Комментарий · Общество

Топор, нож, коктейль Молотова

Не спрашивай, что происходит с детьми, спроси, что происходит с нами

Этот материал вышел в № 6 от 22 января 2018
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 6 от 22 января 2018

15:20, 20 января 2018Алексей Тарасов, Обозреватель

22791

15:20, 20 января 2018Алексей Тарасов, Обозреватель

22791

Иллюстрация: Алексей Комаров / «Новая»

Перерезанные сонная артерия, яремная вена, отрубленный палец… Нет нужды пересказывать фабулу трех вооруженных нападений подростков в школах России: 15 января в Перми, через день, 17-го, в деревне Смольное Сосновского района Челябинской области, еще через день, 19-го числа, в военном городке Сосновый Бор под Улан-Удэ. Нет нужды и в конспирологии о связи «всех трех происшествий посредством соцсетей» — эту версию проверяют органы, на то они и органы, чтобы все проверять, но вообще-то все подобные события — пожары в интернатах, в общежитиях, авиакатастрофы и авиапроисшествия — давно у нас случаются наплывами, сериями. Тишина, потом снова.

Четыре месяца назад, 14 сентября, в Дивногорске (город-спутник Красноярска) 14-летний восьмиклассник на перемене с ножом напал на 12-летнего. В этот же день стало известно, что в самом Красноярске (в Ленинском районе в хозяйственном помещении) шестиклассник надругался над первоклассником — совершил, говоря языком СК, НДСХ (насильственные действия сексуального характера). Двое детей, 7 и 9 лет, удерживали жертву. Поскольку фигуранты не достигли возраста уголовной ответственности, дело было прекращено одновременно с другим подобным: в Златоусте (Челябинская область) 9-летнюю изнасиловал 13-летний.

Полтора месяца назад в больнице Красноярска скончалась восьмиклассница, избитая тремя своими сверстницами после уроков за гаражами. Отличница, из благополучной семьи. За избиением наблюдало не менее 20 школьников. В Иркутске тогда же на спортивной площадке школы № 4 в микрорайоне Юбилейный 16-летний зарезал 15-летнего.

В октябре 2016-го тоже за одну неделю, как сейчас, в одном Красноярском крае — три случая детской поножовщины. Семиклассник зарезал ножом-бабочкой ровесника; шестиклассницы в Дивногорске устроили разборки в лесополосе, и одна из них 10-сантиметровым кухонным ножом изрезала (не насмерть) двух одноклассниц; в Шушенском 17-летний подросток под наркотиками зарезал 15-летнего.

Потом у деток три недели покоя, если не считать, что в Сосновоборске (еще одном спутнике Красноярска) пятиклассник разбил голову учительнице русского языка и литературы, метнув стул. 6 ноября двое 15-летних убили топором и монтировкой в поселке Нижний Ингаш трех односельчан, дом подожгли. О них никто ничего не узнал, они не вели трансляций, страна через неделю наблюдала в «Перископе» за трагедией других 15-летних — в Стругах Красных.

И снова на какое-то время затишье. А до этого, в одну неделю мая 2015-го, в лицее в Борзе Забайкальского края — два самоубийства. До этого еще два — в октябре и ноябре 2014-го. И еще были две попытки. Это на 400 подростков.

Страна уже давно спасается от подобных новостей отключением болевых рецепторов: если все воспринимать, как подобает, то есть всерьез, — сойдешь с ума. И впечатление, что, повышая порог восприимчивости, мы переходим к жизни уже скальной, земляной, неорганической. А там законы простые, там — круги на воде, цепная реакция, каменная или снежная лавина. Бесконечное повторение одного и того же. Та самая серийность. Уже не больно.

Возможна ли координация в соцсетях этих школьных нападений? Вот полпред президента в Сибирском федокруге Сергей Меняйло увидел в происходящем связи и планирование. Цитирую по РИА Новости:

«Есть информация, что это была закрытая группа вСети. Сейчас устанавливается взаимосвязь сослучаем вПерми. […] Ребята планировали эту акцию. […] Мы помним тему «Синий кит» ивсе остальные. […] Я несомневаюсь нисколько, ноэто следствие покажет, что есть организаторы всего этого».

(Напомню: предшественник Меняйло на этом посту генерал Рогожкин углядел в катастрофических пожарах 2015 года в Забайкалье диверсионную деятельность специально обученной оппозиции.)

Самая популярная среди школьников соцсеть «ВКонтакте» меж тем заявила, что участники нападения на школьников в Улан-Удэ не посещали ее уже несколько лет.

Тем не менее замглавы Минкомсвязи Алексей Волин сообщил, что группы в соцсетях, побуждающие к насилию в школах, будут блокироваться по той же схеме, как и сообщества, побуждающие к самоубийству. Ряд групп зачистили уже 19 января. В Думе намерены рассмотреть очередной запрет — на регистрацию в соцсетях до достижения 14 лет.

Смысловая нагрузка и эффективность всей этой активности — разговор отдельный. Даже если обнаружится связь «посредством соцсетей» Перми и Улан-Удэ, что это поменяет? Все эти бесконечные разговоры про закрытые аккаунты и группы подростков нужны, похоже, лишь затем, чтобы не говорить о главном. О реальной жизни, что идет прежде пабликов с «мемесами». И дети сначала набираются впечатлений от нее. Потом уже приходят в соцсети и ищут то, к чему расположилась душа. А тайные сообщества янгстеров, детские тайные языки, детский argot были всегда (см., например, очерки об этом — как раз на прибайкальском и забайкальском материале — Г. С. Виноградова, изгнанного в 1929 году из Иркутского университета, где он с М. К. Азадовским создал крупнейший этнографический центр).

В Перми подростки были подписаны в ВК на группы о Колумбайне, в Улан-Удэ их сверстник носил футболку с лого той же рок-группы, что носили убийцы-колумбайнеры. Но и подражательные убийства и самоубийства, «эффект Вертера» появились не после массовой бойни, устроенной двумя отроками в школе Колумбайн в день рождения Гитлера в 1999 году, а, как бы сказать помягче, задолго и до этого, и до интернета, и вообще до электричества.

Статистика

Между тем за 16 путинских лет (2000—2015), статданные которых обработали-осмыслили-обнародовали, преступления несовершеннолетних упали более чем втрое: со 195 426 до 61 153. В эти же годы сократился почти вдвое и удельный вес несовершеннолетних среди преступников. Исследователи говорят о снижении уровня насилия во всем мире и об общих тенденциях в России и США:

на наших глазах вырастает самое примерное из всех поколений — Z, центениалы.

Не бунтари, всё позже пробуют алкоголь и начинают курить или не начинают вовсе, позже и ответственнее начинают половую жизнь (ВОЗ свидетельствует о снижении подростковых беременностей во всем мире).

От бурятских чиновников услышать содержательные комментарии затруднительно, констатация фактов не сопровождается их трезвой оценкой. Опираться на личные впечатления от наших деток (ведь наши — все хорошие) — тоже не вариант. Поэтому — к науке. Однако попытки запихать отечественную школоту в западные рамки, подладить их под описания центениалов не могут заменить качественные исследования российских подростков. А найти таковые (например, о детях Забайкалья и Прибайкалья) не удалось. Из корпуса работ на платформе eLIBRARY.RU (крупнейшей в РФ электронной библиотеки научных публикаций) складывается впечатление, что исследователей более всего интересуют суициды этих подростков — работ полно. Живых изучают куда меньше.

А к впечатляющим статданным о резком падении преступности несовершеннолетних есть опрокидывающие их сноски и комментарии. Старший научный сотрудник НИИ академии Генпрокуратуры Дамир Ережипалиев (Всероссийский криминологический журнал, 2017, т. 11, № 1) отмечает, что качественная характеристика подростковой преступности из года в год ухудшается. Вот некоторые положения из его анализа:

  • с 2010-го по 2015-й число детей, совершивших преступления в состоянии наркотического опьянения, выросло более чем втрое;
  • растет доля рецидива;
  • складывается тенденция значительного омоложения детской преступности;
  • растут особо тяжкие преступления, нередко отличающиеся «исключительной жестокостью, глумлением над потерпевшими, цинизмом». Все больше распространяются виды преступлений, ранее присущие в основном взрослым, в т.ч. с использованием пыток;
  • высоким остается удельный вес числа несовершеннолетних, совершивших групповые преступления. В 2010-м — 40,9%, в 2015-м — 42,2%. «Жестокость, импульсивность, интенсивность и ситуативность групповых преступлений, совершаемых детьми, отягощают их последствия, часто доводят их до уровня более высокого в сравнении с тем, который наблюдается даже в результате противоправных действий взрослого населения».

Троекратное падение преступности — мнимость. Оно обусловлено двумя вещами. Сокращением численности подростков уголовно наказуемого возраста на 45,8%: с 9 712 563 в 2000 году до 5 267 535 человек в 2015-м. И — значительным числом преступлений, укрытых от учета и регистрации, снижением активности по их выявлению. «Подростковая преступность регистрируется только на основании данных о раскрытых преступлениях. […] Существующая официальная статистическая отчетность препятствует реальной оценке криминальной пораженности учащихся, что, в свою очередь, снижает эффективность профилактической работы».

Лишь один пример. В том же научном журнале (только это публикация 2012 года) доцент кафедры уголовного права и криминологии Байкальского госуниверситета экономики и права Анна Бычкова разбирает, как может вводить в заблуждение раздел 2 (строка 36) существующей формы отчетности — она содержит сведения о количестве «вынесенных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего в связи с недостижением им возраста уголовной ответственности». Так вот, в Бурятии и в Забайкальском крае это число за все анализируемые годы превышает число подростков, материалы по ООД (общественно опасные деяния) которых рассматривались. В Иркутской области — все иначе: таких несовершеннолетних значительно больше, чем вынесенных в отношении них постановлений. Бычкова доказывает: практика учета не позволяет определить фактическое число ООД подростков.

После резонансного убийства минувшим летом в Бурятии на байкальском берегу молодого спортсмена Юрия Власко и внезапного обнаружения чрезвычайной популярности у местной молодежи практик АУЕ какое-то время чиновники в Улан-Удэ только и талдычили о необходимости профилактической работы. Особенно в школах.

В школе Соснового Бора тоже существовал культ АУЕ и его верные адепты. Но о какой профилактике вести речь, если нет ни статистики, отражающей действительность, ни понимания предмета, и нет ничего, что можно противопоставить АУЕ?

Еще цитата из Бычковой: «В Бурятии и Забайкальском крае в некоторые годы повторность общественно опасного поведения «несубъектов» (_т.е. подростков, не достигших возраста уголовной ответственности. _— А. Т. ) превышает 80—90%».

Химия и жизнь

Спасатели и спецназ прибыли к месту инцидента в поселковой школе Сосновый бор. Фото: РИА Новости

Есть статистика Главного информационно-аналитического центра МВД и главного же организационно-аналитического управления Генпрокуратуры с разбивкой по федокругам и регионам. И из нее следует: сокращение вдвое удельного веса несовершеннолетних среди преступников — это общая температура по больнице. В азиатских регионах эта температура выше среднероссийской до полутора раз и даже вдвое. То есть детей действительно стало вдвое меньше, но их участие в общей преступности осталось тем же или снизилось незначительно. Исключительно на Дальнем Востоке, в Сибири и на Урале. Забайкальский край, Хабаровский, Сахалин, Тува, Амурская, Новосибирская, Иркутская, Свердловская области и т.д. Расхождение с благополучными регионами европейской России — разительное.

Почему так? Россия живет за счет Сибири, российский экспорт на 70% состоит из ее продукции. При этом уровень жизни в азиатской России с европейской ее частью сравнивать трудно. Я не только о бюджетных тратах на душу населения. Хотя и они даже в богатом и благополучном по сибирским меркам Красноярском крае в прошлом году составили лишь 75,1 тыс. рублей. Это не только в разы меньше московских расходов, это меньше и показателей напрочь дотационных регионов.

С детьми, чтобы они не калечили друг друга и своих учителей, надо работать. Детьми надо заниматься каждодневно. А это — деньги. Деньги — в Москве.

Есть еще одна составляющая беды. О ней совсем не говорят, а аккуратно изучали ее в Сибири, похоже, только в советское время. Есть гений места (genius loci) и есть атмосфера места, химия места. Вопрос — в ее влиянии на психику, мозговую деятельность. Химия и жизнь. Одна из версий, почему в мире снижается уровень преступности, — улучшение качества бензина. Меньше свинца в его выхлопах — меньше агрессии. А если в атмосфере не только свинец, а вся таблица Менделеева? Например, в Красноярском крае, по данным из последних обнародованных госдокладов, уровень заболеваемости детей и подростков психическими расстройствами (с впервые установленным диагнозом) превышает показатели по РФ в полтора и более раз.

В последний призыв военно-врачебная комиссия краевого комиссариата зарегистрировала рекордное число юношей с психоотклонениями. Их стало больше на треть, теперь это больше 30% от общего числа нездоровых призывников.

Если оперировать позднесоветскими и начала 90-х данными, похожая картина — во всем Восточно-Сибирском экономическом районе.

Можно на экономическую статистику наложить статистику Роспотребнадзора. Получается вполне наглядно — о колониальном бытие. Насколько больше среднего россиянина средний красноярец дает стране, настолько же ниже его стандарты жизни и настолько меньше страна заботится о нем и его здоровье, разрешая крупнейшим бизнес-корпорациям здесь дикие объемы выбросов, не укладывающиеся ни в какие нормативы. Краевой ВРП на душу населения стабильно превышает средний уровень российских регионов — в разные годы от 10 до 40%. И стабильно, из года в год, Роспотребнадзор, ссылаясь на Федеральный информационный фонд, фиксирует: край превышает средние по РФ показатели заболеваемости населения злокачественными новообразованиями органов дыхания в 1,1…1,4 раза. То есть ровно в той же мере.

У Путина минувшим летом на встрече в Сочи в образовательном центре «Сириус» дети спрашивали: почему премии призерам Всероссийских олимпиад платятся только в том случае, если это школьники из Москвы?

Так скоро это и будут только школьники из Москвы.

Это все я к тому, что мы не можем изменить природу человека, и всегда найдется псих или пара психов, которые с винтовкой или топором придут в школу. Мы не можем изменить и этот мир, глобальные тенденции и логику его развития. Такие массовые бойни в нем случаются. Но мы в принципе, поскольку у нас демократия, могли бы попробовать менять страну — снижать ее токсичность, возвращаться от унитаризма к декларированной Конституцией федерации, менять межбюджетные отношения, заниматься деколонизацией Сибири. Чтобы и в Улан-Удэ тоже занимались детьми. Ими надо заниматься. Но в Сибири на это нет денег.

Еще раз о справедливости

Центениалы — это, быть может, про Москву, и то очень выборочно. А в Улан-Удэ, Перми, Челябинске — другое. Если наши ученые не в состоянии описать вступающее в нашу жизнь поколение, поищем аналоги у западных исследователей. В 1977 году английский антрополог П. Уиллис описал подростков с окраин, «рабочих парней» (lads): они не верили в справедливость капитализма и отвергали образование, ведь их удел — ручной труд, как ни бейся. Дж. Огбю в 1978-м пришел к похожим выводам, изучая в школах США поведение этнических меньшинств: те не принимали социально одобряемые нормы и ценности и формировали «оппозиционную культуру», поскольку учеба не гарантировала им успеха и не обещала повышения общественного статуса.

В общем, наша «гопота» и «быдляк» — в общемировом тренде, правда, запоздало, но кто ж виноват. Сырьевой экономике они только такие и нужны.

При этом без эксцессов не обойтись. Подростковое чувство справедливости — ярче, чем у детей и взрослых. А у подростков-преступников потребность в справедливости куда сильнее, нежели у их правопослушных сверстников. Причем в современной России есть особенность, ее зафиксировала Надежда Астанина (кафедра психологии МГЭИ). Вера в справедливость мира связана со склонностью заключенных к контролю гнева — наличие своего рода «договора» человека и мира о взаимном бережном отношении. Об этом говорит исследование К. Дальберт (C. Dalbert) в колониях Германии. У преступной же юности России — совсем не так. У нее «искажена композиция веры в справедливый мир: вера в общую справедливость преобладает над верой в справедливость по отношению к себе, что может ассоциироваться с «обойденностью судьбой», и обострять желание восстанавливать справедливость, в т.ч. криминальными способами».

То есть справедливости к себе ждать нет смысла, за нее надо бороться. В том и состоит, видимо, наша любимая и ненавистная родовая травма.

Число 14—17-летних в России за путинское время, с 2000-го, сократилось вполовину. Нам бы поберечь их, что ли.

И не надо спрашивать, что с ними происходит, вопрос один, еще Шукшиным заданный в 70-е: что с нами происходит?

И если нам жалко сжигать Останкино, не под силу ограничивать беспредел бизнеса в регионах, если совсем никак выполнять Конституцию с ее положениями о федеративном устройстве, надо искать деньги. Не на Сирию-Донбасс-чемпионаты-универсиады, а на психологов в школах. В том числе школах деревни Смольное и поселка Сосновый Бор.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#насилие #школьники #улан-удэ #бурятия #школы #нападение

важно

36 минут назад

Российские фигуристы Синицина и Кацалапов стали чемпионами мира в танцах на льду

Slide 1 of 7

выпуск

№ 32 от 26 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 32 от 26 марта 2021
  • № 31 от 24 марта 2021
    № 31 от 24 марта 2021
  • № 30 от 22 марта 2021
    № 30 от 22 марта 2021
  • № 29 от 19 марта 2021
    № 29 от 19 марта 2021
  • № 28 от 17 марта 2021
    № 28 от 17 марта 2021
  • № 27 от 15 марта 2021
    № 27 от 15 марта 2021
  • № 26 от 12 марта 2021
    № 26 от 12 марта 2021
  • № 25 от 10 марта 2021
    № 25 от 10 марта 2021
  • № 24 от 5 марта 2021
    № 24 от 5 марта 2021
  • № 23 от 3 марта 2021
    № 23 от 3 марта 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Расследования

Крым их Как поделили полуостров друзья Владимира Путина и местные чиновники. И чем этот «дележ» обернулся для обычных жителей

496617

2.
Комментарий

Прасковеевские небеса Тайны геленджикского двор[ц]а: кому он принадлежит на самом деле, зачем его строили и как рухнули мечты. Исследование Владимира Пастухова

258639

3.
Сюжеты

«Заткните это животное!» В Находке структуры, которые были связаны с Ротенбергом, строят завод по производству метанола для Китая. Он нравится всем, кроме местных жителей

185748

4.
Колонка

Масочный режим для фуфловира Главу «Биотек» Шпигеля арестовали потому, что госструктуры не простили частникам конкуренции в ковид-пандемию. А губернатор пошел довеском

183426

5.
Сюжеты

«Умирать я буду одинокой» Пройти девяностые и штурмовать Грозный, биться на ринге и прыгать с парашютом. Ничто не сделает мужчину — мужчиной, если внутри него живет женщина

166528

6.
Репортажи

Миллиардер. Из Пензы Как выживает один из беднейших регионов России, где губернатор арестован за взятки. Репортаж «Новой»

125784

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera