Сюжеты · Экономика

Кэш, который гуляет сам по себе

Откат — это скрепа российской экономики. Не будет отката, не будет и экономики. История осужденных топ-менеджеров газпромовской вертикали — в прослушках, показаниях и материалах суда

Этот материал вышел в № 127 от 13 ноября 2013
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 127 от 13 ноября 2013

21:30, 12 ноября 2013Андрей Сухотин, спецкор

59838

21:30, 12 ноября 2013Андрей Сухотин, спецкор

59838

Фото: «Новая газета»

Откат — это скрепа российской экономики. Не будет отката, не будет и экономики. История осужденных топ-менеджеров газпромовской вертикали — в прослушках, показаниях и материалах суда

<img alt="" src="https://static.novayagazeta.ru/storage/c/2013/11/13/1384300927_667132_43.png" style="width: 565px; height: 324px; ">
 **Год назад Хамовнический суд Москвы вынес приговор двум топ-менеджерам одной из структур «Газпрома». Эта история, ускользнувшая на фоне набиравшего обороты скандала в Министерстве обороны, заслуживает внимания.** 
– Так что, по-вашему, означает слово «откат»? — судья Хамовнического суда Москвы Марина Фильченко уже десять минут выпытывала у гендиректора «Сервисгазавтоматики», приходившейся «внучкой» ОАО «Газпром», Александра Кочетова его вариант трактовки понятия. Напоминая, кстати, присутствовавшим в зале об аналогичных вопросах судьи Высокого суда Лондона во время процесса Березовского и Абрамовича, когда английское правосудие впервые ввело в обиход слово krysha.
Кочетов попытался было заняться ликбезом, но вдруг задумался и сам:
— Вы знаете, Ваша честь, вы поставили меня в тупик. Наверное, это незаконное перечисление денежных средств на счета компаний, которые называют «сверху».
 **— «Сверху» — это кто?** 
— Это руководство «Газпрома».
 **— Назовите фамилии.** 
— Это невозможно. Я никогда не назову эти фамилии. Мне проще застрелиться.
 **— Кем вы были в этой схеме?** 
— Я являлся звеном в цепи… Я был посредником, пособником …
 **— И в чем заключалось ваше пособничество?** 
— Я передавал субподрядчикам указания руководства «Газпрома» платить 22% отката на счета компаний, которые также предоставляли «сверху».
 **— За что платился откат?** 
— Ваша честь, вы ставите меня в тупик… Я примерно понимаю, за что, но объяснить не могу… Просто держатель контракта считает, что есть сумма, которую подрядчик заслуживает, а есть та, которую он должен заплатить «наверх». Величина отката уже заложена в сумму контракта.
 **— Откат выплачивается после перечисления денег субподрядчику?** 
— Конечно. Это установка руководства «Газпрома» — откат с каждого платежа. То есть с каждого входящего рубля надо вернуть 22 копейки.
 **— Вы вымогали деньги у потерпевшего?** 
— Я ничего не вымогал, а передавал указание руководства. &lt;…&gt; Если бы потерпевший отказался платить откат, я бы доложил руководству… Не знаю, как бы они отреагировали, но, думаю, нам прислали бы другую бумагу, в которой бы фирмы потерпевшего уже не было. &lt;…&gt; Если бы я с ним контракт самолично не подписал, меня бы уволили через день, максимум два. Потерпевший прекрасно знал, что ему надо платить.
&nbsp;

# «Откатный» бизнес

Орловский предприниматель Геннадий Парахин всю свою жизнь, как он любит говорить, работал на земле: до 2003 года возглавлял один из участков оптоволоконной связи ООО «Газпром трансгаз Москва», а потом, когда ряд подразделений «Газпрома» постигло неизбежное сокращение, организовал собственный бизнес. Продолжил заниматься ремонтно-строительными работами, устроив к себе уволенную команду сотрудников газового гиганта. В качестве независимого подрядчика он плотно обосновался в газовой отрасли, осуществляя различного рода работы на предприятиях «Газпрома», — и уже спустя несколько лет многократно увеличил штат сотрудников и количество единиц современной строительной техники. «Бывало, в год доходило до 200 объектов — от Ухты до Сочи. Работали, что называется, с лучшими — «Газпром», «Ростелеком», РЖД, нефтянка. Планировал расширяться».
В начале 2009 года ООО «Газпром трансгаз Москва» разместило очередной заказ на капитальный ремонт основных и вспомогательных объектов, получила который другая газпромовская структура — ОАО «Газпром Автоматизация» («Газавтоматика»). Генподрядчик 21&nbsp;января передал заказ своей «дочке» — ООО&nbsp;«Фирма «Сервисгазавтоматика» («СГА»), рожденной с одной целью — строительства и ремонта основных фондов предприятий газовой группы.
В тот же день «СГА», предварительно получив письмо с перечнем рекомендованных субподрядчиков, передала часть работ на сумму около 100 млн рублей ООО «ТелекомСтройСервис» («ТСС») Геннадия Парахина
Возникла любопытная схема исполнения работ: «Газпром трансгаз Москва» (заказчик) — ООО «Газпром Центрремонт» (агент заказчика) — ОАО «Газавтоматика» (генподрядчик) — ООО «Сервисгазавтоматика» (подрядчик) — ООО «ТелекомСтройСервис» (субподрядчик). Каждое звено, встроенное в эту вертикально интегрированную газпромовскую «семью», официально удерживало до 5% «подрядной» комиссии, притом что конечным и, по сути, единственным исполнителем была «ТСС». Странно? Практика современного бизнеса.
Поначалу трений в работе между партнерами не возникало — «ТСС» ремонтировала основные средства Мострансгаза, «СГА» своевременно оплачивала работы. Но уже летом Парахин, по его словам, почувствовал изменения — оговоренные транши либо приходили несвоевременно, либо не приходили вовсе, а скоро ему перестали подписывать и акты выполненных работ. Причина оказалась донельзя проста и банальна — о ней Парахину поведал сотрудник «СГА» Виталий Ткаченко, в ноябре 2009 года вышедший с коммерсантом на связь (со слов Парахина): «Я поначалу не понял, кто звонит, но затем узнал, что это сын заместителя директора «СГА» Юрия Ткаченко. Он предложил урегулировать вопрос с задержками выплат, но для этого предложил выплатить откат в размере 22% от суммы генподрядного договора (_более 20 млн рублей._ —  **А. С.** )».
На конец ноября Парахину была назначена встреча у заместителя директора «СГА» Ткаченко, на которую субподрядчик пришел с диктофоном. Записывающее устройство он, по его словам, взял «на всякий случай» — поскольку до конца верил в то, что в отношении него «практика откатов» применена не будет. На поверку оказалось иначе (_из материалов уголовного дела_):
 **Г. Парахин:**  — &lt;…&gt; Вот у меня оборот, я считаю субподряд, ваши откидываю. Вот написана сумма — 95,7 миллиона. &lt;…&gt; Расходные материалы, которые сидят в расценках, они у меня где-то около семи миллионов &lt;…&gt;. Итого у меня материалы составляют 50 миллионов с 95. То есть больше 50%. Ребята, вы мне предлагаете, заставляете отдать вам еще 22%! Я, я, я просто не вписываюсь!
 **Ю. Ткаченко:** &nbsp; Слушай, давай не начинать этот вопрос. &lt;…&gt; Ты знал, ты считал, &lt;…&gt; под такой ты удар нас подставляешь, да. &lt;…&gt;Не хочешь работать&nbsp;— не надо! &lt;…&gt; Мы заплатили тебе почти 60%. Я думал, по-человечески, ты сейчас получишь деньги &lt;…&gt;.
 **Парахин:** Я же эти деньги вложил в оборудование. Ребята, я оборудование купил вам!
 **Ткаченко:**  Я понимаю. &lt;…&gt; Разговаривайте с Кочетовым. Я уже просто, ну на следующий год мы сейчас выиграем тендер. &lt;…&gt; Что я буду говорить там, хрен его знает. Я лучше местных фирм понанимаю, и будут они работать. Веришь?!
 **Парахин:** Твои угрозы…
 **Ткаченко:**  Это не угрозы! Я вынужден! Ты меня вынуждаешь! &lt;…&gt;
&nbsp;
В тот же день Геннадий Парахин направился на Саввинскую набережную в офис к гендиректору «СГА» Александру Кочетову, который, как выяснилось позже, и передал Парахину требование вернуть более 20 млн рублей. Продолжилась полемика, в ходе которой Кочетов пояснил, что заплатить коммерсанту придется — поскольку в сумме отката интересы не его, Кочетова, а его высокопоставленных руководителей.
Тогда Парахин принял решение написать заявление в УФСБ по Орловской области по факту вымогательства денег. Орловские чекисты, изучив предоставленные бизнесменом аудиозаписи, решили провести несколько контролируемых встреч между руководством «СГА» и владельцем «ТСС», а также поставить телефоны газ-промовских менеджеров на прослушку.
На очередную встречу, где должны были быть обсуждены порядок и форма выплаты отката, Парахин приехал уже с вмонтированной в галстук видеокамерой. Там ему было предложено несколько вариантов оплаты на выбор — отдать деньги наличными или ценными бумагами или перевести их на одну из подставных фирм: ООО «УралСтройКом», ООО «ЭнергоРемСтрой», ООО «Альфа-Строй», ООО «СтройОптима», ООО «СК «Град-ЕК» (_регистрационные данные компаний есть в редакции_).
&nbsp;
 **А. Кочетов:**  &lt;…&gt; Отдай векселями Сбербанка. Купи в любом отделении Сбербанка векселя и отдай их, и все. И не надо тебе с Виталиком связываться. Умеешь сам, делай сам. &lt;…&gt;
 **Г. Парахин:**  Так вексель все равно ж у меня должен обоснованно пройти. Если я его покупаю, он у меня в основных фондах висит &lt;…&gt;.
 **Кочетов:**  Ты купил вексель и передал его кому угодно. &lt;…&gt; Дело в том, что мы его также **передадим дальше «Газпрому», и с нас вопросы снимут. ** &lt;…&gt; Ну это к примеру. Вариантов-то масса, понимаешь? &lt;…&gt; Вот в связи с тем, что ты сегодня рассказал — мы на год только один процент можем снять.  **Снять деньги генеральские Мострансгаза мы физически не можем.**  &lt;…&gt; Убрать генералов —&nbsp; это нереально, потому что с генералов отдаешь через «Газпром».
В ФСБ заинтересовались информацией Кочетова, ссылавшегося на неких лиц из «Газпрома», и передали ее в управление «П» СЭБ ФСБ РФ (курирует предприятия промышленного комплекса), откуда она поступила в следственное управление (СУ ФСБ) для принятия дальнейших решений. Несмотря на достаточную информацию, чекисты, по словам Парахина, посоветовали поторговаться — и постараться сбить ставку отката для того, чтобы выведать побольше информации. Несколько встреч спустя Кочетов пообещал «взять на себя генералов» и уменьшить процент отчислений «наверх» до 16, а вскоре стал называть фамилии газпромовского менеджмента. Правда, не все (фрагменты встречи 29 декабря 2009 года):
&lt;…&gt;
 **Парахин:** &lt;…&gt; Вы мне перечислили 55 миллионов, я сейчас должен вам 11 миллионов. &lt;…&gt; Если всего — то где-то 20—21 миллион рублей. &lt;…&gt; Я собираю деньги. Я отдам вам наличными.
 **Кочетов:**  Ради бога.
 **Парахин:** Скажите, если я отдам эти деньги, я могу рассчитывать, что получу контракт на капремонт и капстрой (на 2010 год)?
 **Кочетов:**  А тебе что сказали, что ты не получишь контракт? &lt;…&gt;
 **Парахин:**  Я вот эту сумму — 11 миллионов тогда закрываю всю. Когда я получу остаток денег, чтобы закрыть вот эти 20?
 **Кочетов:** Да решим, решим. В январе? Конечно, закроем. Просто единственное, у тебя там может быть большое «но» — ты контракт не успеешь в январе подписать, пока это не сделаешь. У нас четкая команда — контракты не подписывать ни с кем, кто не рассчитался за девятый год. &lt;…&gt; Вот у нас  **268 подрядчиков** — только с тремя &lt;проблемы&gt;. Ты и еще ЦНИИИС и «Система-Сервис». Ну что б ты понимал, я им ни выполнение, ни формы не подписываю — ни ..я. Я получил команду сверху: «На ..й, ни с кем ничего не подписывать!» Я говорю: «А как, судиться?»&nbsp;— «Судитесь, ни ..я страшного». Потому что Палкин (_заместитель директора ООО «Газпром центр-ремонт». _—  **А. С.** ) сам лично сказал: «Да я им уже&nbsp; полгода ни ..я не подписываю».
Все было готово к финальной фазе операции — передаче денег.
&nbsp;

# «Гребешь деньги лопатой!»

… 25 января 2010 года Парахин выдвинулся в сторону офиса подрядчика с портфелем с 7 млн рублей, за сутки до этого обработанными оперативниками ФСБ спецраствором «ТУШЬ-7». Парахин вспоминает, как ненадолго ощутил себя героем современного фильма: «Машины сопровождения, камера в галстуке и контрольная фраза «Гребешь деньги лопатой!»&nbsp;— после которой вооруженный спецназ должен начать штурм офиса».
Несмотря на тщательную подготовку, Парахин сильно нервничал: смущали небрежно вмонтированная видеокамера, незаметная разве что благодаря внушительным габаритам бизнесмена, и мощные стены офиса на Саввинской набережной, которые могли заглушить сигнал и сорвать операцию.
Кабинет Ткаченко, в котором должна была произойти передача денег, пустовал&nbsp;— заместитель директора «СГА» в соседнем помещении завершал последние приготовления к командировке в Волгоград для решения производственных вопросов с ООО «Газпром трансгаз Волгоград».
— Привет, в командировку собираюсь, &lt;…&gt; «Газпром» вызывает, — в дверях наконец появился Ткаченко.
— Да, в Волгоград, ты говорил. &lt;…&gt; Слушай, там у Виталика еще договор, то что вот мы делали, помнишь? Мы тогда тот договор аннулируем. Я ж наличными все понесу. Вот и сверочка — Виталик сделает ее?
— Да, сейчас мы позвоним. &lt;…&gt; Вот сколько вообще всего?
— Девяносто восемь. &lt;…&gt; То есть десять пятьсот шестьдесят — это сейчас, мм…
— Ну вот тут минус.
— За обналичку?
— Да, да. &lt;…&gt; У меня маленький форс-мажор. Значит, я тебе должен 11 миллионов, я тебе отдаю 7. Значит, смотри, здесь 5 миллионов — пятитысячными.. Девятьсот пятьдесят — пятитысячными и миллион пятьдесят — тысячными. Остальные, день-два я с Виталием тогда вот. Я, может быть, даже сегодня к концу дня, они прям должны сюда подвезти. &lt;…&gt; Глянь, у тебя портфель какой. Ты деньги лопатой гребешь!
— Если бы это мои были… — ответил Ткаченко, перекладывая пакет с деньгами в свою сумку. Парахин попятился в угол&nbsp;— оперативники предупреждали его, что задержание может оказаться жестким.
— Пальчиков (_начальник отдела Мострансгаза._ —  **А. С.** ) чего-то, блин, он это на тебя…
— А, я знаю. Потому, что он же требует свой кусок… Все хотят грести деньги лопатой! — на всякий случай громко повторил Парахин, хотя этого и не требовалось, — спецназ уже миновал третий этаж и подбирался к кабинету.
Из приемной послышались громкие возгласы, а спустя секунды распахнулась дверь:
— Добрый день, ручки поднимите, пожалуйста. Федеральная служба безопасности, — в кабинет вошел старший следователь ФСБ Муляренко.
Юрий Ткаченко в тот же день был задержан и доставлен в СИЗО «Лефортово». Туда же вскоре попал и Александр Кочетов.
&nbsp;

# Следствие

В документах следствия, продлившегося более года, я не обнаружил ни одного упоминания о неких сотрудниках из «Газпрома», курировавших систему откатов, о которой до этого говорил гендиректор «СГА» Александр Кочетов. Зато обнаружились признательные показания Александра Кочетова и Юрия Ткаченко, сообщивших, что они вымогали денежные средства для собственных нужд. По словам Кочетова, обличал себя он только из-за обещаний следователя изменить ему меру пресечения с содержания под стражей на подписку о невыезде…
Пока же велось следствие, Геннадий Парахин был взят под госзащиту сотрудниками ФСБ.
Однако всемогущая спецслужба смогла обеспечить физическую защиту его семьи, но не бизнеса: буквально через неделю после известия о возбуждении уголовного дела ряд компаний, сотрудничавших со структурами Парахина, прекратили с ним деловые отношения. Со слов Парахина: «На одном из совещаний натурально отобрали контракт на 70&nbsp;млн — сидели, думали, кому отдавать кусок магистрали. Предложили мне — согласился. Приезжает первый заместитель ООО «Газпром трансгаз Москва»: «Мы тут глядим, ты активную работу с органами ведешь», — и при мне дает указание денонсировать все соглашения».
В результате потери заказчиков (позже от услуг компаний Парахина отказались в РЖД) косвенный убыток в «ТСС», по словам предпринимателя, составил несколько сот миллионов рублей: «Я был закредитован под залог собственного имущества. Поскольку поступлений не было, пришлось вдвое сократить штат&nbsp;— с 200 до 100 человек. Увольняя их, пытался объяснять: «Боролся с коррупцией. Недоборолся, видимо».
&nbsp;

# Ваша честь

— Ваша честь, я следователя предупреждал — на суде расскажу всю правду. Так вот: я готов рассказать все! — заявил Александр Кочетов, обвинявшийся в покушении на коммерческий подкуп (ст. 30 ч. 3, ст.&nbsp;204 ч. 4 п. «а», «б» УК РФ). Казалось бы, что нового мог рассказать руководитель предприятия, чей заместитель был взят с поличным? В действительности — много чего (_дальнейшие заявления подтверждены аудиозаписями_).
Кочетов полностью подтвердил все переговоры с потерпевшим, однако предложил свою версию событий — по его словам, еще в феврале 2009 года на согласовании условий договора «СГА» и «ТСС» Парахину была озвучена необходимость «платить откат в размере 22%». Для принятия решения Парахину, по словам Кочетова, был направлен договор, подписание которого свидетельствовало о его согласии со всеми условиями — «как официальными, так и понятийными».
По словам Кочетова, еще на стадии подписания контракта Парахин был в курсе и про механизм выплат: «Получил платеж — 22% отдай. Любой платеж! Это установка руководства «Газпрома» — от каждого рубля 22 копейки они должны получить. Эта сумма изначально заложена в договоре».
Свою роль Кочетов сводил до уровня посредника: «До января 2010 года владел четырьмя строительными компаниями, и ни одна из них не могла принять участия в работе, которую выполняла «Сервисгазавтоматика». Я не мог взять в субподряд ни одну свою организацию. Хотя, казалось бы, — сидишь на кормушке, зарабатывай деньги… Но нет — ни в одном «трансгазе» (а мы работаем с 26 «трансгазами») я не мог протолкнуть, потому что у каждой «дочки» «Газпрома» есть свои прикормленные фирмы. Попасть туда невозможно — поскольку «зарежут» на этапе согласования, на площадке… Это целая система сдержек и противовесов, направленная на реализацию откатов».
Почему же именно Кочетов был поставлен под удар? У него есть своя версия, также озвученная в ходе многочисленных судебных заседаний: «В июне-июле 2009 года «Газавтоматика» выиграла многомиллиардный тендер на поставку оборудования для нужд «Газпрома». С учетом того, что она сама производила это оборудование, было предложено убрать из цепочки отношений ООО «Лайнгаз», в котором 90% составляют бывшие сотрудники ФСБ. И непосредственно до 1 июля 2009 года компания «Лайнгаз» из года в год на протяжении 10 лет выигрывала эти договоры. Опекал ее г-н Ананенков&nbsp;— член правления ОАО «Газпром», освобожденный от должности 31 декабря 2011 года».
К показаниям Кочетова о том, что деньги предназначались руководству «Газпрома», суд отнесся критически и не принял их во внимание, признав обоих менеджеров виновными в покушении на коммерческий подкуп и назначив наказание в виде лишения свободы сроком на четыре с половиной года каждому.
&nbsp;

# Суд. Кассация

Венчала же признания Кочетова его кассационная жалоба в Мосгорсуд. Вот выдержки из этого документа без купюр:
«Не зная, что Парахин записывает наш разговор, я общался с ним искренне и открыто и объяснял ему, что деньги газпромовские, и не предназначены ни мне, ни Ткаченко. Из этой суммы (22%) 16% причиталось «Газпрому», 5% — руководству «Газпром трансгаз Москва», 1% — отделам «Газпром трансгаз Москва». &lt;…&gt; Я тогда сказал Парахину, что мы можем снять только один процент, предназначенный отделам ООО «Газпром трансгаз Москва». &lt;…&gt; Я объяснял Парахину, что снизить размер отката, подлежащий перечислению наверх, не в моих силах, а деньги перечисляются сразу в компании, данные руководством «Газпрома», что нельзя побороть эту схему. &lt;…&gt; Я ни разу не вызывал Парахина и никому не отдавал каких-либо поручений о продолжении разговоров с Парахиным о выплате им отката. Не приди ко мне Парахин, а в последующем молчаливо не выплати откат, все осталось бы так, как он хотел. Но Парахин отчетливо понимал, что если он не выплатит откат вышестоящему руководству «Газпрома», то его фирмы не окажется в рекомендательном письме &lt;…&gt; для заключения контракта на 2010 год. Для меня же было абсолютно все равно, кого мне навяжут в качестве субподрядчика на 2010 год. Но для Парахина было абсолютно понятно: не будет отката&nbsp;— не будет контракта &lt;…&gt;. Он ошибочно полагал, что устранение меня с должности директора явится устрашающим фактором для руководителей «Газпрома» и те не посмеют отклонить ООО «ТСС» от заключения контракта на 2010 год. &lt;…&gt;»
Кассационное определение оставило решение Хамовнического суда в силе. Потому что у нас можно бороться и с коррупцией, и с коррупционерами, но систему&nbsp;— не побороть…
<img alt="" src="https://static.novayagazeta.ru/storage/c/2013/11/13/1384300927_969650_59.png" style="width: 565px; height: 378px; ">

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

важно

10 часов назад

США ввели санкции против российских компаний и судов, причастных к строительству «Северного потока-2»

важно

18 часов назад

Депутаты предложили запретить «причастным» к деятельности экстремистских организаций участвовать в выборах любого уровня

Slide 1 of 8

важно

21 час назад

Tesla в России, перспективы МКС, базы на Луне и Марсе: Илон Маск выступил на российском форуме

выпуск

№ 54 от 21 мая 2021

Slide 1 of 11
  • № 54 от 21 мая 2021

Топ 6

1.
Комментарий

Шойгу призвал тайгу 70 лет назад солдаты пожгли у них скиты и монастыри, сегодня старообрядцы-беспоповцы учат военную элиту государства. Как это устроено

249011

2.
Комментарий

Протест сошел с рельсов Десятки сотрудников московского метро лишились работы после акций в поддержку Навального

189867

3.
Колонка

Потомственные думцы Депутаты проголосовали за законопроект, который закроет ход в политику всем, кто требует смены власти

139306

4.
Портрет явления

Пороки в своем отечестве Портреты пропагандистов: адюльтер с собой, язвы патриотизма и распродажа ненависти. Киселев, Соловьев, Норкин, Бабченко, Прилепин и другие

124267

5.
Сюжеты

Два термоса с кипятком 13 лет без воды, света и канализации в московской квартире прожила пожилая женщина, исправно оплачивая коммунальные услуги

71623

6.
Расследования

Взрыв в искусственном тумане Что случилось с самолетом президента Польши Качиньского, при чем тут березы и овраг. Ни при чем — теория заговора. Исследование Юлии Латыниной

53781

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera