Сюжеты

Правосудие vs сострадание

Органы не оставляют попыток уничтожить врача за следование профессиональному долгу, медицинской этике и милосердию

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 104 от 17 сентября 2014
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алексей ТарасовОбозреватель

 

Органы не оставляют попыток уничтожить врача за следование профессиональному долгу, медицинской этике и милосердию

Фото из архива
Алевтина Хориняк

В Красноярске близится к завершению повторный судебный процесс против участкового терапевта Алевтины Хориняк, незаконно, по мнению гособвинения, выписавшей рецепт на обезболивающее безнадежному онкобольному Виктору Сечину. Прокуратура по-прежнему настаивает на обвинительном заключении.

Тем временем доктор Хориняк обратилась «за защитой своих прав как врача и как гражданина РФ» к уполномоченному по правам человека в Красноярском крае Марку Денисову, сообщив, что работники госнаркоконтроля (ФСКН) постоянно оказывают давление на нее: проводят частые проверки поликлиники № 4, где она трудится, при этом тщательно изучаются все рецепты, выписанные ею, подлежащие предметно-количественному учету. Рецепты изымают из аптек, проверяют амбулаторные карты, требуя копии всех записей, тем самым ФСКН парализует работу врачей.

«Создается неблагоприятная моральная обстановка в поликлинике, напряженные отношения между администрацией, врачами и мною, — пишет доктор Хориняк. — Частые посещения работниками ФСКН поликлиники мешают и без того напряженной работе врачей... Работники ФСКН возлагают на себя функции клинического фармаколога и вмешиваются в назначения психиатра и онколога, считая, что препараты, назначенные данными специалистами комиссионно, больным не показаны, и утверждая, что я, как участковый врач, назначенные комиссией препараты «не ясно, с какой целью выписала» больным. Мне очень тяжело физически и морально переносить все эти проверки, отрицательное отношение администрации и коллег из-за этих проверок ко мне, так как после операции по поводу удаления части легкого из-за онкозаболевания я чувствую себя намного хуже».

«Новая газета» подробно писала о деле Хориняк в № 55 и № 100 за прошлый год, в № 16 за  этот год. Октябрьский райсуд Красноярска в мае 2013-го вынес врачу обвинительный приговор. Хориняк приговорили к штрафу в 15 тысяч рублей. Действенное сострадание терапевта умиравшему от болевого шока больному судья Нонна Маркова посчитала преступным распространением сильнодействующих веществ организованной группой. Лидию Табаринцеву, которая по просьбе больного приобрела лекарства в аптеке, также оштрафовали на 15 тысяч.

Напомню: у 57-летнего пациента доктора Хориняк Виктора Сечина была выявлена последняя стадия рака: сильнейшая боль, не позволяющая ни спать, ни лежать, ни сидеть. С ноября 2008 года и до 3 апреля 2009 года, а также с 22 мая 2009 года по июнь 2011-го — до самой смерти — лечащий врач пациента Сечина выписывала ему препарат «трамадол». Но в период с 3 апреля по 22 мая в аптеках города не отпускали трамадол по льготным рецептам. Последнюю таблетку Сечин проглотил 18 апреля. 27 апреля Хориняк выписала платный рецепт. Однако такой дозировки не оказалось, и на следующий день она выдала еще один. Табаринцевой удалось отоварить оба. ФСКН обнаружила этот факт в 2011 году, проверяя аптеки. Дело передали в прокуратуру, оттуда, в июле 2012 года, — в суд.

Позже Красноярский краевой суд отменил приговор и направил дело в тот же райсуд на новое рассмотрение. Но, как сообщил «Новой» адвокат Вячеслав Богданов, не в связи с невиновностью подсудимых, а со ссылкой на то, что с его стороны якобы было нарушено право на защиту Табаринцевой (Богданов одновременно защищал двух женщин, что закон не запрещает).

— Мы надеялись на то, что краевой суд отменит приговор райсуда, — сказал перед началом нового процесса Богданов. — При этом оправдает подсудимых и прекратит производство по делу. С этого момента Алевтина Петровна и Лидия Николаевна смогли бы забыть об этом уголовном деле. Однако теперь им предстоит вновь пройти через все круги правосудия, поскольку другой судья будет заново исследовать все материалы дела. При этом суд может прийти к выводу как о невиновности, так и виновности и даже назначить более строгое наказание.

Меж тем под петицией министру здравоохранения Веронике Скворцовой о недопустимости уголовного наказания за исполнение врачебного долга подписывались и врачи, и больные. Только в первые два месяца подписалось около 600 человек, лично знающих Хориняк. Мощную волну протестов подняли международные организации паллиативной помощи.

«Новая» обратилась к Алевтине Петровне за комментарием.

— Последняя проверка была 11 сентября, заведующую, замглавврача вызывали, снова все документы поднимали. Я не нахожу других объяснений, кроме желания уничтожить меня и морально, и физически. Какие еще причины могут найтись, чтобы июль, август, сентябрь только меня проверять, мои рецепты... Следует еще понимать наш российский менталитет: любая проверка должна увенчаться «выявлением» и «наказанием», обязательно найдут что-то и напишут акт. Всех врачей эти проверки, любые, — госнаркоконтроля, санэпидемстанции и так далее — повергают в священный ужас. Не врачи с их рецептами, а действия силовых органов представляют угрозу национальной безопасности. Люди теряют веру. Суд близится к завершению. На 24 сентября назначены прения между адвокатами и прокурором.

По мотивам дела Хориняк и множества других подобных дел, не получивших широкого резонанса, Минздрав в прошлом году принял «антиболевой» приказ: лечащим врачам в стационаре, а также участковым терапевтам и педиатрам разрешили назначать наркотические и психотропные препараты самостоятельно. Ранее это могла делать только врачебная комиссия — в долгие праздники ее не соберешь, а боль и страдания перерывов не знают. При выписке из стационара разрешено с санкции главврача назначать безнадежным больным наркотические лекарства на срок до 5 дней. Наркотиков разрешено выписывать вдвое больше нормы, ранее установленной для одного рецепта.

Однако приказ этот не работает. Что, в общем, и вызвало трагедию Вячеслава Апанасенко, всколыхнувшую общество. Мучившийся от боли, он покончил с собой: его близкие не могли достать обезболивающих препаратов, а контр-адмиралу было невыносимо видеть страдания родных.

Перебои в обеспечении обезболивающим — никуда не ушли. Системы оказания помощи инкурабельным больным по-прежнему нет. Пока врачам, наблюдающим за судом над Хориняк, по-прежнему проще не связываться с наркотиками, чем отчитываться за их назначение. А фармацевтам — также из-за боязни преследования со стороны ФСКН — не работать с учетными препаратами.

Пока ФСКН будет считать, что ей лучше знать, чем обезболивать, пока за облегчение невыносимых страданий врачей будут тягать по судам, в аду еще на этом свете рискует оказаться каждый.

Алексей ТАРАСОВ

 

Под текст

Я хочу напомнить, что говорил глава ФСКН РФ Виктор Иванов в феврале, после самоубийства контр-адмирала Вячеслава Апанасенко. В том, что этот мужественный человек не получил обезболивающих средств в терминальной стадии рака, когда страдания были уже непереносимы, руководитель ФСКН увидел вину чиновников от медицины, которые «… так перегнули палку, что она сломалась».

Кто сегодня «гнет палку» в ситуации, сложившейся с доктором Хориняк? Врач должен иметь право выполнять свою работу, не опасаясь, что его затаскают по судам. Но врачи боятся. Именно поэтому (данные за 2010 год) наша страна занимала 81-е место в мире по среднему на душу населения потреблению наркотических средств в медицинских целях, и большая часть больных уходит из жизни в невероятных муках. Из 230 тысяч умирающих от онкологии и ВИЧ необходимое обезболивание не получают 80,3%, то есть 183 тысячи человек.

— Решение суда по делу Хориняк принципиально важно не только для самой Алевтины Петровны. От того, что решит суд, будет зависеть готовность врачей по всей России облегчать боль страдающим людям. Врач не должен бояться, что за формальными нарушениями процедуры выписки рецепта может последовать уголовное наказание, — говорит директор фонда «Подари жизнь» Екатерина Чистякова.

А я, в свою очередь, хочу напомнить: в марте 2014 года в Общественной палате состоялись слушания «Выбор адмирала Апанасенко: право на жизнь без боли». Собрались врачи, депутаты Госдумы, представители Минздрава, ФСКН, пациентских и благотворительных организаций.

На слушаниях, в частности, выступила начальник Управления по предупреждению преступлений в сфере легального оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров оперативно-разыскного департамента ФСКН Елена Масловская:

— Хочу отметить, что ФСКН России не борется с врачами. А борется только с незаконным оборотом. И никоим образом ФСКН России не устраивает никаких проверок. Ни в коем случае врачам, аптекарям не нужно бояться ФСКН. Необходимо создание таких условий, чтобы врач боялся не выписать рецепт, когда это положено больному.

Сегодня, когда уже не в первый раз судят доктора Хориняк, которая не побоялась выписать рецепт страдающему человеку, — эти слова звучат как злая насмешка.

Галина МУРСАЛИЕВА,
обозреватель «Новой»

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera