Сюжеты

«Отправила Сережу в школу, и все — больше я его не видела»

В Екатеринбурге у женщины забрали ребенка, которого она воспитывала шесть лет

Фото: photoxpress

Этот материал вышел в № 116 от 19 октября 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Иван Жилинспецкор

6
 

11 октября в квартиру Светланы Томилиной постучали сотрудники органов опеки. Они потребовали от женщины отдать им документы и вещи ее восьмилетнего пасынка Сережи. Сказали, что забирают мальчика, и отдадут его биологической матери.

— Сережу забрали прямо с урока физкультуры, было 10 утра, — вспоминает Светлана. — Ко мне домой опека пришла без него. Сотрудники сказали, что его мама, которая оставила его шесть лет назад, хочет забрать Сережу к себе, что родительских прав она не лишена и что оставлять ребенка со мной при таких обстоятельствах они не могут. Даже попрощаться не дали. Получается, отправила ребенка в школу, и все — больше не видела.

Светлана Сереже — родная тетя, сестра его отца. Она стала воспитывать племянника в 2012 году, когда его родители развелись. При разводе они судились, и суд решил оставить Сережу с папой. Но тот воспитывать сына не захотел и оставил его Светлане.

Отец Сережи выписал на Томилину доверенность на представление интересов ребенка. И исчез из его жизни.

— Я пыталась оформить над Сережей опеку. Но мне отказали, сославшись на то, что его родители не лишены родительских прав. А иск о лишении отца и мамы Сережи родительских прав я не подавала специально. Наоборот, много лет звала, приглашала в гости, надеялась, что они приедут, что захотят взять сына к себе, — рассказывает Светлана. — Никакой реакции не было. Я и сейчас не против: пусть мама возьмет сына. Но ведь нельзя это делать так: забирать его с уроков, не давать попрощаться со мной

Ведь мы прожили вместе шесть из восьми лет его жизни, он свою маму не видел даже, а меня мамой называл. Нужно дать ему время привыкнуть к новой маме.

Срочность изъятия Сережи у родной тети действительно труднообъяснима. Никаких претензий к Светлане Томилиной органы опеки за шесть лет не предъявляли. А сейчас, по словам женщины, ей не удается выйти на связь с мальчиком.

— Мама увезла его в Московскую область, где проживает в последнее время. На мои звонки она не отвечает. Прислала СМС, что Сережа не хочет ни с кем общаться.

Мама Сережи Мария Вахтина от разговора с корреспондентом «Новой» отказалась. Выслушав вопрос, она заявила: «Я не буду ничего пояснять. Все через моего адвоката». И, не назвав имени адвоката, повесила трубку. На СМС с вопросом, кто является ее адвокатом, тоже не ответила.

В отделе опеки и попечительства Ленинского района Екатеринбурга «Новой газете» заявили, что «никакие законы при передаче ребенка нарушены не были». «Биологическая мать не лишена родительских прав, она ведет надлежащий образ жизни и изъявляет желание воспитывать ребенка. При этих условиях мы не можем оставить его с тетей», — заявили в опеке, предложив за подробными комментариями обращаться в министерство социальной политики Свердловской области.

В министерстве, еще раз подчеркнув законность происходящего, добавили лишь одну деталь: «При передаче ребенка присутствовал психолог».

Однако скорость, с которой Сережу передали незнакомой ему (хоть и родной) женщине, удивляет не только его тетю.

— Да, с точки зрения закона здесь все совершенно четко сделано, — говорит уполномоченный по правам ребенка в Свердловской области Игорь Мороков. — Но мгновенность передачи вызывает вопросы. Сейчас не только мы, но и федеральный уполномоченный Анна Кузнецова подключилась к этой ситуации. Будем разбираться не только с законностью, но и с тем, как сделать лучше для ребенка в психологическом плане.

По словам президента фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елены Альшанской, менять обстоятельства для ребенка в такой ситуации нужно постепенно.

— Когда у ребенка уже есть привязанность [к взрослому], передача его в другую семью, пусть и к родителям, не может быть мгновенной, — говорит она. — Особенно если ребенок не поддерживал с ними контакт.

Насколько я поняла, в этой ситуации мальчика даже не предупреждали и не готовили к тому, что его отдадут маме. Так делать нельзя. Ребенок — не бревно, и перемещений в таком формате быть не должно.

Передавать его необходимо постепенно: пусть проведет с мамой выходные, каникулы, привыкнет к ней. Затем, когда связь между ним и мамой появится, можно поменять тетю и маму местами: пусть теперь на выходных остается с тетей, а пять дней в неделю проводит с мамой. И так далее. Я уж не говорю о правильной ситуации, когда ребенок, пусть и находясь в приемной семье, знает, кто его родители и поддерживает с ними контакт. У нас же, к сожалению, почти никогда так не делается. Обычный формат передачи ребенка не только в случае с тетями и опекунами, а даже при бракоразводных процессах — «схватил и убежал». В этом смысле действительно нужно что-то менять в законодательстве и практике работы служб опеки.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera