Расследования · Политика

Как суд распустился

Процесс по делу об убийстве Анны Политковской запомнился лишь непристойными скандалами. От этого очень больно

Этот материал вышел в № 129 от 18 ноября 2013
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 129 от 18 ноября 2013

21:27, 17 ноября 2013Вера Челищева, репортер, глава отдела судебной информации

2335

21:27, 17 ноября 2013Вера Челищева, репортер, глава отдела судебной информации

2335

Фото: «Новая газета»

Процесс по делу об убийстве Анны Политковской запомнился лишь непристойными скандалами. От этого очень больно

Не удалось отобразить 667

Самый принципиальный и значимый судебный процесс этого года, начавшись с грандиозного скандала, затем, погрязнув в склоках и превратившись под конец в бессмысленную тягомотину, бесславно завершен — коллегия присяжных, которая должна была вынести решение по делу об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской, распущена. И послевкусие осталось отвратительное…
А жаль. Ведь именно этот повторный процесс реально был способен наконец-то приблизить всех нас к ответу на вопрос: кто убил Анну Политковскую? Потому как, в отличие от первого, окончившегося в 2009 году оправдательным вердиктом присяжных, у следствия теперь было куда больше доказательств и куда меньше белых пятен в обвинительном заключении.
Во-первых, пополнилась скамья подсудимых, на которой оказались: Лом-Али Гайтукаев, один из организаторов убийства, и пойманный в Чечне Рустам Махмудов,  по версии следствия, — киллер. Во-вторых, к началу процесса уже был осужден на 11 лет строгого режима экс-начальник отделения 4-го отдела оперативно-поискового управления ГУВД Москвы Дмитрий Павлюченков, который долгое время ходил в «ценных» свидетелях. Однако с помощью «Новой» и адвокатов потерпевших удалось доказать его причастность к преступлению: именно он организовал слежку за журналистом, именно он достал оружие и передал его убийце. Появилось у следствия и много новых свидетелей — в том числе и тех бывших сотрудников секретного подразделения МВД, которые следили за Политковской.
Но все как-то сразу пошло наперекосяк. Сначала дети Анны, ждавшие этого события долгие семь лет, были фактически выкинуты из процесса. Суд, потом растянувшийся на несколько мучительных месяцев, куда-то торопился и не смог подождать несколько дней, пока потерпевшие вернутся в Москву. И, кстати, это было первым и последним проявлением жесткости, которую продемонстрировал председательствующий Павел Мелехин, поскольку потом уже адвокаты подсудимых и сами обитатели «аквариума» творили в процессе все, что хотели.
И серьезные доказательства, которые предъявляли присяжным прокуроры Локтионов и Семененко, потонули в скандалах. Защита откровенно стремилась процесс затянуть, растянуть, разбить на маленькие фрагменты, чтобы потерялась нить происходящего. Цепляясь за какие-нибудь мелочи в протоколах, устраивали на весь день перепалки с обвинением или судьей. И присяжные были вынуждены или весь день просиживать в своей комнате, или их по нескольку раз за час просили покинуть зал заседания, потом возвращали, чтобы через пять минут вновь удалить. Допросы свидетелей срывались, а тех, кто все-таки смог выступить в суде, часами мучили одними и теми же мелкими, не относящимися к делу вопросами.
Наконец, защита не посчитала необходимым объяснить своим клиентам, что кричать, нецензурно выражаться и оскорблять судью недопустимо. И подсудимые вели себя не просто развязно,  а — похабно. Мат, плоские шутки, фривольные песенки, крики  были в порядке вещей. Больше ничего. Ну за исключением слов о том, что они, подсудимые, в СИЗО просто-напросто умирают. Что, правда, не мешало «умирающему» Рустаму Махмудову бить ногами в стекло «аквариума».
Судья Павел Мелехин так и не смог справиться ни с адвокатами, ни с подсудимыми. Да, как казалось, особо к этому и не стремился. В ответ на любое хамство лишь тихо спрашивал: «Ну почему вы меня оскорбляете? Кто вам дал такое право?» И суд все больше и больше превращался в отвратительный балаган…
Начали выбывать присяжные: сначала двое сообщили о своей болезни, потом еще двоих по весьма странным основаниям зачем-то попросили отвести прокуроры: одна член жюри якобы заранее высказала коллегам суждение об исходе процесса, а другой не рассказал о погашенной судимости (хотя имел полное право — по закону-то он не судим). Все это вызывало вопросы хотя бы еще и потому, что Мосгорсуд был просто набит оперативниками, которые сопровождали прокуроров, сидели и в зале, и в коридорах.
Ну не могло не сложиться впечатление, что за присяжными так или иначе следят. И адвокат Мурад Мусаев, на которого в ходе процесса завели целых два уголовных дела (нашли время!), естественно, поднял скандал. На одном из последних заседаний он спросит прокурора Семененко:
— Мария Эдуардовна, откуда вы знаете, что один из присяжных был судим?
— Из источников, близких к правоохранительным.
— Мы прекрасно понимаем, что это за источники. Это — оперативные сотрудники.
— Сейчас их будет еще больше!
Но «сейчас» не случилось. К 13 ноября коллегия присяжных поредела окончательно: сложили с себя полномочия еще четверо, включая старшину. Случилось это внезапно, что тоже смущало: у кого-то вдруг обнаружились хронические заболевания, у кого-то — командировки… Конечно, вполне возможно, что присяжные просто устали: ведь с середины сентября по ноябрь процесса не было вообще — из-за карантина в одном из СИЗО, а когда он все-таки возобновился, адвокаты и прокуроры вместо изучения доказательств начали выяснять, кто из них виноват во вспышке кори. И присяжные вновь просиживали дни вне зала заседаний или занимались физкультурой, заходя, садясь на стулья, минут через десять вставая и выходя… Кто теперь разберет, что на самом деле случилось с коллегией? (Кстати, «Новая газета» и дети Анны Политковской очень заинтересованы в том, чтобы все-таки этот момент прояснить, — мы просим присяжных выйти с нами на связь.)
Все. Как бы то ни было, это изматывающее душу действо окончено. На 14 января назначен отбор новой коллегии. Остается надеяться, что продолжение выйдет все же пристойным. И удастся, спустя семь с лишним лет, узнать, кто наказан за то, что 7 октября 2006 года Анна Политковская была расстреляна пятью выстрелами в упор.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#дело политковской

важно

23 минуты назад

Украина прекращает авиасообщение с Беларусью с 26 мая

Slide 1 of 5

выпуск

№ 55 от 24 мая 2021

Slide 1 of 11
  • № 55 от 24 мая 2021

Топ 6

1.
Комментарий

Шойгу призвал тайгу 70 лет назад солдаты пожгли у них скиты и монастыри, сегодня старообрядцы-беспоповцы учат военную элиту государства. Как это устроено

276288

2.
Сюжеты

Два термоса с кипятком 13 лет без воды, света и канализации в московской квартире прожила пожилая женщина, исправно оплачивая коммунальные услуги

260983

3.
Комментарий

Как белорусские спецслужбы выследили Романа Протасевича Рассказывает спецкор отдела расследований «Новой» Денис Коротков

223436

4.
Колонка

Потомственные думцы Депутаты проголосовали за законопроект, который закроет ход в политику всем, кто требует смены власти

140335

5.
Интервью

«Какая твоя фамилия, сволочь?‎» Авиаэксперт Вадим Лукашевич о «воздушных пиратах», захвативших самолет с экс-главредом NEXTA Романом Протасевичем

126360

6.
Комментарий

«Это жестокая атака на весь Евросоюз» Как европейские страны реагируют на экстренную посадку самолета Афины—Вильнюс и задержание экс-главреда Nexta

88545

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera