Мнения

Главный клей строительства сообществ под президента — деньги, меченные государством

Этот материал вышел в № 132 от 25 ноября 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

Андрей Колесниковспециально для «Новой»

 


Пушкин сидит у себя и думает: «Я гений, ладно. Гоголь тоже гений.
Но ведь и Толстой гений, и Достоевский, царствие ему небесное, гений!
Когда же это кончится?» 
Тут все и кончилось.
Анекдот эпохи застоя в подражание Хармсу

Строительство корпоративистского государства по образцу муссолиниевской Италии, заменившее строительство коммунизма, продолжается. Государство строит в колонны все население страны, а пятую колонну прогоняет через политические процессы. На выходе должна появиться полностью управляемая конструкция. Собственно, ее строили через партию «Единая Россия» и профсоюзы имени Шмакова. Когда не получилось, зашли с другой стороны — через «Объединенный народный фронт». Теперь пошли методом точечной работы с цеховыми сообществами.

Самая громкая история последнего времени — строительство колонны академиков. Самая «хармсовская» — целование колена верховного главнокомандующего писателями, объединенными потомками Толстого, Достоевского, Лермонтова и иных классиков.

Если во времена советской власти объединяющим началом были — при Сталине — страх и идеология, при постсталинских вождях — в большей степени идеология и в меньшей страх, то теперь хотя и не единственный, но главный клей строительства сообществ под президента — деньги, меченные государством.

Чем писатели отличаются от ученых?

Писатели отбились от рук, их надо привязать к власти государственными деньгами и госзаказом. У академии, напротив, отбирают деньги. Но лишь затем, чтобы «правильно» переформулировать все тот же госзаказ, превратив научные структуры в вариант шарашки-лайт.

Ровно таким же образом строится политика: в ней участвовать имеют право только прикормленные. Ровно таким же образом строится экономика, монополизированная госкомпаниями и госбанками. Ровно так же окормляется паства (электорат и телеаудитория) — с помощью телевидения, куда допускаются только свои, прошедшие тщательную селекцию, и РПЦ, в большей или меньшей степени справляющейся с функционалом отдела агитации и пропаганды ЦК.

Превращение ученой и писательской «корпораций» в интеллигентский «Уралвагонзавод», который должен подавить или растворить в себе за деньги «креативный класс», к которому не благоволит лично глава государства, — базовая цель устроителей мероприятий вроде реформы РАН или учреждения нового Союза писателей. Их интерес — замазать интеллигенцию госденьгами. Интерес же получателей помощи государства — заказы и деньги, которые они не могут получить со свободного рынка. Интеллектуальную страту превращают, по сути, в пиарщиков государства.

Что мешает загнать всех работников интеллектуального труда в корпорации муссолиниевского образца? Ответ: рынок. В широком смысле слова. Рынок идей, участием в котором увлечены люди, которые готовы заниматься литературой, искусством и наукой не для государства, а для себя и для людей. Рынок людей, которых принимает профессиональная и широкая публика. Просто рынок, который будет отторгать изобретения, нужные только государству, но не нужные людям; книги, фильмы и картины, нужные управлению внутренней политики, но не нужные читателям и зрителям.

Превратить все общество в грантоедов, питающихся токсичными государственными подачками, подписывающих бумажки вроде стародавнего «письма пятидесяти» против Михаила Ходорковского или пишущих производственные эпопеи на манер «совписов» советского периода, — все равно не получится. Жизнь — в политике, экономике, науке, искусстве, — как ее ни упрощай, сложнее государственных представлений о ней.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera