Колонка · Политика

Пока живой

14:57, 23 июля 2015Митя Алешковский, основатель проекта «Такие дела» и фонда «Нужна помощь»

8460

14:57, 23 июля 2015Митя Алешковский, основатель проекта «Такие дела» и фонда «Нужна помощь»

8460

Фото: «Новая газета»

Проведите над собой социальный эксперимент, прочитайте этот текст и подтвердите или опровергните статистику.

Для начала я попрошу вас сыграть со мной в игру. Ничего сложного, просто я попробую угадать заранее ваши действия: в конце этого текста я попрошу вас пожертвовать незначительную сумму денег, но скорее всего, вы их не пожертвуете. Спорим? Интересно, окажусь ли я прав.

Россия — особенная страна. Я с полной уверенностью могу утверждать, что россияне обожают помогать тем, кто в этом нуждается. За примерами не надо ходить далеко, я лично был координатором сбора гуманитарной помощи для пострадавших от разрушительного наводнения в Крымске, и именно благодаря неравнодушным согражданам в те дни нам удалось собрать 153 тонны гуманитарных грузов.

Поток людей, хотевших помочь, не останавливался даже ночью. Желающих было так много, что нам приходилось в прямом смысле жить на Смотровой площадке перед МГУ.

Идея помощи стала так популярна, что про нас сделали репортажи все телеканалы, журналы, газеты, Интернет-СМИ и радиостанции. Всё это, в свою очередь, моментально и в геометрической прогрессии увеличило поток желавших оказать помощь. Настолько, что в какой-то момент на «Смотровой» с гуманитарной помощью появились даже Анастасия Волочкова, Сергей Бадюк, певица Бьянка и участники телешоу «Дом-2». Последние, кстати, привезли дюжину огромных тюков с новой одеждой. Сфотографировались на их фоне и уехали с чистой совестью. Теперь есть как минимум один повод не считать «Дом-2» бесполезной глупостью.

Я искренне уверен, что это был один из лучших моментов в жизни нашего общества. Забыв про все распри, мы были единым народом и помогали, помогали, помогали. Иногда уже просто по инерции (одежды в Крымск отправили столько, что часть её пришлось уничтожить), иногда отдавая последнее (очень хорошо помню старушку, которая сама не могла ходить, но очень настаивала, чтобы кто-то из волонтёров приехал к ней домой и забрал несколько банок варенья), а иногда очень щедро (помню, как приехавший на бронированном «Мерседесе» человек передал на помощь такой толстый конверт с наличностью, каких я не видел в жизни ни до, ни после). Но всё это мы делали потому, что чётко понимали: если не поможем мы, то не поможет никто, а если мы навалимся всем миром, то сможем свернуть любые горы.

А теперь немного передохните. К этому моменту вы прочитали 329 слов. Я специально засёк, как много времени мне понадобилось, чтобы прочесть этот отрывок текста. 164 секунды. По официальной статистике за эти 164 секунды в России умерли 19 человек. Большинство из них были обычными взрослыми людьми, которых совершенно ничто не выделяло из общей массы. Безусловно, каждый человек — личность, но не каждый человек — яркая и великая личность. Так вот, в России каждый день умирают тысячи самых обыкновенных людей.

Хотя цифры и огромны (в 2014 году умерло 1912347 россиян), но обычно они не производят впечатления, пока кто-то один из одного миллиона девятисот двенадцати тысяч трехсот сорока семи не оказывается нашим родственником, другом, знакомым, или пока мы сами не оказываемся на смертном одре. Как правило, в этот момент уже поздно что-то предпринимать.

Но можно ли помочь всем этим несметным тысячам и снизить общее число смертей в России хотя бы на одну, на 10, на 100? Конечно можно. Этим, кстати, активно занимается государство. Начиная с 2000 года и до 2010 смертность среди населения России ни разу не падала ниже отметки в два миллиона человек в год, а с 2011 по 2014 стабильно держится около отметки в 1,9 миллионов.

Не знаю, как отразится нынешний кризис на статистике и жизнях обычных россиян, но предполагаю, что плохо. Недавно эксперты КГИ в своём докладе рассказали, что «Судя по смертности за первый квартал 2015 года, в России за этот год умрет более двух миллионов человек».

Давайте будем реалистами и не станем идеализировать ситуацию.

Очень часто, я бы даже сказал, предательски часто, я бы даже сказал, смертельно часто, мы не можем положиться на государство. Я лично знаю, что государственная система здравоохранения с легкостью может допустить фатальную ошибку или же хладнокровно отстраниться и отправить человека на встречу со смертью. Мой собственный отец в прошлом году чуть не умер просто от того, что государственная медицина не смогла отличить бронхит от сепсиса. Бронхит, заболевание дыхательной системы, от сепсиса — заражения крови. Как можно их перепутать? Но они перепутали. Причем не один и даже не два раза.

Знаете, как система здравоохранения отнеслась к моему отцу? Больному мужчине за 50 с не спадавшей температурой 39, который не мог ходить после операции, на протяжении двух недель отвечали одно и то же: «не госпитализируем!», «лечитесь дома самостоятельно», «не положено!».

Жизнь моего отца спасли «по знакомству». Слава Богу, у меня была возможность позвонить главному врачу одной из московских клиник и госпитализировать отца «принудительно» в обход «Неотложки», которая раз за разом, день за днем, вызов за вызовом, оставляла его умирать дома.

Как поступать в таком случае? Что делать, когда никто тебе не помог, когда надежды на государство нет и выбор простой — либо лечение за свой счёт, либо смерть? Что делать, когда у тебя нет денег, нет знакомого врача, что делать, когда ты самый обычный человек?

И вот тут мы снова возвращаемся к обществу. Если в подобной ситуации оказывается ребенок, то его родители имеют бОльшие шансы на спасение своего чада. И даже не потому, что родители с мира по нитке могут собрать гигантские суммы на лечение, пока их ребенок лежит в клинике, а больной взрослый не может собирать деньги, чтобы вылечить себя. Вернее, не только поэтому. Просто детей жалко всем. Когда мы говорим о детях, у нас отключаются логическое мышление и включается сердце. Спасти больного ребенка хочет каждый. А спасти больного взрослого не каждый.

Не верите? Пройдите вот этот тест

Пару лет назад проект Добро. Mail. ru вместе со ВЦИОМом провели исследование общественного мнения о благотворительности в Интернете. Один из заданных респондентам вопросов звучал так: «В каких проектах вы бы охотнее приняли участие?». Результаты получились ошеломительными. Больше всего, конечно, хотят помогать детям, потом старикам, потом животным, а потом экологическим проектам. И только потом хотят помогать взрослым.

Вдумайтесь — наше общество хочет помогать большинству населения в последнюю очередь. Наше общество скорее хочет помогать и помогает дереву или кошечке, нежели обычному живому человеку. Обычному. Взрослому человеку. Каких в нашей стране большинство.

На сегодняшний день в нашей стране на 147 миллионов человек населения есть О Д И Н благотворительный фонд, который помогает исключительно взрослым. На 85 регионов О Д Н А общественная организация, которая придет вам на помощь, когда все откажут в помощи.

Я говорю о благотворительном фонде, который называется «ЖИВОЙ». Этот фонд основали руководители четырех других благотворительных фондов: Катя Бермант («Детские сердца»), Татьяна Тульчинская («Здесь и сейчас»), Мария Хадеева (АНО «РОСТ») и Ольга Пинскер («Адреса милосердия»).

На сегодняшний день «ЖИВОЙ» — единственная в стране организация, которая занимается поиском денег на лечение исключительно для взрослых людей. И это, как вы теперь понимаете, очень, очень, очень сложная задача.

В фонде работают несколько девушек, за крошечные зарплаты они тащат на своих плечах задачу, которая может оказаться жизненно важной для любого из тех, кто дочитал до этого места, и для тех, кто покинул страницу где-то на середине текста.

Сегодня самому «Живому» необходима помощь общества, то есть наша с вами: проблемы с финансированием поставили фонд на грань существования. Фонду необходимы деньги, чтобы покрыть административные расходы в течение следующих 12 месяцев: аренду офиса, почтовые расходы и обязательные платежи, зарплату, бензин, телефон, Интернет. Без всего этого невозможно представить работу ни одной организации. Всё бы ничего, если бы речь шла о работе, скажем, цветочного ларька или магазина, но работа фонда «Живой» касается любого из нас — если фонд закроется, к кому мы сможем обратиться в случае беды? Ни к кому.

Помните, в самом начале этого текста я предлагал вам сыграть в игру? Я знаю статистику, и я знаю, что переубедить большинство практически невозможно. Но, чёрт меня побери, как я буду счастлив оказаться сейчас неправ.

Сделайте шаг вперед, сделайте пожертвование, поддержите работу фонда «Живой». 1 рубль, 5 рублей, 10, 100, 1000 — не важно. Важно, чтобы вы не остались в стороне. Ведь мы — люди, и мы так любим помогать.

Мы не сможем победить смерть, но мы сможем спасти хотя бы несколько жизней, быть может 1000, может 100, может 10, а может и одну. Если бы это была ваша жизнь, жизнь вашего брата, матери, или друга, она бы того стоила?

 

Не удалось отобразить 667

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#благотворительность

важно

8 минут назад

Ученые обнаружили более 150 погибших краснокнижных тюленей на побережье Каспийского моря

Slide 1 of 6

выпуск

№ 47 от 30 апреля 2021

Slide 1 of 11
  • № 47 от 30 апреля 2021

Топ 6

1.
Репортажи

Интернат В закрытых психоневрологических заведениях сегодня живут 177 тысяч россиян. Большинство из них там и умрут. Елена Костюченко и Юрий Козырев провели несколько недель в ПНИ

419382

2.
Комментарий

Есть вещи пострашнее SWIFT Евросоюз угрожает отказаться от российской нефти и газа — и на этот раз вполне серьезно. Объясняет Максим Авербух

371004

3.
Интервью

Девочка, которая потеряла Конституцию 11 мая студентке МГУ Ольге Мисик выносят приговор за «осквернение будки» Генпрокуратуры

235947

4.
Репортажи

«Считаю вас всех предателями и оккупантами» Алексей Навальный проиграл суд по делу о клевете на ветерана и выступил с еще одним последним словом

195634

5.
Расследования

Чайки по именам ЛСДУЗ и ЙФЯУ9 Чем занимаются зашифрованные для Росреестра сыновья Юрия Чайки

157824

6.
Комментарий

Патриарх обличал не ту тиранию Как оппозиция на Пасху решила, что глава РПЦ вдруг перешел в ее стан

149461

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera