта 2021
  • № 25 от 10 марта 2021
    № 25 от 10 марта 2021
  • № 24 от 5 марта 2021
    № 24 от 5 марта 2021
  • № 23 от 3 марта 2021
    № 23 от 3 марта 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Расследования

Крым их Как поделили полуостров друзья Владимира Путина и местные чиновники. И чем этот «дележ» обернулся для обычных жителей

497318

2.
Репортажи

Миллиардер. Из Пензы Как выживает один из беднейших регионов России, где губернатор арестован за взятки. Репортаж «Новой»

192456

3.
Сюжеты

«Заткните это животное!» В Находке структуры, которые были связаны с Ротенбергом, строят завод по производству метанола для Китая. Он нравится всем, кроме местных жителей

188413

4.
Колонка

Масочный режим для фуфловира Главу «Биотек» Шпигеля арестовали потому, что госструктуры не простили частникам конкуренции в ковид-пандемию. А губернатор пошел довеском

183924

5.
Сюжеты

«Умирать я буду одинокой» Пройти девяностые и штурмовать Грозный, биться на ринге и прыгать с парашютом. Ничто не сделает мужчину — мужчиной, если внутри него живет женщина

166749

6.
Версии

Танкер, который смог Почему блокировка Суэцкого канала не похожа на случайность

124364

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera