Сюжеты · Общество

«А сидеть придется»

Суд не отпустил онкобольную из колонии. Она отбывает срок по делу о «булочках с маком»

Этот материал вышел в № 93 от 27 августа 2018
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 93 от 27 августа 2018

14:10, 25 августа 2018Вера Челищева, репортер, глава отдела судебной информации

41958

14:10, 25 августа 2018Вера Челищева, репортер, глава отдела судебной информации

41958

Евгения Полухина, дочь Марии Полухиной, рядом — сестра Марии Нина Чурсина

карточка процесса

Суд: Кромской районный суд Орловской области

Осужденная: Мария Полухина

Статья: ч. 2 ст. 81 УК РФ, ч. 6 ст. 175 УИК РФ

Решение: в освобождении отказано

Село Тросна Орловской области, улица Первомайская. Расположившийся здесь Кромской райсуд похож на спичечный коробок. Удобства во дворе. Там же — упавшие спелые яблоки, которые иногда собирают сотрудники суда.

В 11 утра 21 августа суд должен был рассматривать ходатайство осужденной онкобольной женщины об освобождении по болезни (актировка). Была вероятность, что женщину с ее ходатайством завернут. Вероятность оправдалась.

— Аудиозапись можете вести, поскольку гласность, — на всякий случай сообщил о положении дел в стране незваным гостям судья Руслан Ерохин (с сединой, за 50).

Адвокат попросила судью приобщить к делу обращения Amnesty International на имя генпрокурора страны и главы ФСИН с просьбой отпустить онкобольную по болезни. Судье Ерохину стало заметно нехорошо:

— Какое это отношение имеет к ходатайству об освобождении? Мы просто как макулатуру, что ли, это должны приобщить? — судья пытался сохранить на лице крайнюю степень невозмутимости, но не смог и замахал на сотрудницу Amnesty, которая хотела что-то пояснить с места. — Не надо! Вы у нас в качестве слушателя!

Общественный защитник объяснила, что обращения говорят о том, «что судьба данного человека небезразлична очень многим людям».

— И что дальше? Это доказательство какое-то?

— Ну вот, вы зачитали заключение медико-санитарной части ФСИН о том, что освобождению по болезни осужденная не подлежит. Где в этом заключении доказательство, что ее болезнь не входит в перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания? Доказательств нет. Но вы же приобщили бумагу.

— Это заключение — необходимый документ. Оно будет учитываться как доказательство, — и судья обратился к осужденной: — Они что, вот эти граждане, которые писали эти бумаги из этой организации или как она называется (Amnesty international_ она называется._ — В. Ч. ), знают лучше, чем вы, что у вас обнаружено?!

Осужденная была напугана, но бумаги тоже попросила приобщить. Собственно, кроме правозащитников никто ее здоровьем за эти два года больше не интересовался. Это была 61-летняя Мария Полухина, фигурантка воронежского макового дела, три года назад приговоренная вместе со всей семьей — мужем, дочерью и сестрой к срокам от 8,5 до 9 лет — за продажу пищевого мака, которую уже не существующая ФСКН объявила наркотиком.

По торговцам пищевым маком за последнее десятилетие были заведены сотни уголовных дел, и в каждой конкретной истории были свои оперативники и свои фээсбэшники, крышевавшие рынки, торговые точки и кафе. И кто отказывался сотрудничать, нарывались на ФСКН. Как семья Полухиных, отказавшихся сначала делиться с крышевавшими кафе ментами, а затем со следствием, предлагавшими за взятку закрыть дело.

Этой весной Мария Полухина перенесла тяжелую операцию (онкология), затем — 24 курса лучевой терапии. До этого на протяжении двух лет она жаловалась на сильные боли и кровотечения, однако администрация ИК-6 Орловской области ссылалась то на отсутствие оборудования и врачей, то на нехватку конвоя, который бы мог сопровождать осужденную в гражданскую больницу. Когда Полухина попросила перевести ее на колонию-поселение, ИК-6 попросила Кромской райсуд этого не делать: осужденная «резко снизила свою общественную активность», «вину не признает» и «не испытывает чувства раскаяния». Суд согласился.

Сразу после заседания Полухиной стало плохо и ее (наконец-то, спустя два года) госпитализировали в больницу, врачи которой и обнаружили у нее рак второй стадии и экстренно прооперировали. Причем гражданский врач сильно ругался из-за потери времени.

Колония перед Полухиной не извинилась (еще чего). Но областной суд, срочно рассмотрев жалобу защиты, перевел женщину в колонию-поселение.

К тому моменту у пенсионерки гражданские врачи обнаружили еще и гепатит С, которым она, по ее данным, заразилась сразу при поступлении в ИК-6, когда 13 прибывших осужденных женский врач осматривал одним и тем же медицинским инструментом, не дезинфицируя его (соответствующее заявление Полухиной М.В. имеется в распоряжении редакции, как и разрешение на оглашение диагнозов).

За беспредельные халатность и пофигизм, естественно, никто из сотрудников ИК-6 ответственности не понес, хотя родные писали заявление о преступлении в СК.

Летом этого года дочь Марии Васильевны Яна Орех в качестве общественного защитника подала все в тот же Кромской райсуд ходатайство об освобождении матери от отбывания наказания по болезни (так называемая актировка). Основание: установленный правительством «Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания». К таковым отнесены и все случаи злокачественных новообразований, требующие лечения в специализированной медицинской клинике. Между тем врача-онколога на колонии-поселении в поселке Шахова никогда не было и не будет, как и врача, который бы мог взять биопсию.

Но медико-санитарная часть ФСИН, та самая, которая два года отказывалась вывозить женщину на обследование, принесла теперь в райсуд заключение медицинской комиссии о том, что проведенное недавно обследование осужденной показало, что ее заболевание вообще не подпадает в правительственный Перечень и потому она «не представлена к освобождению» (кроме того, в этих бумагах указывалась иная группа крови, чем та, которая 60 лет была у Марии Полухиной).

— Ваша честь, меня не обследовали, — сообщила по видеосвязи из колонии сама Мария Васильевна. — Это заключение сделали на основании предыдущих документов. Обследования я не проходила. Меня после операции в феврале 2018 года осмотрели всего один раз. Я из больницы вышла четыре месяца назад. И у меня за 4 месяца ни разу не взяли кровь на биопсию, хотя я постоянно просила…

— Понятно, — отозвался судья и попросил что-то сказать представителя медсанчасти. Молодая блондинка представилась начальником филиала медицинской части № 3 ФКУЗ МСЧ 57 ФСИН России, майором внутренней службы Татьяной Усачевой. Признала: комиссия изучала лишь амбулаторную карту Полухиной, сама осужденная на медкомиссию «не вывозилась». Дальше цитирую без купюр:

— Да, заболевание у осужденной есть. Есть. Но учитывая, что на настоящий момент она отбывает наказание в колонии-поселении, здесь имеется как бы лицензия на доврачебную помощь. Всю остальную помощь осужденные получают по обязательному медицинскому страхованию — полису ОМС. Поэтому она не представлена к освобождению. В колонии-поселении она может сдать кровь по полису ОМС. Может обращаться к фельдшеру.

—У нее даже изменился диагноз. В настоящий момент стадия ремиссии. Можно сказать, болезнь в процессе затухания. Ну то есть затишье.

— Затишье, — утвердительно повторил судья.

— Да. Но что будет в последующем, никто не скажет.

— Ну то есть можно констатировать определенное улучшение состояния?

— Затишье.

— Затишье. Ну по крайней мере не ухудшение, да?

— Не ухудшение.

Вопросы к начальнику медчасти были у общественного защитника. Госпожа Усачева повторяла, что осужденная спокойно может обслуживаться по полису ОМС «на базе городской центральной районной больницы».

— Но там нет онколога. Почему вы считаете, что по месту отбывания ей может быть оказана специализированная медицинская помощь? — спрашивала Яна Орех. Начальница медсанчасти была верна себе: «Осужденным, находящимся в колонии-поселении, оказывают помощь по полису ОМС».

Не выдержала сама Мария Полухина:

— Ваша честь, когда я только приехала на поселение, у меня случился приступ. Скорая приехала. Врач вколол такие уколы, что мне еще хуже стало.

Через день приступ повторился. И когда врач приехал снова, он администрации при мне сказал: «Вы меня не вызывайте, я ей помочь не могу».

— Понятно, хорошо. Прокурор? — обратился Ерохин к девушке в розовой обтягивающей кофте и с длинными красными ногтями. Та все заседание молчала. Теперь была предельно лаконична: «Оснований для освобождения не имеется».

Судья Ерохин находился в совещательной комнате строго 15 минут: пенсионерку Полухину лечиться на свободу не отпустил.

…Через два часа мы будем в поселке Шахово на краткосрочном свидании с самой Марией Полухиной, ее дочерью Женей и сестрой Ниной Чурсиной. Несмотря на то что это колония-поселение, по ее территории осужденным передвигаться свободно нельзя, везде заборы с колючей проволокой. Больше походит на концентрационный лагерь.

На встречу нам дали час, в присутствии сотрудника учреждения. Женщины рассказали среди прочего про антисанитарию (например, две раковины, в которых осужденные и стирают, и моют овощи\фрукты), про то, что два месяца им не пропускают «Новую газету» (а тут ее читают, «сначала мы, женский отряд, потом передаем в мужской»), а номер с материалом о том, как Полухину два года не лечили в ИК-6, вовсе изъяли. По поводу «оказания медицинской помощи»:

врач орловского онкоцентра Галина Мурадян, куда раз в три месяца возят Марию Васильевну, так тесно сотрудничает с колонией, что первым делом, даже не осмотрев женщину, спрашивает: «Что, сидеть не хочется? А сидеть придется».

Еще: 9 месяцев Женя Полухина добивалась осмотра у стоматолога или хотя бы возможности поехать к платному. Наконец-то на днях разрешили, но в платной клинике «ДинАстия» (г.Орел, ул. Горького, 47) ее принимать отказались так как «не работают с осужденными».

Глава посаженного семейства, 61-летний Александр Полухин, отбывает наказание в колонии строгого режима в Воронежской области. Семью он уже не видел три года, а семья его. Сроки отсидки у них заканчиваются в 2022–2023 годах.

с. Тросна — с.Шахово — Орловская область — Москва

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#суды #воронежская область #воронеж #маковое дело

важно

3 часа назад

Российские фигуристы Синицина и Кацалапов стали чемпионами мира в танцах на льду

Slide 1 of 7

выпуск

№ 32 от 26 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 32 от 26 марта 2021
  • № 31 от 24 марта 2021
    № 31 от 24 марта 2021
  • № 30 от 22 марта 2021
    № 30 от 22 марта 2021
  • № 29 от 19 марта 2021
    № 29 от 19 марта 2021
  • № 28 от 17 марта 2021
    № 28 от 17 марта 2021
  • № 27 от 15 марта 2021
    № 27 от 15 марта 2021
  • № 26 от 12 марта 2021
    № 26 от 12 марта 2021
  • № 25 от 10 марта 2021
    № 25 от 10 марта 2021
  • № 24 от 5 марта 2021
    № 24 от 5 марта 2021
  • № 23 от 3 марта 2021
    № 23 от 3 марта 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Расследования

Крым их Как поделили полуостров друзья Владимира Путина и местные чиновники. И чем этот «дележ» обернулся для обычных жителей

496738

2.
Комментарий

Прасковеевские небеса Тайны геленджикского двор[ц]а: кому он принадлежит на самом деле, зачем его строили и как рухнули мечты. Исследование Владимира Пастухова

258735

3.
Сюжеты

«Заткните это животное!» В Находке структуры, которые были связаны с Ротенбергом, строят завод по производству метанола для Китая. Он нравится всем, кроме местных жителей

186202

4.
Колонка

Масочный режим для фуфловира Главу «Биотек» Шпигеля арестовали потому, что госструктуры не простили частникам конкуренции в ковид-пандемию. А губернатор пошел довеском

183531

5.
Сюжеты

«Умирать я буду одинокой» Пройти девяностые и штурмовать Грозный, биться на ринге и прыгать с парашютом. Ничто не сделает мужчину — мужчиной, если внутри него живет женщина

166578

6.
Репортажи

Миллиардер. Из Пензы Как выживает один из беднейших регионов России, где губернатор арестован за взятки. Репортаж «Новой»

133880

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera