Сюжеты · Общество

Ученица Берии

Женское лицо террора

Этот материал вышел в № 110 от 7 октября 2015
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 110 от 7 октября 2015

21:54, 6 октября 2015Никита Петров

29759

21:54, 6 октября 2015Никита Петров

29759

Женское лицо террора

Уроки пыточного мастерства ей давал сам Берия: «Бейте по голове!» И она училась. Советы «мастера» дорогого стоят. Елена Хорошкевич была способной ученицей. Задатки правильно и в нужном направлении вести следствие у нее проявились в годы Большого террора. В том самом 1937‑м она выросла в должности — от оперуполномоченной до помощника начальника отделения в Секретно-политическом отделе Главного управления госбезопасности НКВД. И звание имела заметное: старший лейтенант госбезопасности, что по армейским меркам приравнивалось к майору.

Почему-то всегда возникает один и тот же вопрос: что привело хрупкую и романтическую девушку в подвалы ГПУ? Нет, не в качестве жертвы, такое как раз не удивляет, а в качестве заплечных дел мастера. Ведь вроде бы не женское это дело. И что было основой выбора жизненного пути: желание обладать властью над людьми, распоряжаться судьбами или изначально романтический порыв — всю себя для дела революции?

Елена Викторовна Хорошкевич родилась в 1893‑м в Санкт-Петербурге в хорошей семье. Отец — потомственный почетный гражданин, работал конторщиком на железной дороге, мать — домохозяйка, происходила из мещан. Образование дочери дали классическое. Елена окончила женскую гимназию в Борисоглебске. Потом — слушательница математического факультета Высших женских (Бестужевских) курсов.

Курсы снискали себе славу рассадника вольнодумия. И даже как-то повелось считать, что бестужевка и идеалистка — синонимы.

Хорошкевич проучилась на Бестужевских курсах с сентября 1913‑го до февраля 1916‑го. В феврале 1918‑го перебралась в Москву. Первое замужество не было долгим. Муж умер в 1918‑м от тифа. Со вторым мужем — Александром Буцевичем тоже не сложилось, разошлась с ним в 1925‑м. Но именно второе замужество открыло ей дорогу в «органы» и карьерный рост. Буцевич, бывший анархо-синдикалист, а с 1919‑го член партии большевиков, занимал важные должности в ВЧК.

В феврале 1920‑го, как писала Хорошкевич в автобиографии, была «привлечена тов. Дзержинским для работы в Главкомтруде» на должности заведующей информационным отделением. Вот и объяснение ее дальнейшей судьбы. Во‑первых, муж — крупный чекист и через него знакомство с Дзержинским, а во‑вторых, работа в сфере сбора информации, предполагавшая тесные контакты с ВЧК. В июне 1921‑го ее приняли в члены большевистской партии.

В июне 1922‑го Московским комитетом партии Хорошкевич была направлена на работу в ГПУ. Ее определили сотрудником для поручений в Секретный отдел, в задачи которого входила борьба с политическими противниками большевистской диктатуры. С мужем не сложилось, зато повезло с работой.

И карьера шла успешно. Поработав короткое время на секретарской работе в 3‑м отделении Секретного отдела, в марте 1924‑го выдвинулась на оперативную должность уполномоченного. А в 1927‑м перешла на работу во внешнеполитическую разведку — в Иностранный отдел ОГПУ, где она уже старший уполномоченный. Впереди перспективное назначение на загранработу. Но что-то не заладилось, и в июне 1930‑го с должности старшего уполномоченного 6‑го отделения ИНО Хорошкевич переводят в Информационный отдел ОГПУ.

Может, и ее счастье, что не выгорело с работой в разведке и поездками за границу. Многим в 1937‑м это вышло боком. Хорошкевич имела классическое гимназическое образование, понимала по-французски и по-немецки, хотя позднее в анкетах из скромности писала, что владеет «слабо». Скорее всего, из опасения, что хорошее знание иностранных языков крайне подозрительно.

В марте 1931‑го, после слияния Информационного и Секретного отделов, Хорошкевич получает должность уполномоченного 4‑го отделения Секретно-политического отдела ОГПУ. Ее отделение было занято слежкой за интеллигенцией, молодежью, учебными и научными заведениями, контролировало литературу и искусство, печать и зрелища. С 1935‑го — она на должности оперуполномоченного 7‑го отделения Секретно-политического отдела ГУГБ НКВД, и в сфере ее деятельности — молодежь и учебные заведения. А с апреля 1937‑го — она уже помощник начальника 11‑го отделения в том же отделе. И по-прежнему «курирует» вузы, студенческую молодежь и профессорско-преподавательский состав.

В 1935‑м ей присвоили звание старшего лейтенанта госбезопасности.

 

Все стало непонятным в первых числах сентября 1938‑го, когда на Лубянку в кабинет первого заместителя наркома въехал Берия. Хищно поглядывая на женщин, он обходил свои будущие владения. И хотя Ежов еще оставался на своем посту, Хорошкевич как-то сразу поняла: нарком сдулся. И моментально переориентировалась. Ей стало понятно, чьи приказы надо теперь выполнять, кто теперь в наркомате «командующий».

Берии стоило только отдать короткое указание, бросить реплику, и Хорошкевич, не раздумывая, шла на дело, даже сознавая беззаконный характер своих действий. Так была арестована по прямому указанию Берии (читай: Сталина) без ордера и санкции прокурора жена председателя Президиума Верховного Совета СССР Михаила Калинина — Екатерина. Ее взяли 25 октября 1938‑го, и дело поручили вести Хорошкевич. И завертелось… Месяц шли изнурительные допросы Калининой, усиливался грубый нажим на подследственную, Хорошкевич раз за разом повторяла вопросы: «Перестаньте врать, говорите прямо, что вы были вовлечены в контрреволюционную правотроцкистскую организацию… Бросьте вилять, Калинина, переходите, наконец, к открытому рассказу о своей контрреволюционной работе»1РГАСПИ.Ф. 589. Оп. 3. Д. 7298. Л. 53.. Калинина держалась, и тогда ее перевели в Лефортовскую тюрьму, где начались избиения. Калинину заставили оговорить себя.

Точно так же Берия поручил Хорошкевич допрашивать арестованную Марию Нанейшвили — жену секретаря ЦК ВЛКСМ Александра Косарева. И той навесили срок за принадлежность к несуществующей правотроцкистской организации.

Усердие не осталось незамеченным. В октябре 1940‑го Хорошкевич повысили до капитана госбезопасности. При переводе на принятые в армии офицерские звания в феврале 1943‑го автоматически стала подполковником госбезопасности, а в мае 1945‑го ее произвели в полковники. В этом звании она в августе 1946‑го была отправлена из МГБ на пенсию.

За долгие годы чекистской службы неоднократно награждалась. В 1927‑м — собранием сочинений Ленина, в 1932‑м — боевым оружием, в 1937‑м — знаком «Почетный работник ВЧК–ГПУ (XV)». А 26 апреля 1940‑го — медалью «За отвагу». А что, чем не отвага — избивать упрямых подследственных! В войну прибавился и орден Красного Знамени, правда, его дали механически — за выслугу лет. Особый смысл имело награждение медалью «Партизану Отечественной войны» I степени — это за службу в судоплатовском управлении.

Неудивительно, что в самом начале эпохи «реабилитанса» сразу же вспомнили о Хорошкевич. Еще не успели отгреметь все судебные процессы над бериевцами, а уже в марте 1955‑го «за нарушение советской законности в следственной работе» ее исключили из партии. Вообще-то легко отделалась! Скорость, с которой свершилось наказание, объяснима громкостью имен ее бывших подследственных, на кого она лихо фабриковала дела. Прошедшая лагеря Екатерина Калинина с содроганием вспоминала следствие в НКВД. Учиненный ей в Лефортове в ночь на 10 декабря 1938‑го допрос Калинина запомнила на всю жизнь:

«Допрос стал производить Берия и следователь женщина, которая отрекомендовала мне его как «командующего». Свой разговор Берия начал с того, что стал называть меня шпионкой, старым провокатором и требовать показаний, с кем я работала и в пользу какого государства занималась предательством. Я продолжала говорить, что ни в чем не виновата и ничего плохого для своего государства не делала. После этого Берия обратился к следователю и предложил ей избить меня. Эта женщина стала мне наносить удары кулаком, а Берия ей подсказывать: «Бейте по голове». Несмотря на все это, таких показаний я дать не могла, после чего Берия вызвал двух сотрудников и сказал: «Ведите ее туда». Меня эти лица притащили в какой-то глубокий подвал, где меня следователь женщина раздела, сняла с ног ботинки, чулки и оставила в одной сорочке»2РГАСПИ. Ф. 589. Оп. 3. Д. 7298. Л. 52..

В объяснениях по этому делу Хорошкевич признала, что «участвовала в безобразном издевательстве над невинным человеком», правда, свое личное участие в избиении жены всесоюзного старосты стыдливо обернула в житейское и почти свойское: «Дала Калининой подзатыльник». Экая невинность!

 

Вообще-то говоря, хрущевское руководство не было настроено на то, чтобы непременно отправить под суд всех следователей-садистов. Если оценить итог известных нам процессов над бериевцами в период с 1953‑го до 1959‑го (а позднее их и вовсе не судили), то на все про все не наберется и сотни осужденных. А что же остальные? Ведь свирепых следователей-фальсификаторов НКВД–МГБ, доживших до середины 1950‑х, было не менее нескольких тысяч. И доказать вину большинства из них было делом совсем несложным. Это по горячим-то следам, когда были живы и готовы дать показания множество их жертв. Не случилось… Метод наведения справедливости был найден тихий и вполне вегетарианский: изгоняли с работы из органов по статье «Дискредитация» с пониженной пенсией, лишали генеральских званий. Наконец, кое-кого исключали из партии, но это из тех, прославившихся, — наиболее рьяных и «отличившихся» на поприще пыточного следствия.

КГБ задним числом пересмотрел мотивировку увольнения Хорошкевич из МГБ и приказом № 560 по личному составу от 2 августа 1954‑го формула увольнения была изменена: «Считать уволенной по фактам дискредитации высокого звания офицера».

Много позже, будучи пенсионеркой, Хорошкевич устроилась на работу в Музей революции, где от научного сотрудника выросла до заведующей секцией. Она на страже в храме партийной истории, здесь не наука — а вера. Кто ж не помнит этот музей уже в брежневскую эпоху: стерильный фоторяд — ни одного деятеля Октября из числа тех, кого потом объявили врагами. Заретушированы, удалены из истории. Экскурсоводы дают заученные пояснения и впадают в гнев, когда слышат вопросы некоторых въедливых посетителей о тех, кого нет на снимках. Так и коротала свои дни отставной пенсионер «органов», служа неправде по идеологическому ведомству.

Умерла Хорошкевич то ли в 1969‑м, то ли в 1970‑м, и ее прах захоронен на Новодевичьем кладбище.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

важно

час назад

Youtube наложил ограничения на каналы «Новой», Sota.Vision и Ильи Яшина из-за ссылок на «Умное голосование»

Slide 1 of 6

выпуск

№ 47 от 30 апреля 2021

Slide 1 of 11
  • № 47 от 30 апреля 2021

Топ 6

1.
Репортажи

Интернат В закрытых психоневрологических заведениях сегодня живут 177 тысяч россиян. Большинство из них там и умрут. Елена Костюченко и Юрий Козырев провели несколько недель в ПНИ

444315

2.
Комментарий

Есть вещи пострашнее SWIFT Евросоюз угрожает отказаться от российской нефти и газа — и на этот раз вполне серьезно. Объясняет Максим Авербух

374114

3.
Интервью

Девочка, которая потеряла Конституцию 11 мая студентке МГУ Ольге Мисик выносят приговор за «осквернение будки» Генпрокуратуры

252751

4.
Репортажи

«Считаю вас всех предателями и оккупантами» Алексей Навальный проиграл суд по делу о клевете на ветерана и выступил с еще одним последним словом

195692

5.
Расследования

Чайки по именам ЛСДУЗ и ЙФЯУ9 Чем занимаются зашифрованные для Росреестра сыновья Юрия Чайки

158636

6.
Комментарий

Патриарх обличал не ту тиранию Как оппозиция на Пасху решила, что глава РПЦ вдруг перешел в ее стан

150022

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera