Сюжеты · Общество

Жизнь до конца

Надо достроить первый за Уралом и единственный на всю Сибирь детский хоспис

Этот материал вышел в № 129 от 20 ноября 2017
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 129 от 20 ноября 2017

21:40, 19 ноября 2017Зоя Ерошок, обозреватель

4752

21:40, 19 ноября 2017Зоя Ерошок, обозреватель

4752

Первый в Сибири детский хоспис. Фото: Митя Алешковский

Евстигнеев прислал тревожное письмо.

Не удалось отобразить 667

Не удалось отобразить 666

Стоп! Евстигнеев никогда не бьет на жалость, он вообще не про ноющие интонации. Да, создает детский хоспис с абсолютно маниакальным усердием, спит четыре часа в сутки, двадцать лет без выходных и отпусков, в него уже просто вросло это невозможное, немыслимое по интенсивности напряжение… Но ведь при этом чрезвычайно позитивный взгляд на мир, невозмутим в трудных обстоятельствах, полон энергичного удовольствия жизнью, и почему-то казалось — всегда неутомим. И вдруг… Минутная слабость? Или: «Мои внутренности пусты»?

Двадцать лет назад Валерий Алексеевич Евстигнеев обеспечивал мукой хлебозаводы и кондитерские комбинаты города Дальнего Востока, и вот однажды ехал в служебную командировку, и в Новосибирске к нему в купе подсадили пассажиров. На три человека — двадцать одно место ручной клади. Барыги-челночники, подумал Евстигнеев, а оказалось, везут в Усть-Илимск, это самый север Байкала, благотворительную помощь домам престарелых и детдомам.

К тому времени Евстигнеев уже пять с половиной лет вполне успешно занимался бизнесом и думать не думал, что случайная встреча в поезде может так решительно и мощно повлиять на него. Но вот купе, двадцать одно место ручной клади и три попутчика, которые («не в надежде на щедрое вознаграждение, а просто так, за это им ничего не надо») совершают благотворительные поступки безукоризненной чистоты и колоссальной силы.

«То были люди Божьего благородного бизнеса», — напишет мне недавно, вдруг вспомнив. Я даже не сразу пойму, что означают эти его слова. Название секты? «Да что вы!» — вскрикнет испуганно. И, помолчав, смущенно: «Это я так понимаю благотворительность».

А почему бы и нет? Да, бизнес. Божий, благородный. Но — бизнес. Какого черта стыдливо умалчивать о коммерческой составляющей, если благотворительность — конкретные поступки, на которые хоть тресни надо найти деньги.

Не удалось отобразить 666

Но подробнее — чуть позже.

Так вот: два с половиной года после встречи в поезде с людьми Божьего благородного бизнеса Евстигнеев еще как-то пытался совместить бизнес и благотворительность, а потом окончательно и бесповоротно бросит бизнес и займется исключительно благотворительностью, создав в Омске Центр помощи больным детям «Радуга».

Я познакомлюсь с ним два года тому назад. Митя Алешковский, который возглавляет благотворительный фонд «Нужна помощь», предложит мне поехать в Омск, где тогда только начал создаваться первый и единственный на всю Сибирь детский хоспис.

С тех пор общаемся с Евстигнеевым, не прерываясь — живьем, по телефону, через письма.

Вообще-то, все началось с того, что строить детский хоспис предложил Валерию Алексеевичу министр здравоохранения Омской области Андрей Евгеньевич Стороженко, а Евстигнеев сразу сказал свое категорическое «нет»: «Я пытаюсь спасти детей. А в хосписе дети умирают».

Но, побывав в немецких хосписах, поймет: это не дом смерти, не приемная смерти. Увидит, какие там, в Германии, условия для немучительной жизни до конца и поклянется себе, что и в Омске будет именно такой хоспис.

Впрочем, слово «хоспис» Евстигнеев не любит и употребляет крайне редко, объясняя это тем, что родители паллиативных (неизлечимо больных) детей слова «хоспис» дико пугаются. Поэтому и омский Центр помощи для неизлечимо больных детей, то есть собственно хоспис, назовет «Домом радужного детства».

«Это дом, где безнадежные дети смогут уйти из жизни тихо и светло, почти без мук, почти без страданий и слез, почти не причинив боли другим. Спасти — задача медиков. А для нас в детском хосписе задача — сокращение страдания».

Из письма Евстигнеева:

Не удалось отобразить 667

Здание под хоспис Евстигнеев купил два года назад. Три строения под одной крышей и четвертое — немного дальше.

Место красоты дивной. Прямо в лесу. Минут пятнадцать езды от города.

Земля площадью в гектар была федеральная. С августа этого года перешла в муниципальную, и сейчас идет процесс оформления земли в собственность «Радуги».

Здания переоборудовали под хоспис.

Сделали уже много. Готов терапевтический (лечебный) корпус, проложили инженерные коммуникации (электрика, сантехника, вентиляция, отопление, бассейн), установили керамическую кровлю, окна, двери, залили полы, закончили с фасадом, ведутся работы внутренние.

Но!

Необходимы: своя электроподстанция (полтора миллиона рублей), газопровод для обеспечения теплоснабжением (еще полтора миллиона рублей) плюс деньги для отделки стен, лестниц, на детские кроватки и прочую мебель и, самое главное, на медицинское оборудование, часть которого закупили благодаря фонду «Нужна помощь», но надо еще и еще…

Короче, не хватает десяти миллионов рублей.

Если не все шарахнулись от цифры с семью нулями — позвольте объясниться.

Сегодня темп стройки омского детского хосписа опережает темп сбора пожертвований.

«Для омичей, чьими силами детский хоспис построен до того состояния, которое уже есть, — признается Евстигнеев, — десять миллионов руб­лей — очень большая сумма. Она, конечно, и в Омске соберется, но на это уйдет еще несколько месяцев, а то и лет. Поэтому мы просим помощи у всех неравнодушных россиян».

«Дом радужного детства» — уникальный проект. Его строят ну вот совсем небогатые люди. К примеру, триста пятьдесят жителей Омска ежемесячно перечисляют на создание детского хосписа сто, пятьсот, максимум тысячу рублей.

«Омичи живут трудно, денег нет вообще, так что я низко кланяюсь этим триста пятидесяти моим землякам», — говорит Евстигнеев.

Однако достроить детский хоспис исключительно на эти деньги не получается. И если поток денег иссякнет (а это может случиться в любую минуту, да хоть прямо вот в эту) — проект остановится.

Не удалось отобразить 666

Из письма Евстигнеева:

Не удалось отобразить 667

А при встрече Валерий Алексеевич рассказывает мне — волнуясь, взахлеб:

«Хочу, чтоб в «Доме радужного детства» не было никаких унылых больничных коридоров, стандартно-убогих палат с жуткими больничными запахами и серых от старости, сырости и грязи простыней с огромными черными штампами. Чтоб каждому ребенку и его маме — трогательная забота, круглосуточная квалифицированная медицинская и психологическая помощь, отдельная уютная комната и свой собственный выход в сосновый лес. Чтоб удобная мебель, современные надежные приспособления для особенных детей, бассейн и белые уточки в пруду…»

На белых уточках в пруду я почему-то не выдерживаю: «Господи, до них ли сейчас?!» Евстигнеев твердо: «До них».

Потом вдогонку, уже из Омска, напишет:

Не удалось отобразить 667

Александр Семин и его команда из агентства What if Semin в социальном ролике о хосписах «Свеча» придумали простые и гениальные слова: «Жизнь на всю оставшуюся жизнь».

Кстати, ролик «Свеча» хоть и посвящен хосписам, но он не о смерти, а о красоте.

Кто-то, наверное, сочтет бессердечием, кощунством или легкомыслием находить возвышающую красоту в том месте, где умирают.

Но…

Белые уточки в пруду — красиво? Живым и здоровым детям нравится? А безнадежные обойдутся? Нет, не на кого-то там вдалеке наезжаю, а в первую очередь на себя. Я ж на этих уточках споткнулась и завопила: «До них ли?!» Теперь вот стыжусь.

Из письма Евстигнеева:

Не удалось отобразить 667

За последние два года одиннадцать паллиативных детей, которых опекал «Дом радужного детства», ушли из жизни. А новых подопечных появилось сто пять.

Ильнар Беркутов живет в Тарском районе Омской области. Не говорит и не ходит. У Ильнара — ДЦП.

Он общается только глазами. Ими и улыбается в ответ. Это тоже язык.

Его мама Насима этот язык понимает. Но у Ильнара с рождения, кроме ДЦП, еще великое множество осложнений, с которыми трудно справляться. Когда нет знаний — нет возможности лечить. А знаний нет почти ни у кого — ни у мам, ни у врачей.

Два года назад на Омскую область было два детских онколога. Сегодня — четыре. Хотя и четыре — это, конечно, очень мало.

Паллиативных детей в Омской области тысяча четыреста человек. Но это неофициальные данные, говорит Евстигнеев. Официальных нет.

Безнадежных детей Евстигнеев ищет сам и по всей Омской области. В больницах. Просто по домам. Каждую среду выездная служба «Радуги» отправляется в районы, самые отдаленные, бывает, и за триста пятьдесят километров.

«Покупаем разные средства реабилитации, учим родителей пользоваться ими».

И — после паузы: «Для некоторых сделать это не успеваем…»

Евстигнеев и тела привозит из морга, и помогает папам и мамам в прощании и захоронении. И после не оставляет родителей…

В штате «Радуги» шестнадцать человек. Зарплаты от двенадцати до двадцати восьми тысяч рублей. У Евстигнеева — не самая большая: двадцать пять тысяч.

Когда он бросил бизнес, первые семь лет платил сотрудникам «Радуги» исключительно из своего кармана, из личных запасов. А себе не начислял ни копейки.

Волонтеры приходят в фонд «Радуга» и в одиночку, и парами, и группами, а из школ, колледжей, вузов и с заводов и фабрик — целыми рабочими коллективами. Самому старшему — семьдесят семь лет. Самому юному — четырнадцать.

Много совсем юной молодежи, но есть и домохозяйки в возрасте, и пенсионеры, и инвалиды.

Девушки и юноши сплошь топ-модели: красивые, высокие, яркие, глаза горят. Совершенно бесплатно и по нескольку часов в день общаются с безнадежными детьми, читают им книжки, играют с ними, нежно разговаривают…

И, знаете, как один молодой, красивый и вдохновенный юноша ответил на вопрос, почему он волонтерит?

«Думаю, это альтруизм».

Так спокойно сказал, просто.

А я подумала: какое забытое слово «альтруизм», надо посмотреть в словаре, что оно в точности означает.

Вернемся к деньгам.

Каждая благотворительная копейка дается Евстигнееву трудом. Иногда мне кажется, что это не реальные деньги, а какие-то метафизические.

Прежде, когда я писала на тему благотворительности, ни у кого ничего не просила.

А два года назад на детский хоспис в Омске впервые попросила у читателей помощи открытым текстом. Фонд «Нужна помощь», читатели «Новой газеты» и просто люди из просто жизни собрали 37 миллионов рублей . Спасибо всем огромное!

Помню, как позвонила мне актриса Лия Ахеджакова, вся в слезах, она как раз летела в Омск с антрепризным спектаклем и просила координаты фонда «Радуга»: «Я хочу дать деньги на детский хоспис, и моя подруга Алла Покровская тоже передает».

А Евстигнеев на днях сказал: «Нет, подумать только: две великие актрисы и два года назад передали на строительство детского хосписа деньги, и сейчас хотят помочь… Хотя, наверное, они не самые богатые люди в стране… Но, увы, у нас нет ни одного крупного вклада от известных политиков или чиновников…»

Так вот: о руководителях высокого ранга. Хочу через нашу газету обратиться с письмом к Герману Оскаровичу Грефу, возглавляющему Сбербанк. Почему именно к нему? Мне кажется, это руководитель, который не избегает быть человеком.

Надеюсь, я не ошибаюсь.

Не удалось отобразить 667

Покорнейшая просьба к читателям: не воспринимать это мое письмо как констатацию того факта, что ваши, допустим, сто рублей детскому хоспису в Омске не нужны.

И ваши сто рублей исправят ситуацию. Особенно если не просто один человек пришлет эти сто рублей, а один плюс один, плюс один…

Я не веду атаку на ваши чувства, не вышибаю слезу.

Да, 350 омичей каждый месяц дают деньги на детский хоспис. Но не будем спешить умиляться. Омск — двухмиллионный город. А сколько народу живет в Сибири? А по всей России?

Стране нужен новый уровень отзывчивости.

Кстати, ванну пятнадцатилетнему Ване из омской деревни (и не только ему) «Радуга» купила.

Так вот: если хотите помочь детскому хоспису в Омске — достаточно отправить с мобильного телефона SMS на короткий номер 3434 со словом «Радуга» и суммой пожертвования через пробел.

Омская региональная общественная организация «Благотворительный центр помощи детям «Радуга» в лице Председателя правления Евстигнеева Валерия Алексеевича, действующего на основании Устава

Не удалось отобразить 667

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#дети #хосписы

важно

7 часов назад

Что произошло за день 5 апреля. Коротко

важно

11 часов назад

Навальный рассказал об ухудшении своего состояния и случаях заболевания туберкулезом в отряде колонии

выпуск

№ 36 от 5 апреля 2021

Slide 1 of 11
  • № 36 от 5 апреля 2021
  • № 35 от 2 апреля 2021
    № 35 от 2 апреля 2021
  • № 34 от 31 марта 2021
    № 34 от 31 марта 2021
  • № 33 от 29 марта 2021
    № 33 от 29 марта 2021
  • № 32 от 26 марта 2021
    № 32 от 26 марта 2021
  • № 31 от 24 марта 2021
    № 31 от 24 марта 2021
  • № 30 от 22 марта 2021
    № 30 от 22 марта 2021
  • № 29 от 19 марта 2021
    № 29 от 19 марта 2021
  • № 28 от 17 марта 2021
    № 28 от 17 марта 2021
  • № 27 от 15 марта 2021
    № 27 от 15 марта 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Колонка

Боль как норма В Ростовской области покончил c собой настоятель храма Дмитрия Донского протоиерей Андрей Немыкин

304905

2.
Сюжеты

Культурно посидели, попили-поели Нарушения почти на полмиллиарда рублей нашли аудиторы Контрольно-счетной палаты в работе администрации Адмиралтейского района Петербурга

251612

3.
Сюжеты

«Всю ночь стоишь по колено в крови, и я потребовал отдыха» Признания участников спецгрупп НКВД и исполнителей расстрелов советских граждан. Украина продолжает открывать архивы Большого террора

187923

4.
Сюжеты

Да вас просто надули! Президент России и губернатор Петербурга не могут справиться с частными управляющими компаниями северной столицы

173784

5.
Репортажи

Принеси, подай, дай денег — не мешай Ролевая модель взаимоотношений России и Абхазии: республика считает себя независимой страной, но ее бюджет зависит от Москвы на 60 процентов

131584

6.
Новости

«Дети обмочились»: силовики Южно-Сахалинска ворвались в спортклуб и уложили детей лицом в пол во время тренировки

122100

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera