Сюжеты · Культура

Мирозлобие победило

Об итогах конкурса «Слова года»

Этот материал вышел в № 143 от 19 декабря 2014
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 143 от 19 декабря 2014

22:50, 18 декабря 2014Андрей Архангельский, член экспертного совета «Слово года»

3883

22:50, 18 декабря 2014Андрей Архангельский, член экспертного совета «Слово года»

3883

Фото: «Новая газета»

Об итогах конкурса «Слова года»

Не удалось отобразить 667

Вопреки традиции, в этот раз начну не со слов-победителей, а с неологизмов: они, на мой взгляд, являются подлинными открытиями этого года. Цель «Слова года» — не только фиксировать имеющиеся слова, но и дополнять новыми (явление есть, а слова — нет). 2014 год, согласно нынешним результатам «Слова года» в России, запомнился словами _Крымнаш, вежливые люди _и_ пятая колонна. _Но это, как справедливо замечает идеолог конкурса Михаил Эпштейн, слова с подковыркой: «Бросается в глаза, что и Слово, и Выражение года — это слова-жесты, как бы цитирующие сами себя. «Крымнаш» — в силу слитного написания — это не столько прямой лозунг или возглас, сколько воспроизведение клише, каким оно сложилось в Сети… А в выражении «вежливые люди» слово «вежливый» приобрело противоположное значение: грозный, опасный, вооруженный. Вот в такое время мы живем: язык «высовывает язык».

Слова-победители — словно из лексикона «подпольного человека» Достоевского: всегда произносятся с глумливой интонацией, с двусмысленной усмешкой… На фоне этого глумления прямым, безобманным значением — парадокс — обладают лишь неологизмы. Они вскрывают суть происходящего. В первую очередь это неологизмы _мирозлобие, мирозлобец _(автор — Михаил Эпштейн). Они констатируют появление нового общественного аффекта, где злобие не к чему-то конкретному — а к миру в целом. _Мирозлобие _демонстрирует нам старые язвы общественного организма, пожалуй что — и корень всех бед. «Борца с Западом» еще можно представить; он условен, но все-таки рационален. Мирозлобец иррационален. Он не борется с миром (со всем тем, что, по его мнению, не есть «русский мир») — он отвергает, отрицает мир в принципе. Его «злобит от мира». Если мир не хочет по-хорошему, он получит по-плохому, говорит мирозлобец (весь год мы наблюдали этот тип). Но в этом «если — то» есть лукавство: на самом деле повод мирозлобец всегда найдет, желание войны для него первично. В душе он считает нынешний мир порочным, неудавшимся; мирозлобец чуть более начитанный уверен, что современный мир подошел к закату, «все лучшее уже создано», «нам далеко до великих», «мы — жалкие наследники Леонардо». В таком несовершенном мире можно уже и не считаться с приличиями.

Война кажется мирозлобцу чем-то «честным», «настоящим» — в сравнении с «порочным миром». Война стала для него кодом, матрицей, смыслом. Впрочем, сам мирозлобец умирать не спешит — он хочет понаблюдать за «закатом Европы» с дивана. Этот тип большей частью виртуальный (он проявляет себя только в агрессивных призывах) — но тем самым он множит реальное зло в других. Мирозлобец-теоретик разжигает ненависть из эстетических соображений — картина «гибели всерьез» кажется ему более «живой», «волнующей», «возбуждающей». На самом деле он транслирует «внутренний ад» — знакомя нас с собственными залежами, запасами ненависти. Они, как оказалось, безграничны.

В таком мире человек превращается в человья (автор — Михаил Эпштейн) — которого носит от одного костра истории к другому — но уже в виде пуха и перьев, в виде головешек и останков… Человьи для мирозлобца — расходный материал, с помощью которого можно отбить пару сотен квадратных километров геополитической утопии.

…Мы все переместились в этом году в пространство Зазеркалья: с помощью слов мы выгородили себе параллельный мир. Неказистый, тесноватый, шаткий — но жить можно. Вокруг еще — темный лес из БУКов… В этом мире почти все слова лишены реального смысла, взяты напрокат из прошлого, им наскоро приделан пестрый хвост…

Эти слова убеждают только в границах избушки, в пределах темного леса. Здесь, внутри, с помощью этих слов еще можно заклинать: они еще действуют на соплеменников, доводя адептов порой до исступления. Однако их магическая сила заканчивается, как только вы выходите из леса; уже на первой опушке вас остановит блокпост реальности. Для объяснения с миром — за Опушкой — вам понадобятся слова универсальные: права, нормы, границы, договоры… Скучные слова. Зато — пока ты в лесу — можно обойтись совсем без скучных слов!.. Можно ведь и совсем из леса не выходить! Проживем!.. Чего мы не видели за Опушкой!.. Здесь у нас зимой можно охотиться на пушного зверя, рыбу ловить; летом — питаться ягодами и травами, согреваться дровишками да освещаться лучиною — можно жить!.. Это так натурально, традиционные ценности, даже весело — всё, как здесь любят!.. Уже с марта здесь водят хороводы, прыгают через костер, подбрасывая в него новые и новые заряды, перебрасываются на лету частушками: Эй, Марфушка, лови — санкции! А ты, Мишутка, — бандеровцы! — Ой, страшно, страшно! Зато вот тебе, Марфушка, — Новороссия!Ополченцы! — Эх держись, геополитика!

И вдруг посреди леса раздается чье-то — по случайности трезвое — слово: война, Украина, страна-изгой, Крым, изоляция, самоизоляция, сепаратизм, инфляция… Где-то там, на окраинах, ходят злые титушки, делают селфи из живых людей… И совсем вдалеке мелькнет по-европейски хлесткое — диссернет, диссергейт — наша единственная универсальная ценность в этом году… Патриотизм соседствует — в конце списка — с ксенофобией. Показательное — как никогда — соседство…

…Поймали, наконец, трезвого, напоили — да в круг поволокли: неча отлынивать! Пляши с нами! И пошли на второй круг — перебрасываются ряды танцующих словами: Эй, милая, лови — вежливые люди! — А тебе, любезная, — Русский мир! Гуманитарный конвой! Зеленые человечки! Русская весна! Донецкая народная республика!

И опять кто-то протрезвел — от пляски на морозе. Стоит, качается. Братцы, говорит. А!.. Что ж вы творите… Посмотрите вокруг! Гибридная война, лихорадка Эбола, ответные санкции, сбитый «Боинг»… Неужели когда-то тут было Болотное дело, _освобождение Ходорковского, европейский выбор… _Вдуматься — была даже бумажная книга…

А в соседнем лесу теперь — навеки — небесная сотня…

Танцующие тем временем в третий круг срываются, в еще более сумасшедший и стремительный: Пятая колонна! Вата, ватник! Укропы, укры! Национал-предатели! Хунта киевская, заливная! С пылу, с жару, свежая! Зато Крымнаш! Колорады! Гейропа! Лугандон! Дондурас! Либерал-фашисты!


Под утро стихают крики, укладываются спать — кому места хватило в избушке. Сон накрывает лес. Все слова выкорчеваны, все смыслы перевернуты, все понятия скомпрометированы… Ничего не осталось, чему можно было бы верить… Всюду щели — смысловые и моральные.

Весь год мы наблюдали попытки законопатить реальность, отгородиться от мира символическим забором — с помощью слов. Когда-то, вначале — эти слова имели силу; впоследствии их приходилось каждый раз накачивать воздухом, с помощью медианасоса. Сейчас эти слова нужны не для других уже — для себя; для самоутешения. Для самооправдания. Все правильно сделал. Все равно бы они… Они — всегда такие… Они бы и так нам нагадили… Европа… Америка… А мы их опередили! Обманули! — убеждает себя. Ходит по лесу кругами, шепчет посреди угрюмой тишины. Только лес качает макушками дерев. Молчит.


P.S. _В экспертный совет «Слова года» входят писатели и поэты: Денис Драгунский, Елена Черникова, Владимир Шаров, Татьяна Щербина; лингвисты Людмила Зубова, Ольга Северская, Наталья Фатеева, Елена Шмелева; журналисты и филологи Андрей Архангельский, Марина Королева, Ксения Ларина, Ксения Туркова; филолог Евгения Абелюк; философы и культурологи Григорий Тульчинский и Михаил Эпштейн. Список слов-кандидатов был составлен по предложениям участников групп на Фейсбуке (около 1300 человек). Елена Черникова — модератор групп «Слово года» и «Неологизм года» на Фейсбуке, Яна Астахова _—_ секретарь Совета._

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

важно

3 часа назад

Ученые обнаружили более 150 погибших краснокнижных тюленей на побережье Каспийского моря

Slide 1 of 6

выпуск

№ 47 от 30 апреля 2021

Slide 1 of 11
  • № 47 от 30 апреля 2021

Топ 6

1.
Репортажи

Интернат В закрытых психоневрологических заведениях сегодня живут 177 тысяч россиян. Большинство из них там и умрут. Елена Костюченко и Юрий Козырев провели несколько недель в ПНИ

434296

2.
Комментарий

Есть вещи пострашнее SWIFT Евросоюз угрожает отказаться от российской нефти и газа — и на этот раз вполне серьезно. Объясняет Максим Авербух

372693

3.
Интервью

Девочка, которая потеряла Конституцию 11 мая студентке МГУ Ольге Мисик выносят приговор за «осквернение будки» Генпрокуратуры

247757

4.
Репортажи

«Считаю вас всех предателями и оккупантами» Алексей Навальный проиграл суд по делу о клевете на ветерана и выступил с еще одним последним словом

195659

5.
Расследования

Чайки по именам ЛСДУЗ и ЙФЯУ9 Чем занимаются зашифрованные для Росреестра сыновья Юрия Чайки

158233

6.
Комментарий

Патриарх обличал не ту тиранию Как оппозиция на Пасху решила, что глава РПЦ вдруг перешел в ее стан

149825

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera