Расследования · Политика

Свидетель может сесть

Cторона защиты в ходе процесса по делу об убийстве Анны Политковской высказала присяжным свою версию преступления

Этот материал вышел в № 32 от 26 марта 2014
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 32 от 26 марта 2014

Фото: «Новая газета»

Cторона защиты в ходе процесса по делу об убийстве Анны Политковской высказала присяжным свою версию преступления

<img alt="" src="https://static.novayagazeta.ru/storage/c/2014/03/25/1395750339_825068_12.jpg" style="width: 565px; height: 377px;">
На процессе уже вторую неделю доказательства пытается представить сторона защиты. Заявленные планы — допросить всех свидетелей, указанных в обвинительном заключении. Однако пока с этим туго: в суд не спешат даже некогда близкие знакомые подсудимых. Как, например, Павел Рягузов — сотрудник УФСБ по Москве и Московской области, сидевший на скамье подсудимых в ходе первого процесса в Окружном военном суде. Дошло до того, что защита попросила председательствующего направить руководству Рягузова телеграмму с требованием обеспечить явку их сотрудника в суд.
Так что на прошлой неделе присяжным удалось услышать лишь Червоня Оглы — безработного, ныне осужденного за вымогательство, который был дружен с организатором убийства Политковской — бывшим подполковником ГУВД Москвы Дмитрием Павлюченковым. Вместе с подчиненными Павлюченкова Оглы следил за Политковской, присутствовал при передаче оружия предполагаемому киллеру (Рустаму Махмудову) и передавал ему же (по просьбе Павлюченкова) деньги. Передавал он деньги и еще одному предполагаемому организатору убийства — Сергею Хаджикурбанову. Обо всем этом Оглы говорил на следствии и на очных ставках (их в общей сложности было 13).
Однако в суде принялся от всего отказываться. Теперь оказалось, что Рустама Махмудова он никогда не видел, про «ствол с тишиной» (пистолет с глушителем) тоже первый раз слышит, никаких денег от Павлюченкова не получал и вообще ничего про подсудимых сказать не может, потому что ничего не знает. Хотя на следствии весьма подробно рассказывал обо всех: и о Лом-Али Гайтукаеве, который, по его словам, «торопил Павлюченкова с заказом по Политковской», и о Хаджикурбанове, который при нем, Оглы, ругался с кем-то по телефону из-за того, что тот «напортачил с Политковской». Но в суде свидетель всю вину принялся перекладывать на уже осужденного Дмитрия Павлюченкова.
Вот что Оглы говорил о своем бывшем работодателе: «Как я его знаю — он обыкновенный мошенник. Занимался злоупотреблениями, занимал деньги… То одному должен, то второму…» Якобы Павлюченков до сих пор должен 40 тысяч долларов и самому Оглы. Правда, за что, свидетель не уточнил.
Защита подсудимых с удовольствием подхватила эту тему, будто это Павлюченков сейчас сидит на скамье подсудимых. Свидетель подыгрывал адвокатам, и все шло плавно, пока прокуроры не изъявили желания задать свои вопросы и не заявили ходатайство об оглашении протоколов опознания (Оглы на следствии опознавал Гайтукаева, Рустама и Ибрагима Махмудовых). Начались долгие споры и пререкания. Защита требовала признать опознание недопустимым доказательством.
Однако не помогло. И присяжным стало известно, что в 2009 году Оглы по фотографиям опознал и Наиля (Рустама Махмудова) — «киллера-убийцу, как его представил Павлюченков», и Гайтукаева — который «обсуждал с Павлюченковым деньги и Политковскую», и «человека, с которым Наиль приезжал на базу, — Ибрагима Махмудова». А в ходе очной ставки Оглы с Павлюченковым, как оказалось, свидетель рассказал, что летом 2006 года Гайтукаев предложил Павлюченкову «поработать по Политковской». В тот же период Павлюченков несколько раз встречался с Наилем и в присутствии Оглы передал ему сверток с пистолетом. Свидетель запомнил даже сине-зеленую «четверку», на которой приезжал Наиль, а за рулем был его брат — Ибрагим.
«Можете выбросить этот том дела в ведро!» — говорил теперь Оглы прокурорам. В итоге гособвинитель Семененко заявила, что будет требовать привлечения свидетеля к уголовной ответственности — за дачу ложных показаний в судебном заседании и за соучастие в убийстве Анны Политковской. После завершения процесса судебные протоколы и требование прокуратуры будут переданы в Следственный комитет, и правовые последствия для Оглы последуют, пообещала Семененко.
— Очевидно, что убийство совершил Павлюченков и его подчиненные, а прокуроры их покрывают! — заявил тут же адвокат Мурад Мусаев.
…Эта неделя началась с допросов, проходивших в закрытом режиме: в качестве свидетелей выступили двое действующих (допрашивались вне зоны визуального контакта) и один бывший сотрудник ОПУ ГУВД Москвы («наружка») — подчиненные Павлюченкова, следившие за Политковской незадолго до убийства. И защита принялась обкатывать перед присяжными свою основную версию: к убийству обозревателя «Новой» причастны исключительно Павлюченков и его «топтуны», а не сидящие на скамье подсудимых. Свидетелей адвокаты гоняли по детализациям их коллег (например, уже допрошенного Олега Шошина) и по детализациям самого Павлюченкова. Тот факт, что подчиненные созванивались со своим начальником, по мнению защиты, говорил о многом. Также о многом якобы свидетельствовал и тот факт, что «топтуны» не созванивались друг с другом и с шефом 7 и 8 октября 2006 года (день убийства и день после). Но прокуроры выяснили у свидетелей: это были суббота и воскресенье, а в выходные они не работали, и, соответственно, им незачем было созваниваться.
Эти и другие уточнения гособвинения вызвали традиционное возмущение у Сергея Хаджикурбанова, который в очередной раз обматерил процессуальных оппонентов. Итог: подсудимого удалили на несколько заседаний.
А сотрудники ОПУ признавали: за женщиной по заданию шефа следили, но деталей не помнят, потому что такой «халтуры» у них всегда было много. То, что «объект» — Политковская и что готовилось преступление, по их словам, узнали уже после убийства. Вопрос только, почему многие из них еще до сих пор на службе?
&nbsp;

# Смотрите, кто

 **Потерпевшим представился как «чудо-юдо»** 
Сергей Гокиевич Хаджикурбанов дослужился до капитана московского РУБОПа (Региональное управление по борьбе с организованной преступностью МВД — так называемые «шаболовские»), специализировался на этнической преступности и освобождении заложников. В конце 90-х задержал сидящего теперь с ним вместе на скамье подсудимых криминального авторитета Лом-Али Гайтукаева с наркотиком «на кармане». Вскоре Гайтукаев был отпущен, а между Хаджикурбановым и задержанным завязалось тесное знакомство. В разное время к этому узкому кругу добавились и подполковник ГУВД Москвы Дмитрий Павлюченков, и офицер московского управления ФСБ Павел Рягузов. Дружили семьями.
23 апреля 2004 года Сергей Хаджикурбанов был задержан, а затем и осужден по ч. 3 ст. 286 УК РФ — превышение должностных полномочий с применением насилия — на два с половиной года.
Из приговора: «Хаджикурбанов С.Г. (_далее — фамилии соучастников из числа офицеров милиции. — _ **Ред** .) &lt;...&gt;, превысив свои полномочия, и, не имея процессуальных оснований, &lt;...&gt; &nbsp;незаконно проникли в квартиру &lt;...&gt; против воли проживающих в ней лиц &lt;...&gt;, применили физическую силу &lt;...&gt;. А именно Хаджикурбанов С.Г. нанес удары Лялину К.А. руками по голове, в живот &lt;...&gt;, Кошелеву П.А. удары руками по голове, в живот, ногой в грудь &lt;...&gt;». «Несмотря на то, что подсудимые Хаджикурбанов С.Г., &lt;...&gt; виновным себя в совершении преступления не признали, их вина подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами».
«Свидетель Золоторенко Л.А. показала в ходе предварительного расследования, что &lt;...&gt; раздался стук во входную дверь &lt;...&gt;. На ее вопрос ответил мужской голос: «открывай, узнаешь кто». В дверной глазок она увидела троих мужчин. Она спросила еще раз &lt;...&gt; на что один из мужчин, кавказской наружности, достал из-под плаща пистолет, приставил его к дверному глазку и сказал: «Открывай, сейчас узнаешь, кто начальник». Испугавшись, она открыла входную дверь. Неизвестные вошли в квартиру &lt;...&gt;. Она осталась в коридоре с ребенком на руках. В следующий момент она услышала крики Лялина и Кошелева, звуки глухих ударов. &lt;...&gt; &nbsp;При этом она заметила, как Кошелев вытирает со своего лица кровь. &lt;...&gt; Тот, который впоследствии представился как «чудо-юдо» и который ранее приставлял пистолет к дверному глазку, опять достал пистолет и начал ломать дверь в комнату Измайлова Р. &lt;...&gt;. Он выбил дверь ногой, и неизвестные втроем забежали в комнату Измайлова, откуда она услышала крик Руслана: «Не надо, не бейте». &lt;...&gt; У нее начал плакать ребенок, поэтому она вышла на кухню. Когда она вернулась в коридор, то увидела, что мужчины производят обыск в кабинете ее мужа, то есть роются в вещах».
«Свидетель Золоторенко С.В. показал», что неизвестные «Лялина и Кошелева вытащили в коридор, положили на пол, где их продолжили избивать», «ударили Руслана пистолетом по голове, повалили на пол, заломили руки, в результате чего ему повредили руку».
Следствию и суду удалось установить, что «чудом-юдом» с пистолетом был Сергей Хаджикурбанов.
Позднее, когда Хаджикурбанов был арестован по делу об убийстве Анны Политковской, его обвиняли и еще по одной статье — за издевательства над предпринимателем Эдуардом Поникаровым. Все тот же набор: избиение, разгром квартиры, незаконное лишение свободы. Вот как эти обстоятельства описывал обозреватель «Новой» Леонид Никитинский.
«В Красногорск, зажав на заднем сиденье «Мерседеса» с затемненными стеклами, его (_Поникарова._ —  **Ред.** ) повезли Серега и тот из ФСБ, которого они между собой называли Пашей. &lt;...&gt; Паша остался держать его в машине, а Серега пошел по дворам посмотреть &lt;...&gt;. Из машины с затемненными стеклами (_Поникаров_) видел, как жена с сестрой и двумя малышами вошла в подъезд. &lt;...&gt; Они опять перевели наручники вперед и набросили ему на руки рубашку, вошли все вместе в подъезд, поднялись и отперли его ключами квартиру. Тут (_Поникаров_) стал, наконец, кричать, пытаясь прорваться к балкону, жена, сестра жены и дети тоже стали кричать. Его продолжали избивать при жене и детях.
Он понял, что их не останавливает ничего. &lt;...&gt; &nbsp;Он потребовал из последних сил ордера на право ворваться в его жилище. В ответ страшным ударом в голову рассекли бровь, кровища всюду, дети кричат, выволакивают обратно, на улицу, в машину. &lt;...&gt; &nbsp;Оля (_жена._ —  **Ред.** ) повисла на дверце. «Гони!» — крикнул Паша, водитель газанул, Оля отлетела в сторону &lt;...&gt;. Теперь (Поникаров) лежал под задним сиденьем, а Серега душил сверху, вся машина была в крови, а он специально ковырял пальцем в кровавой ране над бровью, стараясь, чтобы (Поникаров) потерял сознание от боли».
После отмены оправдательного приговора в 2009 году дело Поникарова было выделено в отдельное производство, где и заглохло, по причине, очевидно, лени военных следователей. Да, а тем самым Пашей был Павел Рягузов.
15 февраля 2010 года Сергей Хаджикурбанов был приговорен Таганским судом Москвы к 8 годам лишения свободы в колонии строгого режима за вымогательство. Хаджикурбанов традиционно вину отрицал. Его подельник — нынешний свидетель, изменивший свои показания в процессе по делу об убийстве Анны Политковской, Червоня Оглы. Что же касается денег, то 350&nbsp;000 долларов вымогали как раз у Павлюченкова — соорганизатора убийства журналиста «Новой». Не полностью рассчитался за преступление?
 **Отдел расследований** 

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

важно

5 часов назад

Ученые обнаружили более 150 погибших краснокнижных тюленей на побережье Каспийского моря

Slide 1 of 6

выпуск

№ 47 от 30 апреля 2021

Slide 1 of 11
  • № 47 от 30 апреля 2021

Топ 6

1.
Репортажи

Интернат В закрытых психоневрологических заведениях сегодня живут 177 тысяч россиян. Большинство из них там и умрут. Елена Костюченко и Юрий Козырев провели несколько недель в ПНИ

440431

2.
Комментарий

Есть вещи пострашнее SWIFT Евросоюз угрожает отказаться от российской нефти и газа — и на этот раз вполне серьезно. Объясняет Максим Авербух

373558

3.
Интервью

Девочка, которая потеряла Конституцию 11 мая студентке МГУ Ольге Мисик выносят приговор за «осквернение будки» Генпрокуратуры

251160

4.
Репортажи

«Считаю вас всех предателями и оккупантами» Алексей Навальный проиграл суд по делу о клевете на ветерана и выступил с еще одним последним словом

195679

5.
Расследования

Чайки по именам ЛСДУЗ и ЙФЯУ9 Чем занимаются зашифрованные для Росреестра сыновья Юрия Чайки

158469

6.
Комментарий

Патриарх обличал не ту тиранию Как оппозиция на Пасху решила, что глава РПЦ вдруг перешел в ее стан

149938

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera