Репортажи · Общество

Львиная доля

Как нарисованный сто лет назад царь зверей меняет судьбу деревни

Этот материал вышел в № 91 от 22 августа 2018
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 91 от 22 августа 2018

22:00, 21 августа 2018Надежда Андреева, собкор по Саратовской области

2615

22:00, 21 августа 2018Надежда Андреева, собкор по Саратовской области

2615

Фото: Матвей Фляжников / специально для «Новой»

Юлия Терехова. Vk.com

Когда аспирантка Европейского университета Юлия Терехова объявила, что намерена открыть в Поповке музей народной живописи, Рунет аплодировал. Пользователи, знакомые с саратовской географией, оценивали перспективы: село находится в 25 километрах от районного центра и в 240 километрах — от областного. Шансов привлечь посетителей и деньги — один на миллион. То есть это так же вероятно, как найти в пустующей избе нарисованного льва с человеческими глазами и еще 13 одушевленных персонажей на 80 расписных квадратных метрах.

За семь лет здесь прошло 15 смен лагерей волонтеров, помогавших привести «дом со львом» в порядок. Рядом с избушкой за счет грантов построили культурный центр с окном во всю стену, библиотекой и звездным небом на потолке. Как рассказывает Юлия, здесь есть «матрасы, кухня, свет и тепло» и можно переночевать «прямо совсем бесплатно». Известные издательства подарили центру 400 килограммов книг, а гости музея прислали остальное — от подержанной микроволновки до телескопа. За счет интернет-пожертвований сельские школьники съездили в Мюнхен, Москву и Петербург. Учительница прошла стажировку в столице, и теперь в Поповке изучают английский язык.

Улыбающийся лев с человеческими глазами. Фото: Матвей Фляжников / специально для «Новой»

Конечно, лев — всего лишь краска на стене, неспособная на чудеса. В Поповке по-прежнему почти негде работать. Нет больницы, дорог, общественного транспорта, фонарей, а школа — под угрозой закрытия. Но здесь нет еще кое-чего, предрешающего судьбу тысяч подобных сел. Здесь нет безнадеги.

Путь топора

В переулок Пушкина ведут привязанные к заборам таблички с улыбающимся львом. Третий дом от речки. Перед забором с раскрашенными штакетинами — гора бревен. Под березкой — ноутбук. Ревет «Раммштайн». Бородатые ребята в шортах и кедах кидают в тачку старые опилки. В доме началась реставрация.

Музей «Дом со львом». Фото: Матвей Фляжников / специально для «Новой»

Залезаем на пенек, заменяющий разобранное крыльцо. С порога чуть не ныряем в метровой глубины яму: полы сняты, из фундамента вычищена старая засыпка, видны саманные кирпичи, на которые опирается сруб. Перешагивая с балки на балку, реставратор Антон Мякишев объясняет, как дом устроен изнутри. «Использовались дуб и елка. Такие деревья здесь не растут, возили откуда-то издалека».

Реставратор Антон Мякишев. Фото: Матвей Фляжников / специально для «Новой»

О «доме со львом» Антон узнал лет шесть назад, когда был студентом вологодского университета. Любит работать с деревом и делает это уже четыре года — сначала как проектировщик, теперь и как плотник с топором в руках.

Во дворе «дома со львом» под навесом на четырехъярусном стеллаже лежат снятые доски обшивки с номерными бирками. В углу — завернутые в пленку резные наличники. На завершающем этапе каждый элемент фасада вернут на место. Но это будет через два сезона. В ближайшее время реставраторы намерены заниматься срубом: поставят временный металлокаркас и поочередно, по венцу переберут стены.

Антон раскладывает на крыльце культурного центра рабочий инструмент. «Вот колунообразный топор. Таким работали в XV–XVI веках. На древесине он оставляет волнообразный след, совершенно не такой, как у советских топоров. Ударять им по дереву нужно под другим углом. Вот так называемый шведский топор — столярный, подтесать-подрубить. Ручка у него меньше, лезвие уже. Это — черта, плотницкий циркуль, им размечают паз и чашу для крепления бревен. Инструменты выкованы на заказ в кузнях при реставрационном центре в Кириллове Вологодской области».

Колунообразный и шведский топоры. Фото: Матвей Фляжников / специально для «Новой»

Через краудфандинг на восстановление дома собрали больше 700 тысяч руб­лей. Нужно еще 190 тысяч.

Жемчужина экспозиции

На другой стороне переулка за зеленым забором — дом дяди Пети, смотрителя музея. «Около льва койка стояла, а дети на печке спали», — выразительно «окая», рассказывает Петр Мишанин. Как появились росписи, неизвестно. В 1932 году семью, владевшую домом, раскулачили и отправили в ссылку. Колхоз отдал избу родственникам Петра Егоровича. Здесь открыли что-то вроде детского сада: хозяйка присматривала за соседскими малышами и готовила еду для колхозников. Дом перешел к ее дочери, Матрене Михайловне. Она вырастила 14 детей. Для большого семейства колхоз построил кирпичный дом, а избу продали фронтовику Тарасу Лазаревичу.

Смотритель музея дядя Петя. Фото: Матвей Фляжников / специально для «Новой»

Сидя на лавочке под окнами, дядя Петя рассказывает об иностранных туристах, для которых проводил самодеятельные экскурсии. «Англичане, немцы, французы. Интересно с ними? Когда молодые девчата приезжают, то конечно!» — смеется смотритель и мастерски заимствует у фотокора сигарету. Недаром многие посетители считают дядю Петю «изюминкой» экспозиции.

Петр Егорович родился в Поповке, «у тетки в конюшне, в роддом тогда не возили». Поэзией Некрасова собеседник не увлекается, но цитату приводит почти дословную: «Семья-то была большая, да мужиков двое — отец и я. Пять сестер, старшая 1938 года рождения, младшая — 1960-го». В селе было 400 дворов (сейчас здесь официально прописаны около 200 человек). В школьных классах было по 45 человек.

За всю жизнь дядя Петя выезжал в Саратов два-три раза — в военкомат и за невестой. «Как с армии пришел, отец сразу меня женил, чтобы не избаловался. Венчались украдкой. Я-то пастух, а Валя в библиотеке работала». Петр Егорович получает 11 тысяч рублей пенсии и 1 тысячу за экскурсии, не считая чаевых.

Когда колхоз развалился, «село разъехалось». По вторникам и пятницам сюда приезжает фельдшер (она же аптекарь). С общественным транспортом дела обстоят так же, как с асфальтом. Зато, в отличие от других малых сел, в Поповке есть уличное освещение.

«Это и правда мы?»

«Ничего, что я в рабочей одежде?» — Наталия Кузьмина отряхивает черную футболку. Наталия Николаевна преподает в школе музыку.

Школьный преподаватель Наталья Николаевна. Фото: Матвей Фляжников / специально для «Новой»

Семь лет назад она водила по селу студентов саратовского филфака, приехавших в фольклорную экспедицию. Рассказала, что раньше здесь было несколько домов с росписями, их уже разобрали на дрова, а один, со львом, еще можно сфотографировать. Снимки разлетелись по интернету. Районные власти денег на открытие музея не нашли. Росписи спасла аспирантка Европейского университета Юлия Терехова, выкупившая избушку за 80 тысяч рублей.

В 2015 году, как пишет в соцсетях Юлия Терехова, «мы подумали — почему бы не показать детям мир?» «Появился один прекрасный донор и сказал: дети едут, деньги будут». И дети полетели в монтессори-школу в Мюнхен. Потом были поездки в Петербург (музеи согласились принять школьников из Поповки бесплатно), на фольклорные фестивали в Архангельскую и Ульяновскую области. На деньги, вырученные от продажи календаря с музейными иллюстрациями, Кузьмина прошла стажировку в Москве и теперь преподает в школе английский.

О культурном центре при музее Юлия Терехова говорит: «Это место, где можно начать смотреть на мир иначе». Когда центр готовили к открытию, в группах музея в соцсетях появлялись объявления: «Друзья, мы ищем микроволновку. Она сразу начнет приносить пользу: разогреет 400 блинов для колядующих». Или: «Итак, у кого есть лишняя тарелка для спутникового интернета? А раз интернет почти есть, то вдруг у кого и ноутбук ненужный лежит?»

Роспись на стенах в музее. Фото: Матвей Фляжников / специально для «Новой»

Френдлента подарила культурному центру настольные игры, аудиоколонки, телескоп. Одна из московских гимназий на деньги от продажи масленичных сувениров оплатила отделку потолка в новом здании — золотые звезды на синем фоне (в подражание фрескам итальянского художника Джотто). Семь саратовских фотографов сделали 45 портретов жителей села, «чтобы люди взглянули на снимки и сказали: это и правда мы?!». Выставку с таким названием показывали в Саратове и Москве.

Один из 13 персонажей музея. Фото: Матвей Фляжников / специально для «Новой»

Спрашиваю учительницу, как повлияла эта история на школьников из Поповки, хотят ли они продолжать образование? Наталия Николаевна смотрит растерянно. Объясняет, что в сельской школе — 9 классов. Если родители хотят, чтобы ребенок учился дальше, они должны найти ему жилье в Хвалынске. Сейчас в Поповке — 36 школьников и 15 детсадовцев.

…«Что будет, когда мы отреставрируем дом? — пишет Юлия Терехова на странице музея в соцсети. — Он наконец-то станет таким, каким бы его давно сделали, например, в Швеции. В глухое село приедет больше туристов. Смотритель дядя Петя починит свою старенькую «Оку», а тетя Галя заработает на туристских обедах на билет в город, где живет ее семья. Солистка школьного ансамбля Диля сможет попасть в хорошую клинику (это горит) и записать песню в студии (а это мечта).

Школу не закроют. Кто-то напишет тут диссертацию о Джотто. В общем, мы не только реставрируем дом, мы понемногу разгребаем тьму».

 

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#деревня #музеи #саратовская область
Slide 1 of 7

выпуск

№ 32 от 26 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 32 от 26 марта 2021
  • № 31 от 24 марта 2021
    № 31 от 24 марта 2021
  • № 30 от 22 марта 2021
    № 30 от 22 марта 2021
  • № 29 от 19 марта 2021
    № 29 от 19 марта 2021
  • № 28 от 17 марта 2021
    № 28 от 17 марта 2021
  • № 27 от 15 марта 2021
    № 27 от 15 марта 2021
  • № 26 от 12 марта 2021
    № 26 от 12 марта 2021
  • № 25 от 10 марта 2021
    № 25 от 10 марта 2021
  • № 24 от 5 марта 2021
    № 24 от 5 марта 2021
  • № 23 от 3 марта 2021
    № 23 от 3 марта 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Расследования

Крым их Как поделили полуостров друзья Владимира Путина и местные чиновники. И чем этот «дележ» обернулся для обычных жителей

497271

2.
Репортажи

Миллиардер. Из Пензы Как выживает один из беднейших регионов России, где губернатор арестован за взятки. Репортаж «Новой»

190191

3.
Сюжеты

«Заткните это животное!» В Находке структуры, которые были связаны с Ротенбергом, строят завод по производству метанола для Китая. Он нравится всем, кроме местных жителей

188334

4.
Колонка

Масочный режим для фуфловира Главу «Биотек» Шпигеля арестовали потому, что госструктуры не простили частникам конкуренции в ковид-пандемию. А губернатор пошел довеском

183893

5.
Сюжеты

«Умирать я буду одинокой» Пройти девяностые и штурмовать Грозный, биться на ринге и прыгать с парашютом. Ничто не сделает мужчину — мужчиной, если внутри него живет женщина

166738

6.
Версии

Танкер, который смог Почему блокировка Суэцкого канала не похожа на случайность

113851

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera