Сюжеты · Общество

Кто-то дожил, а кто-то – нет

Суды не отпускают по УДО тяжелобольных женщин, а лечить их просто негде

Этот материал вышел в № 69 от 2 июля 2018
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 69 от 2 июля 2018

18:22, 1 июля 2018

1345

18:22, 1 июля 2018

1345

Суд: Европейский суд по правам человека
Заявители: Оксана Семенова, Мария Бухтеева и их родные
Ответчик: Российская Федерация
Статья: ст. 3 Международной конвенции о защите прав человека и основных свобод («Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию»)
Решение: выплатить семьям погибших 20тысяч и15тысяч евро соответственно

В ЕСПЧ на сегодняшний день находится уже третье дело, связанное с гибелью в колонии онкобольной женщины, которая не получала там должного лечения. Ранее Страсбург вынес решения по делам двух других осужденных, которые умерли в условиях несвободы. Россию обязали выплатить их семьям 35 тысяч евро.

В исправительной колонии у осужденной Екатерины Нусаловой, чье дело сейчас рассматривает Страсбург, обнаружили злокачественную опухоль 4-й стадии. Сопутствующие заболевания: поражения костей позвоночника, гепатит, ВИЧ. Спустя год после постановки диагноза состоялся суд по поводу УДО. Но в освобождении Кате отказали. Отпустил тяжелобольную женщину лишь суд второй инстанции (пришлось вмешаться уполномоченному по правам человека Ленинградской области Сергею Шабанову). Покидала стены учреждения Екатерина в инвалидной коляске. По просьбе уполномоченного, дома в Мурманске ее встретила скорая и отвезла сразу в больницу. Катя умерла через два месяца. У нее остались двое детей.

В феврале 2018 года ЕСПЧ вынес решение в пользу Марии Бухтеевой, которая погибла в колонии из-за отсутствия лечения. Суд приравнял неоказание должной медицинской помощи к пыткам. В октябре 2017-го Страсбург вынес решение по делу Оксаны Семеновой, которая также умерла от рака («Новая», № 38 от 11 апреля 2016 г. — «Срок не закончился. Закончилась жизнь»). Бухтеева и Семенова были соседками по палате тюремной больницы имени доктора Гааза (Санкт-Петербург).

Осужденной по 228 статье УК РФ («Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление наркотиков») Семеновой был официально диагностирован рак 4-й стадии. Однако суды в освобождении по болезни ей отказывали. В больнице им. Гааза она и умерла.

В 2013 году Марию Бухтееву приговорили к 8 годам и 1 месяцу заключения (тоже 228 ст. УК РФ). Для отбытия наказания она была этапирована в Саблино Ленинградской области. Там она почувствовала боль в груди. Сначала Марию долго не выводили к врачу. Впрочем, это обычное дело: в исправительных учреждениях есть только штатные терапевт, психиатр и гинеколог, всех остальных специалистов заключенные могут ждать месяцами. И это одна из причин, по которой диагностика раковых заболеваний в СИЗО и колониях происходит лишь на последних стадиях. В тюремную больницу им. Гааза Мария попала только в ноябре 2015 года, через 7 месяцев после первой жалобы на здоровье. Диагноз: рак 4-й стадии. Суд состоялся 17 марта 2016 года. Выступил онколог: «Кровотечение может открыться в любой момент. При таком кровотечении пациент теряет один литр крови за 10 минут. Если начнется кровотечение, я физически не успею перевезти ее в диспансер».

Член ОНК Леонид Агафонов, присутствовавший на заседании, вспоминает: «Прокурор начал задавать вопросы, касающиеся материалов уголовного дела, за которые Бухтеева уже была осуждена. Суд не посчитал нужным выслушать людей, которые знали, чем чревато дальнейшее пребывание в стационаре с ограниченным койко-местом и без лечения». В итоге суд отказал в освобождении по УДО. Мария умерла через 19 дней, не дожив до своего 29-летия. У нее осталась маленькая дочь.

После того как решение ЕСПЧ по делу Бухтеевой было вынесено, уголовное дело по статье «Халатность» завели в отношении бывшего начальника тюремной больницы им. Гааза Дмитрия Иванова.

— Начальник тюремной больницы попал под суд, но его просто сделали крайним, — говорит правозащитник Леонид Агофонов. — А привлекать надо всю цепочку причастных. 7 месяцев Мария не могла попасть к врачу, да и сейчас проблема не решена. Онколог в больнице им. Гааза появился, но до сих пор нет лицензии на химию и лучевую терапию, а имеющееся оборудование и квалификация врачей не позволяют ее получить, не решена проблема с конвоем. Сейчас в больнице всего 132 места для больных, этапируемых со всей России, а женских — всего 20. То есть просто попасть туда на хоть какое-то лечение очень сложно. Нужно ли говорить, что при этапировании из Калининграда или Камчатки сложность состоит уже в том, чтобы доставить женщину живой.

Тем не менее правозащитники и юристы констатируют: положительная динамика все же есть. С 2017 года значительное количество решений судов об освобождении от отбывания наказания в связи с болезнью выросло. В 83% случаев тяжелобольных заключенных освобождали (против 44,4% в 2016-м). Почему только это нельзя было сделать, не дожидаясь смертей и решений ЕСПЧ?

Наталия Донскова —
для «Новой»

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

важно

4 часа назад

Российские фигуристы Синицина и Кацалапов стали чемпионами мира в танцах на льду

Slide 1 of 7

выпуск

№ 32 от 26 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 32 от 26 марта 2021
  • № 31 от 24 марта 2021
    № 31 от 24 марта 2021
  • № 30 от 22 марта 2021
    № 30 от 22 марта 2021
  • № 29 от 19 марта 2021
    № 29 от 19 марта 2021
  • № 28 от 17 марта 2021
    № 28 от 17 марта 2021
  • № 27 от 15 марта 2021
    № 27 от 15 марта 2021
  • № 26 от 12 марта 2021
    № 26 от 12 марта 2021
  • № 25 от 10 марта 2021
    № 25 от 10 марта 2021
  • № 24 от 5 марта 2021
    № 24 от 5 марта 2021
  • № 23 от 3 марта 2021
    № 23 от 3 марта 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Расследования

Крым их Как поделили полуостров друзья Владимира Путина и местные чиновники. И чем этот «дележ» обернулся для обычных жителей

496764

2.
Комментарий

Прасковеевские небеса Тайны геленджикского двор[ц]а: кому он принадлежит на самом деле, зачем его строили и как рухнули мечты. Исследование Владимира Пастухова

258767

3.
Сюжеты

«Заткните это животное!» В Находке структуры, которые были связаны с Ротенбергом, строят завод по производству метанола для Китая. Он нравится всем, кроме местных жителей

186339

4.
Колонка

Масочный режим для фуфловира Главу «Биотек» Шпигеля арестовали потому, что госструктуры не простили частникам конкуренции в ковид-пандемию. А губернатор пошел довеском

183559

5.
Сюжеты

«Умирать я буду одинокой» Пройти девяностые и штурмовать Грозный, биться на ринге и прыгать с парашютом. Ничто не сделает мужчину — мужчиной, если внутри него живет женщина

166587

6.
Репортажи

Миллиардер. Из Пензы Как выживает один из беднейших регионов России, где губернатор арестован за взятки. Репортаж «Новой»

136213

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera