Интервью · Культура

Марк Захаров: «Мы выбирались из пропасти, в которой оказались»

Знаменитый режиссер — о параллельной реальности, прозе Сорокина, о власти, меняющей человека

Этот материал вышел в № 126 от 14 ноября 2018
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 126 от 14 ноября 2018

22:28, 13 ноября 2018Елена Дьякова, обозреватель

44596

22:28, 13 ноября 2018Елена Дьякова, обозреватель

44596

Фото: Михаил Гутерман

Вскоре после 85-летнего юбилея, который праздновался с «ленкомовским» блеском, — режиссер рассказал «Новой» о планах. О будущем спектакле по прозе Владимира Сорокина. О Сталине, которого когда-то видел в мавзолее, и Сталине, которого выведет на сцену. Об энергетическом воздействии на мир. И о том, что ни в одну из прожитых эпох не хотел бы вернуться.

— М арк Анатольевич, вы вновь после «Дня опричника» 2016 года планируете ставить прозу Владимира Сорокина. Тексты из новой книги «Белый квадрат»?

— Да, начнется с Сорокина. Но к его энергии, к его замечательным сочинениям добавится и что-то мое. И еще очень важная вещь: документальные вставки. Они в определенном смысле будут расшифровкой параллельной реальности. «Параллельная реальность» — условное название будущего проекта.

Самое главное и интересное в театре, как мне кажется сейчас, — соединение энергетики сцены (если она есть, конечно) с энергией зрительного зала.

Если они соединяются, если энергетическое воздействие спектакля выходит из пределов кожных покровов актеров, — появляется эффект, который очень трудно передать словами. Электроника его не фиксирует. Можно только почувствовать. Это сложная структура. Но для меня — реальная. Очень важная.

Когда-то восточные мудрецы и восточная медицина рассказали нам: мы не заканчиваемся кожным покровом. Наша сущность продолжается вовне на достаточно большое расстояние. Это воздействие, пространственное движение меня очень интересует. В последнее время я много читал об этой параллельной реальности, о переходе в зону так называемого измененного сознания. Оно «может угадать» в мире и во времени куда больше, чем наше дневное земное сознание. Здесь — безграничное пространство для раздумий и исследований.

— Кажется, и новелла Сорокина «Красный рев» в новом сборнике об этом? О неслышном уху «красном реве». Он выходит из недр мавзолея на Красной площади. Далеко за «кожный покров» и за стеклянную крышку гроба. И висит над страною до сих пор.

— «Красный рев» — замечательный образ. Что-то давящее на нас, с чем мы боремся. Иногда вырываемся, иногда нет. Но в рассказе Сорокина безымянного мудреца, который смиренно ждет электрички и знает тайну «красного рева», удивляет вот что: наши люди могут оказывать сопротивление даже таким потокам энергии. «Красному реву». Не всегда успешное — но все-таки.

— Когда «Параллельная реальность» выйдет на сцену?

— Думаю, ближе к концу сезона. Сначала, ближе к весне 2019 года, выйдет премьера болгарского режиссера Александра Морфова — он ставит «Слугу двух господ» Гольдони.

— «Пролетая над гнездом кукушки» Морфова с Александром Абдуловым — замечательный был спектакль.

— Да, с Морфовым театр наш дружен давно, мы его очень ценим и любим. А я еще работаю над текстом «Параллельной реальности». Так, не смог обойтись без Сталина. Мне захотелось, чтобы в спектакле был и он. И для артиста — скажем, для Дмитрия Певцова — это задача интересная.

— Певцов играет и принца Гарри в новом спектакле «Фальстаф и принц Уэльский». Какая тема «Хроник» Шекспира главная здесь для вас?

— «Хроники», наверное, о том, как меняется человек под воздействием власти. Подъема над всеми. Над бывшими товарищами, однокашниками. В финале появляется трон, который вздымается ввысь, поднимает человека. И человек там теряет свое прежнее существо. Преобразуется в страшноватое явление, которое удивляет, поражает и подавляет.

Фото: Александр Стернин

— Недавно «Ленком» праздновал ваш юбилей. В стилизованной картине 1933 года над сценой летели дирижабли, колонны трудящихся несли плакат «Марк родился!». Вы делите 85 лет на две эпохи — советскую и пост-…?

— Нет, эпох все же было побольше. Я, кстати, и сам шел в таких колоннах, какие с размахом изобразили на юбилейном капустнике. Сталину кланялся, ходил на демонстрацию… Правда, далеко от мавзолея наша колонна шла. Но я видел: вот он стоит. Хотя неизвестно, он или двойник. Выдержать это многочасовое напряжение довольно сложно.

А потом… нет, время менялось много раз. И после 1960-х, когда веяло какими-то надеждами, оно становилось все тревожней. Вплоть до эпохи черного юмора, когда пошли похоронные процессии одна за другой. Пока не появился Михаил Сергеевич Горбачев, который попытался выбраться из пропасти, куда угодила страна. И мне кажется, с Ельциным (при всех их разногласиях) они, в общем, делали одно дело. Мы выбирались из пропасти, в которой оказались.

— Но что-то из тех десятилетий вы хотели бы вернуть в нынешний день?

— Вы знаете, нет. И если бы мне сказали: хочешь снова окончить институт, начать работать? Я бы не хотел, наверное. Может быть, потому что уже все это знаю. А что будет на будущий год — нет.

— «Что будет на будущий год?» — вопрос всегда яркий и острый. В наших широтах особенно. Мы беседовали с вами осенью 2016 года перед премьерой «Дня опричника». Тогда реплика из спектакля — «современных драматургов-то, матушка, у нас на Яблочный Спас перевешали» — казалась злой и блестящей шуткой театра. А за несколько лет до того — я помню ваш рассказ — и сам Владимир Сорокин считал фантасмагорию «Дня опричника» чрезмерно горькой. И вдруг: время повернуло еще и еще раз. Резко, непредсказуемо. Началось, например, «дело «Седьмой студии».

— Конечно, это трагическое для общего театрального развития явление.

— В долгих 1970–1980-х чуть не всякий интеллигент видел идеальный образ самого себя в вашем Мюнхгаузене. Вашем, Григория Горина, Олега Янковского: тут, мне кажется, не разделить. Видите ли вы такого «героя времени» на экране или на сцене сегодня?

— Пожалуй, нет. Мюнхгаузен Горина был редким характером: человек, который к себе относится иронически, но умеет по-мудрому развлекать людей. Развлекать — да, но его небылицы вдруг очень точно соприкасаются с реальностью. Возможно, какие-то небылицы Мюнхгаузена вновь окажутся провидческими.

Вспомните, например, его историю о рожке, который замерзал на морозе. И умолкал. А потом оттаивал вместе с музыкой — и возвращались звуки, на которые уже никто не надеялся. Это мудрая небылица. В какой-то момент меня очень удивляло, что о спектаклях моих, в общем, мало кто знал. А вот фильмы — да.

— Но как же «мало кто знал»! Я помню ночные очереди у театра, ажиотаж «лишнего билетика», легенды, которые ходили по Москве.

— И все же фильмы — «Обыкновенное чудо», «Мюнхгаузен» и даже «Двенадцать стульев» (при всем моем настороженном отношении к этому произведению сегодня) — знали куда лучше. Да и сейчас, если выйти на улицу и спросить: «А что ты помнишь, дорогой товарищ, о спектаклях Марка Захарова?» — заговорят о фильмах. И меня это немножко огорчало. Но сие от нас не зависит.

— Я сидела на юбилейном вечере в «Ленкоме» и думала, как прочно вошли в личный опыт нескольких поколений ваши работы. Прежде всего, наверное, самые лирические: «Юнона» и «Авось» и «Обыкновенное чудо». И вспомнила старую запись Розанова: «Какого бы влияния я хотел писательством? Унежить душу». Такой блестящий, гротескный, социальный, саркастичный, точный в своей иронии театр. А услышали лучше всего и к сердцу приняли это скрытое: «Унежить душу».

— Может быть. Хотя и к этому, конечно, можно относиться двойственно.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

важно

6 часов назад

На акциях протеста в Беларуси задержали более 100 человек

Slide 1 of 7

выпуск

№ 32 от 26 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 32 от 26 марта 2021
  • № 31 от 24 марта 2021
    № 31 от 24 марта 2021
  • № 30 от 22 марта 2021
    № 30 от 22 марта 2021
  • № 29 от 19 марта 2021
    № 29 от 19 марта 2021
  • № 28 от 17 марта 2021
    № 28 от 17 марта 2021
  • № 27 от 15 марта 2021
    № 27 от 15 марта 2021
  • № 26 от 12 марта 2021
    № 26 от 12 марта 2021
  • № 25 от 10 марта 2021
    № 25 от 10 марта 2021
  • № 24 от 5 марта 2021
    № 24 от 5 марта 2021
  • № 23 от 3 марта 2021
    № 23 от 3 марта 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Расследования

Крым их Как поделили полуостров друзья Владимира Путина и местные чиновники. И чем этот «дележ» обернулся для обычных жителей

496498

2.
Комментарий

Прасковеевские небеса Тайны геленджикского двор[ц]а: кому он принадлежит на самом деле, зачем его строили и как рухнули мечты. Исследование Владимира Пастухова

258533

3.
Сюжеты

«Заткните это животное!» В Находке структуры, которые были связаны с Ротенбергом, строят завод по производству метанола для Китая. Он нравится всем, кроме местных жителей

185485

4.
Колонка

Масочный режим для фуфловира Главу «Биотек» Шпигеля арестовали потому, что госструктуры не простили частникам конкуренции в ковид-пандемию. А губернатор пошел довеском

183317

5.
Сюжеты

«Умирать я буду одинокой» Пройти девяностые и штурмовать Грозный, биться на ринге и прыгать с парашютом. Ничто не сделает мужчину — мужчиной, если внутри него живет женщина

166481

6.
Репортажи

Миллиардер. Из Пензы Как выживает один из беднейших регионов России, где губернатор арестован за взятки. Репортаж «Новой»

117039

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera