Репортажи · Общество

«О нас не заботятся. Мы — деревня»

Возле взорвавшегося в Ленобласти завода «Авангард» десятки домов уже неделю стоят с выбитыми окнами и пробитыми крышами. И без воды

Этот материал вышел в № 119 от 26 октября 2018
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 119 от 26 октября 2018

15:55, 25 октября 2018Ирина Тумакова, спецкор «Новой газеты»

12879

15:55, 25 октября 2018Ирина Тумакова, спецкор «Новой газеты»

12879

Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

Жители деревни Малые Колпаны покорно ждут помощи. От кого? Это они не очень понимают: то ли от правительства области, то ли от администрации района, то ли от директора завода, который уже сидит. А родные погибших помощи не ждут. Они махнули рукой на МЧС, послали куда подальше полицию и сами достали из-под завалов тела своих близких.

Что-то искрило

До 19 октября на заводе «Авангард» в Гатчине делали хлопушки и петарды. Еще там сидели арендаторы и выпускали, судя по уцелевшей на стенах рекламе, «мобильную мебель».

— Раскладушки то есть, — переводит мне Василий Юрьевич.

Их с дочкой Лидой и женой Надей, которая недавно перенесла инсульт и с трудом разговаривает, домик с огородом стоит через дорогу от завода. Рядом другие частные дома.

19 октября рвануло так, что кирпичи и обломки несло взрывной волной за километр. Повыбивало стекла в многоэтажках, которые от завода едва видать.

Как дом Василия Юрьевича уцелел — непонятно. От забора, от теплиц в огороде, от хозпостроек не осталось ничего.

Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

— В пятницу это было, да, уже все дни перепутались, — кивает Василий Юрьевич. — Мы в комнате были. Тут начало греметь. Было два взрыва. Сначала один, а потом, видать, что-то там еще сдетонировало. У нас все стекла в доме повылетали. Двери повыбивало. Все внутри в саже. Жена упала, я ее еле поднял.

Вечером 19 октября, под конец рабочего дня, в деревне Малые Колпаны Гатчинского района взорвался завод «Авангард». Треть здания полностью разрушена, обломки летели в частный сектор и повредили дома в радиусе с километр. Погибли пять человек — рабочие, находившиеся в цеху. Четверо граждан Таджикистана и один белорус. Все они, как теперь выясняется, не были официально оформлены на производстве и делали хлопушки «во вторую смену». За это уже арестован директор завода, а главный инженер отправлен под домашний арест.

Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

В субботу к Василию Юрьевичу приходила комиссия и записывала все разрушения.

— Пришли, дом обошли весь, — рассказывает Лида, тихонько вставшая за спиной у отца. — Нам сказали: денег дадим, а делайте все сами. Сколько денег надо — это сельсовет будет определять. Сказал же по телевизору Дрозденко (_губернатор Ленобласти. _ — И. Т. ), что всем ущерб возместят.

— А вдруг, — спрашиваю, — не хватит на ремонт?

— Ну что тут сделаешь, — вздыхает Лида. — Сколько дадут, и на том спасибо. Я вот теперь, наверное, даже зарплату не получу. Я тоже на «Авангарде» работала без оформления. Слава богу, мы в другом конце здания сидели. А в то утро нас вообще погнали с работы в 7.30: что-то у них там уже искрило.

Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

Алик

Неделю после взрыва считалось, что погибших четверо. Но в Малые Колпаны спешно приехали смуглые люди и, с трудом говоря по-русски, принялись убеждать полицию и МЧС, что под завалами должен быть еще один человек — их родственник, 20-летний Ахлидинжон Расулов. Алик.

— Земляки наши здесь работали, — размахивает руками Сухроб Расулов, приехавший искать двоюродного брата. — МЧС не хотели искать нормально. Без сердца искали. И нам зайти не давали. Но мы не послушали и зашли, потому что там земляки наши и родственники. Сами искали. До трех ночи. Уже замерзли. И сами три своих земляка нашли. И еще один белорус. А там был еще Алик, его МЧС совсем не старались искать. И менты нам говорили: вы только панику делаете, никого здесь больше нету. Мы говорим: мы найдем, только дайте трактор, здесь много завалов. Трактор не дали.

Три дня таджики искали своего Алика, разбирая завалы руками. Во вторник нашли. Теперь смогут увезти в Душанбе и похоронить.

Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

Поезд

Вова Фолин, автослесарь, в пятницу вечером был на работе в боксе. Это, говорит, с полкилометра от завода. Взрывы он «почувствовал на своей шкуре».

— И полетели булыганы во-от такие, — Вова сначала поднимает с земли кирпич, чтобы показать, какие к ним летели булыганы, а потом разводит руки: мол, еще больше. — У нас ворота в боксе пополам выгнуло, они с роликов слетели. В мастерской пять машин клиентов побило. В бочину прилетали во-от такие кирпичи. А в крышу прилетел во-о-о-от такой. И на малярке, и у нас повылетало около 20 стекол. И что теперь делать? Холод, а морозить малярку никак нельзя. И это хорошо еще, что в момент взрыва не шел поезд с каким-нибудь аммиаком или бензином, иначе…

Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

На сайте завода «Авангард» до сих пор написано, что он — «крупнейший в России производитель» хлопушек, бенгальских огней и наборов пиротехники. А в паре десятков метров от рванувших цеха с хлопушками и склада со взрывчатыми смесями — железная дорога. По ней раз в полчаса идут длинные товарные составы: цистерны с бензином, вагоны с удобрениями. Так построили этот завод, что рядом железная дорога, еще в 1940-х. Стоит он, кстати, на костях: когда-то на этом месте было финское кладбище. Рядом кирха 1800 года, она и при взрыве как-то уцелела. Вова прав: если бы в момент взрыва проходил состав с бензином или с аммиаком, это была бы история не о пятерых погибших, а о сгоревшей заживо деревне Малые Колпаны вместе с микрорайоном соседней Гатчины.

Дорожка

Гатчина рядом, многоэтажки с выбитыми стеклами — это уже город. Туда жители Малых Колпан ходят за продуктами в «Пятерочку». Был еще сельмаг возле проходной завода, в одном вагончике с магазином хлопушек. Но его теперь тоже нет.

— Мама переживает, ей ходить трудно, а в «Пятерочку» не набегаешься, — сокрушается Лида.

Частный сектор Малых Колпан и кирпичные дома Гатчины разделяет речка. Она узкая и жалкая, но не перепрыгнешь, а на берегу ноги по щиколотку утопают. Поэтому жители Колпан, чтобы ходить в город, сами построили дорожку. Вниз от проезжей части в деревне к речке они проложили картонки и перевернутый войлоком вверх ковролин. Тропинка петляет, ковролин, наверное, всей деревней собирали. По нему идти тоже мокро, но хоть не по щиколотку. А через речку сами сколотили мостик. Не бог весть что, зато крепенький.

— Не просили администрацию положить асфальт? — спросила я у женщины, одиноко стоявшей на мосту.

— А зачем? — пожала она плечами.

Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

В этой части деревни, что граничит с городом, пострадало больше всего домов. Александр живет ближе всех к заводу, по другую сторону железной дороги. Сейчас он целыми днями сидит на крыше и латает дыры, не дожидаясь обещанной губернатором Дрозденко помощи. Потому что дожди и холодно.

— Четыре или пять отверстий только тут, — тычет Александр себе под ноги, в крышу сарая. — И баня, и дом — везде! Волна-то шла через нас, камни в нас летели. И теплица лежит. Вот такой валун прилетел. Ходила староста поселка, описывала, у кого какие поломки. Отдала какой-то комиссии. Обещали деньги возвернуть. А что там комиссия решит — не знаю.

Дальше домам тоже крепко досталось. Александр Иванович во дворе с женой пытаются устранить поломки.

— Мы все дни ремонтируемся, — разводит он руками. — А что нам — ждать? Холод же! Стеклопакеты вылетели. Каждый — пять тысяч. А у нас их четыре. В администрации сказали чеки собирать. Собирать-то легко. А вот как потом деньги получать? Могу сейчас вам сказать, что будет. Они оценят, потом составят акты, потом соберутся и скажут: большая цена, срежут. Потом еще урежут. И потом дойдет от этого всего каламбура к нам тыщи две или три. Так что лучше мы уже сами.

Александр Иванович признает, что ему еще повезло, потому что машина не пострадала. Машина — это вообще непонятно, как ущерб возмещать.

— У соседа две машины вспороло, у Маринки-соседки машина — ремонту, сказали, не подлежит, — сочувствует Александр Иванович. — А на машины кто ж денег даст?

Корыто

У молодых супругов Вики с Сашей «ремонту не подлежит» старенькая «девятка»: в нее упал обломок «Авангарда».

— А вон, что в машине лежит, то и упало, — усмехается Вика. — Парник разбит. И гараж видите как прорешетило. Сегодня поедем в администрацию узнавать, что они компенсируют.

Вика и ее муж Иван — единственная встретившаяся мне семья, готовая добиваться возмещения через суд. И чувствуется, что к борьбе они хорошо подготовились.

Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

— Будем в администрации узнавать, предоставят ли они своего оценщика, — серьезно рассказывает Иван. — Если предоставят — как он будет оценивать. Если только автомобиль, а не все в комплексе, вызовем своего оценщика, чтобы сказал ущерб по постройкам. Судиться будем в любом случае. И моральный ущерб будем требовать.

Их соседка Тамара Егоровна не может дождаться, чтоб такую же глыбу, как у Вики с Иваном в машине, убрали с ее огорода. Она бы и сама убрала, соседей попросила, но глыбу не поднять. Зато с окнами уже сама разобралась.

— У меня рамы вылетели у веранды, но я их назад поставила, — гордо сообщает она. — Одно стекло сломалось только. Мужчин попросила — они поставили. Гвоздь-то я заколочу, а рамы тяжелые. Да и высоко ставить.

Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

У Тамары Егоровны, как у соседей, камнями побило теплицы, раскидало и разбросало садовый инвентарь. Корыто хоть и старое было, а хорошее. Корыто-то разбитое как ей компенсируют? На свои деньги новое не укупишь.

— Теплица была старая, этот лист они оценят в копейки, — вздыхает женщина. — И что мне эти копейки? Что я на них куплю? Конечно, никто мне новое не купит. Вон там дома кирпичные — так о них хоть позаботятся. А о нас не заботятся. Мы — деревня. Приехал этот… Кто у нас…

— Дрозденко, — подсказываю.

— Дрозденко. Нашей улицы он и не видел. Бегом сразу туда, к многоэтажкам в Гатчину.

Вода

У Лены, живущей прямо возле заводского забора, в доме пробило крышу и вынесло стекла. Живет она одна с ребенком. И как и все соседи, пытается что-то чинить самостоятельно. Но вот помыться-постираться после ремонтно-строительных работ — никак: с вечера 19 октября в полусотне окрестных домов нет воды.

— Воды так и нет, у нас больше 40 домов — и все питались от «Авангарда», там насос, — жалуется Лена. —Теперь кто-то должен приехать, пройти на территорию завода, этот насос обследовать и отремонтировать. Но пока там что-то расследуют, никакого ремонта нам не будет.

Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

Администрация должна бы в такой ситуации возить воду. Она и вправду пригнала целую цистерну. Целый один раз.

— Да, воду привезли, но никто не знал, в какое время и куда, — говорит Лена. — Потусовались минут двадцать и уехали. А сегодня сказали, что пока не планируют сюда везти воду. А нам и помыть, и постирать, потому что кто его знает, когда они что-то отремонтируют. И отремонтируют ли вообще.

Лена показывает рукой на шесть пятилитровых канистр, которые она по две штуки носит на колонку. Счастливцы, у которых автомобили на ходу, привозят сразу много воды. А у Лены пострадала старенькая машина, и неизвестно, на что ее чинить.

— Она, видите, без стекол, я на ней поехать не могу, — вздыхает Лена. — Мне без машины никак нельзя, у меня ребенок-инвалид. Как ее ремонтировать, как оценят? Стоит теперь вся такая побитая, зимой ржаветь будет. А была нормальная ровненькая машина.

Чиновники сжалились над Леной, потому что у нее ребенок-инвалид. Им оперативно привезли и свалили во дворе шифер. Так этот шифер и лежит. Ждет, что Лена и ее ребенок с ним сами на крышу полезут. Ну не хотят лезть — пока без крыши поживут. Чай, не зима еще.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#петербург #заводы #ленинградская область #взрыв

важно

час назад

Поселок в Мурманской области остался без воды и тепла из-за аварии в бывшем цехе «Норникеля»

Slide 1 of 7

выпуск

№ 32 от 26 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 32 от 26 марта 2021
  • № 31 от 24 марта 2021
    № 31 от 24 марта 2021
  • № 30 от 22 марта 2021
    № 30 от 22 марта 2021
  • № 29 от 19 марта 2021
    № 29 от 19 марта 2021
  • № 28 от 17 марта 2021
    № 28 от 17 марта 2021
  • № 27 от 15 марта 2021
    № 27 от 15 марта 2021
  • № 26 от 12 марта 2021
    № 26 от 12 марта 2021
  • № 25 от 10 марта 2021
    № 25 от 10 марта 2021
  • № 24 от 5 марта 2021
    № 24 от 5 марта 2021
  • № 23 от 3 марта 2021
    № 23 от 3 марта 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Расследования

Крым их Как поделили полуостров друзья Владимира Путина и местные чиновники. И чем этот «дележ» обернулся для обычных жителей

497403

2.
Репортажи

Миллиардер. Из Пензы Как выживает один из беднейших регионов России, где губернатор арестован за взятки. Репортаж «Новой»

196646

3.
Сюжеты

«Заткните это животное!» В Находке структуры, которые были связаны с Ротенбергом, строят завод по производству метанола для Китая. Он нравится всем, кроме местных жителей

188594

4.
Колонка

Масочный режим для фуфловира Главу «Биотек» Шпигеля арестовали потому, что госструктуры не простили частникам конкуренции в ковид-пандемию. А губернатор пошел довеском

183993

5.
Сюжеты

«Умирать я буду одинокой» Пройти девяностые и штурмовать Грозный, биться на ринге и прыгать с парашютом. Ничто не сделает мужчину — мужчиной, если внутри него живет женщина

166785

6.
Версии

Танкер, который смог Почему блокировка Суэцкого канала не похожа на случайность

146261

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera