Репортажи · Общество

Слободка из цемента и дома из картона

Переселение из зоны строительства Керченского моста: почему люди отказываются переезжать из бараков в новые квартиры

19:10, 3 июня 2017Иван Жилин, спецкор

28880

19:10, 3 июня 2017Иван Жилин, спецкор

28880

Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

30 марта в Керчи торжественно открыли два трехэтажных дома для переселенцев из зоны строительства Керченского моста. Событие широко освещалось в местных СМИ: новостные порталы публиковали фотографии старых бараков с треснувшими стенами и новостроек с чистовой отделкой. «Из федерального бюджета было выделено 200 млн рублей, новые квартиры получат 80 семей», — писали крымские журналисты. Но через две недели после торжественных событий на почту «Новой» пришло письмо: «Махинации при изъятии домов при строительстве Керченского моста».

Писали пять семей, проживающих в Цементной слободке — именно этот район пойдет под снос ради «стройки века». Основной посыл обращения — квартиры в новых домах жильцам не предлагают в собственность.

«В последний момент собственникам предложили подписать некое соглашение, в котором: 1) мы разрешаем снести наши старые дома прямо сейчас; 2) новые квартиры нам «дают» по договору хранения (это даже не соцнайм с пропиской). Цену обещаниям администрации города оформить [собственность] когда-нибудь в прекрасном будущем мы знаем <…> но нам угрожают, что если не подпишем данный отказ, то наши квартиры отдадут другим людям, вокруг старого дома все перекопают, и нельзя будет физически туда попасть. А потом просто дадут копеечную компенсацию в принудительном порядке и разрушат наше жилье».

«Не надо «завтраков»!

Цементная слободка. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Цементная слободка — не самый престижный район Керчи. Три «сталинки» по два этажа и десяток одноэтажных бараков. Никакой инфраструктуры. Штукатурка на домах обсыпалась, в стенах трещины, в крышах — дыры. В большинстве домов нет канализации: удобства на улице.

В прошлый раз я был здесь в апреле прошлого года, когда разговоры о переселении только начинались. Тогда многие к прессе относились без доверия: боялись украинских журналистов («которые все переврут»), не верили даже московским удостоверениям. Сейчас жители слободки ищут журналистов сами.

За год район стал выглядеть хуже: те жильцы, кто согласился на переселение без оговорок (а их большинство), при переезде вырывали окна с рамами — на продажу. Разобрали даже детскую площадку.

Во дворе двухэтажного дома меня ждут 15 человек — те, кто не согласился переезжать из собственных квартир в квартиры «на хранение».

— Мне на работу идти, я первая говорить буду, — отодвигает соседей пенсионерка Елена Николаенко, она живет в Цементной слободке уже 40 лет.

— Когда нам сказали, что дадут жилье в новом доме, был восторг. Тем более, переезжаем из-за такого проекта, как Керченский мост. Но рассказывали красиво, а получилось не так. Во-первых, в каждой квартире — миллион недоделок.

«У меня на новом месте оказалось разбито окно, заменили только после жалобы в Симферополь. Но страшнее то, что квартиры не дают в собственность! То есть здесь у нас имущество забирают, а там — дают на птичьих правах».

Жителям Цементной слободки крымские чиновники предложили подписать предварительные соглашения (имеются в распоряжении редакции): «Администрация города Керчи с момента заключения настоящего соглашения и до принятия решения об изъятии [земельных участков, на которых находятся дома жителей Цементной слободки] <…> передает гражданам квартиры на условиях, предусмотренных ст. 886 — 906 ГК РФ».

— Не надо «завтраков»! — говорит Николаенко. — Вы у меня сегодня забираете имущество, сегодня же дайте новое взамен.

Смущает людей и то, что соглашение предлагают подписать не всем.

— У моей квартиры шесть собственников, включая двух несовершеннолетних детей, — говорит молодая женщина Наталия. — Но договор об изъятии предлагают подписать только моей маме. Она должна поставить подпись за всю квартиру.

Валерий Лохматов с семьей и скотиной. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

— Есть и еще один момент, — вступает в разговор седой мужчина. Представляется Валерием Лохматовым. — Я работаю докером, зарплата небольшая, поэтому содержу скотину. Есть хлев, на который имеются все документы. Когда к нам с Росавтодора приходили, чтобы посмотреть на изымаемое имущество, то сказали: на новом месте дадим тебе земельный участок под строительство нового хлева, а за этот хлев заплатим компенсацию. Но сейчас мне предлагают подписать договор об изъятии хлева с компенсацией 2 млн рублей, а землю под новый не дают. Обещают, что она будет, но только на словах, и то — неизвестно когда.

— Нам говорят, что снос начнется в ближайшие дни. Но если сюда приедут бульдозеры, а условия переселения при этом не изменятся, мы встанем намертво. Лучше жить в скромном доме, но в своем, чем в новой квартире на птичьих правах.

По словам жителей Цементной слободки, новые дома построены не для них.

— Говорят, что квартиры в этих домах стоят 6-8 млн рублей. Приезжали газовщики, сказали: «Забудьте, это не вам». Конечно, пока все неофициально, но есть признаки: в подвалах уже собираются парикмахерскую и спортклуб открыть, хотя мы там хотели хранить свои вещи.

Розетка под трубой

Впрочем, к новому жилью у переселенцев с Цементной слободки есть немало нареканий и помимо неоформления в собственность.

Выезжаем на место. Внешне новостройки выглядят опрятно, между домами построена детская площадка. Но внутри – не всегда заметные глазу, но существенные недостатки.

— Похлопайте по стене, — мы стоим в подъезде перед квартирой переселенки Ирины Павличенко. Стучу. Звук звонкий.

— Гипсокартон?

— Именно. Они отгородили квартиры гипсокартоновыми перегородками! Мало того, что это ненадежно, так еще и слышимость абсолютная.

Ирина Павличенко в своей новой квартире. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Разговоры внутри квартир действительно хорошо слышны.

Ирина предлагает пройти в комнату. На стенах уже образовался черный грибок.

Затем в свою квартиру меня ведет Валерий Лохматов.

— Когда соседи сверху первый раз пустили горячую воду, труба разорвалась: оказалось, что строители решили соединить стыки силиконом вместо сварки. В результате мне залило весь натяжной потолок — до сих пор воду спускаю. В ванной стены тоже из гипсокартона: когда начнем пользоваться, вся плитка отпадет.

Валерий Лохматов в своей новой квартире. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Еще один переселенец Владимир показал мне не открывающуюся дверь в квартиру: открыть ее до конца мешает расположенный рядом электрощит толщиной 12 см: дверь упирается в него. «Я-то пройду, а как холодильник заносить?»

Впрочем, не все жители Цементной слободки недовольны новым жильем.

— Лично у меня никаких замечаний к качеству квартиры нет, — говорит переселенка Альбина Зимина. — Плиту газовую нам поставили, удобства тоже. Вещи перевезли сюда сразу, как дома открыли. Да, смущает история с документами, но думаем, что все будет хорошо. И район здесь лучше нашего: магазины есть, детский сад.

С Альбиной согласен другой переселенец — Сергей.

— В целом, в доме жить можно, — говорит он. — И все недостатки мы могли бы убрать за свой счет. Но! Нужно право собственности на квартиры. Тогда бы мы смогли организовать ТСЖ и довести все до ума.

Переселенец Сергей — за ТСЖ. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

«Волноваться не за что»

Переселение людей из Цементной слободки курирует внештатный советник главы Крыма Рустем Боженко.

— Людям волноваться не за что. Ситуации, при которой они останутся на улице, не будет, — заверил он. — Существуют определенные правовые механизмы. Мы не можем дать право собственности на квартиры раньше, чем будет изъята земля под старыми домами. Отмечу, что до выдачи в собственность квартир в новых домах, у людей сохраняется право собственности на их жилье в Цементной слободке. Соглашение, которое мы предлагаем, необходимо подписать, потому что в новых квартирах установлены газовые плиты, котлы, иная техника. И мы не хотим, чтобы получилось так, что это выломают, куда-то увезут, а потом скажут: «Ничего не было». Причина обращений этих людей в СМИ, на самом деле, иная: у многих из них на Цементной слободке были пристройки, за которые они хотели бы получить компенсации, но на которые нет никаких документов. Потому и жалуются: это форма торга.

По словам Боженко, утверждения жителей Цементной слободки о том, что он «угрожал» им «траншеями, сносом домов и копеечной компенсацией», — ложь.

— Я буду разбираться и подавать на этих людей в суд за клевету, — говорит Боженко.

Ситуацию с квартирами «на хранение» согласился прояснить замглавы администрации Керчи Роман Кириченко.

— Мы были вынуждены пойти на шаг с договорами хранения, чтобы не срывать сроки реализации ФЦП развития Крыма. Для этого специально вносили изменения в 38-й закон Республики Крым «Об особенностях регулирования имущественных и земельных отношений». На основании соглашений, которые мы сейчас предлагаем подписать, будут заключаться договоры о передаче квартир в новых домах в собственность и по социальному найму.

Крым

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#система #квартиры #жилье #керченский мост #крым

важно

2 часа назад

При крушении пассажирского поезда на востоке Тайваня погибли 36 человек

важно

3 дня назад

«Мемориал» включил канских подростков в список вероятных жертв политических репрессий

выпуск

№ 35 от 2 апреля 2021

Slide 1 of 11
  • № 35 от 2 апреля 2021
  • № 34 от 31 марта 2021
    № 34 от 31 марта 2021
  • № 33 от 29 марта 2021
    № 33 от 29 марта 2021
  • № 32 от 26 марта 2021
    № 32 от 26 марта 2021
  • № 31 от 24 марта 2021
    № 31 от 24 марта 2021
  • № 30 от 22 марта 2021
    № 30 от 22 марта 2021
  • № 29 от 19 марта 2021
    № 29 от 19 марта 2021
  • № 28 от 17 марта 2021
    № 28 от 17 марта 2021
  • № 27 от 15 марта 2021
    № 27 от 15 марта 2021
  • № 26 от 12 марта 2021
    № 26 от 12 марта 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Версии

Танкер, который смог Почему блокировка Суэцкого канала не похожа на случайность

499956

2.
Репортажи

Миллиардер. Из Пензы Как выживает один из беднейших регионов России, где губернатор арестован за взятки. Репортаж «Новой»

259958

3.
Сюжеты

Культурно посидели, попили-поели Нарушения почти на полмиллиарда рублей нашли аудиторы Контрольно-счетной палаты в работе администрации Адмиралтейского района Петербурга

242178

4.
Сюжеты

«Заткните это животное!» В Находке структуры, которые были связаны с Ротенбергом, строят завод по производству метанола для Китая. Он нравится всем, кроме местных жителей

196338

5.
Сюжеты

«Всю ночь стоишь по колено в крови, и я потребовал отдыха» Признания участников спецгрупп НКВД и исполнителей расстрелов советских граждан. Украина продолжает открывать архивы Большого террора

163520

6.
Сюжеты

Да вас просто надули! Президент России и губернатор Петербурга не могут справиться с частными управляющими компаниями северной столицы

148380

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera