Сюжеты · Общество

Жители-испытатели

Как свести счеты. Инструкция по выживанию от бюджетников села Ижевского

Этот материал вышел в № 86 от 12 августа 2015
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 86 от 12 августа 2015

09:53, 11 августа 2015Никита Гирин, для «Новой газеты»

37627

09:53, 11 августа 2015Никита Гирин, для «Новой газеты»

37627

Людмила Канцедал. Фото: Никита Гирин / «Новая газета»

Прожиточный минимум в первом квартале 2015 года подрос до 9662 рублей. А количество людей, живущих за чертой бедности, достигло 23 миллионов (притом без учета Крыма). Это — шестая часть населения России. О «новых бедных» — в нашей новой рубрике.

Не удалось отобразить 667

Рубрика называется «Один из 23 миллионов». Но в этой заметке их будет трое, героев. (Иначе мы не скоро со всеми управимся.) Заведующая детсадом, санитарка и почтальон. Все компактно проживают в селе Ижевском Рязанской области. Строго говоря, они не из «новых бедных». У санитарки и почтальона такие зарплаты, что черта бедности для них и раньше была горизонтом. А завдетсадом, наоборот, пока на полкорпуса впереди прожиточного минимума. Но я бы на нее не поставил. Прожиточный минимум может обойти ее на финише года.

«В одной руке капельница, в другой — швабра»

Санитарка терапевтического отделения Люда Канцедал — из Донецка. Уехала оттуда с тремя детьми, когда ей было «за 20». А сейчас 57. И детей — пятеро. Внуков же 13. (Это пока разминка, цифр будет много.)

Медсестра (12 тысяч) сказала: «Люд, объясни корреспонденту, как ты на свою зарплату месяц живешь». Люда громыхнула ведром и так начала: «А вы Путину дайте мои пять сто, пусть попробует хоть день на них прожить».

В больнице Люда пятнадцатый год (до этого — специалист в совхозе). График: день через два. Месячная норма: 144 часа 38 минут. За переработку не доплачивают. Люда говорит: «Раньше санитарки дежурили в паре с медсестрами, считались ночные часы. Теперь только дневные. А вот привезут ночью больного, ему плохо. Отсюда течет, оттуда вываливается. И как медсестре в одиночку? Правой рукой капельницу ставить, левой — шваброй грести?!»

Видно, власти рассчитывают, что ночью никого не привезут. Или что в Ижевском вообще никто не болеет. Потому что инфекционное и хирургическое отделения закрыли: шуруй теперь в райцентр, 40 км. Терапевтическое отделение перевели в одно здание с поликлиникой. А освободившийся корпус сдали в аренду. Сейчас в терапии 15 коек. При населении около 3 тысяч человек.

За каждый год работы на пенсии (которая капает на книжку) к зарплате санитарки прибавляется 8 рублей. А расходы на питание за год увеличились в целом процентов на 40, вычислила Люда. «Прошлым летом сахар стоил 41 рубль, нынче 56. Говядина была рублей 200, теперь 420. А еще мужу-инсультнику на лекарства, а еще две машины дров на зиму, это 18 тысяч, а еще на огород 6 тысяч за сезон».

В Донецке, куда Люда всегда хотела вернуться, теперь едва ли лучше. «Чтобы вернуться, надо было найти жилье. Не к родителям же подселяться. Покуда искали, родители умерли. А теперь куда возвращаться — там богатеи за шахты воюют, за бизнес. Простые ребята в это не лезут, так я думаю».

Об Украине вспоминает ностальгически. «Культуры тут не хватает, — считает уборщица. — Может, потому что многие здесь не родились, а приехали сюда, как я. У нас на Украине маленькие дети — на «вы» с родителями, и ворота после пяти вечера у всех открыты, потому что шахтеры с работы идут. А тут все заперто. Будут бить, никто не откроет».

Вы спросите, как же Люда живет месяц на 5100 рублей. А никак. В свободные дни Люда неофициально работает сиделкой (10 тысяч). Ухаживает за женщиной. За мамой врача, кстати.

«По телефону стараемся не разговаривать»

Антонина Баранова. Фото: Никита Гирин / «Новая газета»

Антонина Баранова 42 года была заведующей детским садом и только вышла на пенсию. Пенсия у нее немногим за 10 тысяч. О себе Баранова говорит: «Я воспитала три поколения детей».

До 2000 года сад был не сад, а ясли (до 3 лет). Потом появилась старшая группа. Когда заведующая уходила на пенсию, в саду было 35 детей. А в 1961 году, когда поступала туда няней, ясли были на 60 человек.

«Заведующей я была требовательной. Потому что за детей переживала. Говорят, без меня воспитателям стало легче работать. Я всех контролировала».

Контролем своих расходов Баранова при этом не занимается. («А чего их записывать, когда я все наизусть знаю».) Поэтому мы произвели его вместе. А если кто-то скажет про «синдром Плюшкина», то мы возразим словами Розанова, что сводить концы с концами — это такая же ось мира и поэзия.

Итак, 3 тысячи рублей — коммунальные платежи (хоть РОНО и компенсирует Барановой оплату электроэнергии и газа). Теперь к ним добавился сбор на капитальный ремонт, потому что пенсионерка живет в многоквартирном доме. В селе этот сбор составляет 6 рублей за квадратный метр. У Барановой 50 «квадратов», это 300 рублей. «Отрываю от сердца».

100 рублей — домашний телефон. «Стараемся не разговаривать».

На день — по 250 рублей, рассчитывает Баранова. Это 7500 рублей в месяц. Вот и вся пенсия.

Из своего: картошка, огурцы, помидоры, ягоды. «Соки не пьем. Одежду уже не покупаем, донашиваем».

«Только что была в Москве. За счет внуков, конечно. Там все дешевле. Курица по 97, у нас — по 150. Колбасу видела за 130, у нас та же — по 200. Черника в Рязани по 150, в селе — по 300. Рыба (минтай) до кризиса была по 50, а стала по 130».

Больше всего Антонину Николаевну разочаровывает сбор на капремонт, которого многие пенсионеры могут и не дождаться. «Но мы привыкли молчать. А вы, молодые, боритесь, боритесь. Путин вроде всем хорош, но попробовал бы он пожить на 10 тысяч. А мы пробуем. Мы у них испытатели».

«Отказались от колбасы, рыбы, фруктов»

Елена Томилина. Фото: Никита Гирин / «Новая газета»

Тяжелее других приходится Елене Томилиной, почтальону. Муж умер. Другого заработка у нее нет. Пенсия — в следующем году. А зарплата на почте — 4800. В почтовом отделении Елена Михайловна работает с 1980 года. Остальные почтальоны — тоже, как правило, «пожизненные». Уходить некуда. Да и прикипели.

А вот на заметку специалистам Минтруда, Минэкономразвития, или кто еще рапортует о росте зарплат. В «Почте России» они, оказывается, падают. Два года назад почтальоны в Ижевском зарабатывали 7 тысяч. С тех пор понизился процент, который они получают с продажи товаров повседневного спроса. (Почтальоны на селе, как известно, вместе с письмами таскают стиральный порошок и т.п.) Теперь это 6%. Так что если Томилина продаст товаров на тысячу, то заработает 60 рублей. А на руки получит 52 рубля 20 копеек, потому что налог.

На маршруте Елены Томилиной 292 точки, куда надо отвезти квитанции за электроэнергию. 230 точек — квитанции за газ. По 65 точек — за телефон, интернет и капремонт. Почтальоны знают цену каждому своему движению. Почтальон опускает письмо в ящик. Почтальон заработал 11 копеек.

После уплаты коммуналки у Томилиной остается около 2 тысяч. «В магазин хожу два раза в неделю, оставляю по 200—300 рублей. Беру самое необходимое: масло, сахар, хлеб, макароны. Колбасу себе уже не позволяю. Отказалась от кондитерских изделий, фруктов, рыбы. И все равно к первому числу денег не остается». Помогает дочь. Дочь у Томилиной, как у большинства старожилов, уехала в Рязань.

Как водится, тысяч семь Елена Михайловна «закапывает» за сезон в огороде. Распахать — 1200, посадить — 1200, окучить, прополоть, убрать — так и набегает. Огород позволяет ощутимо экономить только полноценным семьям, которые все это могут делать сами. Одинокие жители примерно за те же деньги могли бы покупать огородные культуры в магазине. Но это, конечно, противоречит самой сути деревни. Тут важно, что — свое. Мы ведь любим, когда что-то — наше. Даже в убыток. Очень это, между прочим, актуальный подход. (Шесть соток как скрепа, а?) Плюс типичный аргумент: «Нельзя ничем не заниматься». А больше в селе заниматься и нечем.

Почтальоны сидят в отделении, ждут корреспонденцию из райцентра. Иные не были в отпуске 8 лет. Почти хором спрашивают: «А если вы о нас напишете, нам зарплату повысят?»

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#кризис #прожиточный минимум

важно

час назад

Что произошло за ночь 6 мая. Коротко

Slide 1 of 6

выпуск

№ 47 от 30 апреля 2021

Slide 1 of 11
  • № 47 от 30 апреля 2021

Топ 6

1.
Репортажи

Интернат В закрытых психоневрологических заведениях сегодня живут 177 тысяч россиян. Большинство из них там и умрут. Елена Костюченко и Юрий Козырев провели несколько недель в ПНИ

414117

2.
Комментарий

Есть вещи пострашнее SWIFT Евросоюз угрожает отказаться от российской нефти и газа — и на этот раз вполне серьезно. Объясняет Максим Авербух

369164

3.
Интервью

Девочка, которая потеряла Конституцию 11 мая студентке МГУ Ольге Мисик выносят приговор за «осквернение будки» Генпрокуратуры

220066

4.
Репортажи

«Считаю вас всех предателями и оккупантами» Алексей Навальный проиграл суд по делу о клевете на ветерана и выступил с еще одним последним словом

195616

5.
Расследования

Чайки по именам ЛСДУЗ и ЙФЯУ9 Чем занимаются зашифрованные для Росреестра сыновья Юрия Чайки

157511

6.
Комментарий

Патриарх обличал не ту тиранию Как оппозиция на Пасху решила, что глава РПЦ вдруг перешел в ее стан

149155

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera