Сюжеты

Баумгертнер в обмен на продовольствие

Москва ответила на арест гендиректора «Уралкалия» нефтью, молоком и свининой

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 97 от 2 сентября 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина ХалипСоб. корр. по Белоруссии

 

Возможно, на прошлой неделе и был момент, когда белорусская власть заколебалась и готова была освободить арестованного 26 августа в Минске Владислава Баумгертнера. Но очень краткий момент. И теперь гендиректора «Уралкалия» вряд ли выпустят быстро. Потому что Россия слишком долго пыталась сообразить, что же ей делать, да и по сравнению с переговорами в ООН по Сирии судьба гражданина Баумгертнера казалась мелочью.

ИТАР-ТАССВозможно, на прошлой неделе и был момент, когда белорусская власть заколебалась и готова была освободить арестованного 26 августа в Минске Владислава Баумгертнера. Но очень краткий момент. И теперь гендиректора «Уралкалия» вряд ли выпустят быстро. Потому что Россия слишком долго пыталась сообразить, что же ей делать, да и по сравнению с переговорами в ООН по Сирии судьба гражданина Баумгертнера казалась мелочью.

Генеральный директор «Уралкалия» был задержан 26 августа в минском аэропорту после встречи с белорусским премьер-министром Михаилом Мясниковичем, по чьему письменному приглашению и приехал. Баумгертнеру предложили пройти на дополнительный досмотр: якобы есть информация, что он может провозить с собой наркотики, и задержали. В тот же вечер представитель белорусского Следственного комитета Павел Траулько рассказал журналистам (и это транслировали все белорусские телеканалы), что главе «Уралкалия» предъявлено обвинение и избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

На следующий день из Москвы прилетели мать арестованного и адвокат Алексей Басистов. Адвокат — чтобы проконсультировать белорусских коллег, поскольку юристы с паспортами других государств не могут работать на территории Беларуси. Мать — чтобы отнести в СИЗО передачу. Потому что по правилам внутреннего распорядка СИЗО КГБ, где сидит Баумгертнер, передачи принимаются только от близких родственников и только три раза в неделю — по понедельникам, средам и пятницам. Но в среду в тюрьме отказались принимать передачу: матери сказали, что Баумгертнер не арестован, а задержан на 72 часа, и передача ему не положена. Вертухаи в СИЗО руководствуются тем, что написано у них в бумагах, и перепутать арестованного с задержанным ну никак не могут. Значит, это был последний «звонок в Москву»: есть еще несколько часов, чтобы все изменить. Или, наоборот, запустить машину, которую потом уже не остановишь. Но Москва промолчала.

Вечером того же дня все вечерние телеэфиры снова были заполнены уточнениями: никакого задержания, это арест, согласно Уголовно-процессуальному кодексу, сроком на 2 месяца. Дальше, если необходимо, арест будет продлеваться по решению следствия. А в четверг все тот же Павел Траулько заявил, что СК собирается возбудить уголовное дело в отношении акционера «Уралкалия» Сулеймана Керимова. И собранные материалы дают основание применить меры пресечения в виде объявления в розыск и заключения под стражу.

Конечно, сенатора Керимова не арестуют по запросу белорусской стороны и не экстрадируют в СИЗО КГБ. Но Интерполу достаточно запроса от страны, являющейся членом этой организации, для объявления международного розыска. И пусть в России Керимов по-прежнему будет чувствовать себя неприкосновенным, на «Феррари» по Лазурному Берегу он уже не погоняет. Потому что во французском аэропорту его арестуют. Так что уголовное дело и объявление в розыск могут вынудить Керимова вообще не покидать Россию, а для таких ребят это страшное испытание. Так что арестовать его белорусы, конечно, не смогут, но напакостить — запросто.

Именно в диапазоне пакостничества отвечает белорусской власти Москва. В первые дни после ареста Баумгертнера официальной реакции России не было вообще. Разве что вице-премьер Шувалов скромно назвал ситуацию странной, неадекватной и не партнерской и аккуратно напомнил, что правоохранительные органы России уже собирались возбуждать уголовное дело о белорусской контрабанде растворителей, но правительство упросило этого не делать, потому что все проблемы с партнерами должны быть урегулированы мирно.

Спустя два дня, когда стало ясно, что Баумгертнера посадили не понарошку, уже другой вице-премьер — Аркадий Дворкович — вдруг вспомнил, что своей контрабандой растворителей Беларусь нанесла России ущерб, измеряемый миллиардами долларов, и нужно срочно дать этому правовую оценку. Правда, все эти поставки нефтепродуктов под видом растворителей из Беларуси в третьи страны происходили в 2011—2012 годах, но кто эти годы считает? Зато теперь, заявил Дворкович, виновные будут привлечены к ответственности независимо от гражданства.

Точно так же внезапно Геннадий Онищенко вдруг вспомнил, что, оказывается, треть белорусской молочной продукции, продаваемой в Московской области, не соответствует показателям качества и безопасности. А нефтепровод «Дружба» срочно решили отремонтировать, и, конечно, поставки нефти придется сократить на 400 тысяч тонн: ремонт все-таки. Трубы горят.

В пятницу Россия и вовсе запретила поставки свинины из Беларуси: вспомнили про африканскую чуму свиней. Только вообще-то эта самая чума зарегистрирована здесь еще в начале лета, и уже два месяца летучие отряды санэпидемстанций пускают под нож свиней по всей Беларуси — и в фермерских хозяйствах, и на личных подворьях, не говоря уже о колхозах. Оказывается, не всех успели уничтожить — кое-что и в Россию ушло. На всякий случай, наверное.

Траектория экономических ударов бесспорна: именно от продажи нефтепродуктов и продовольствия заполняется большая часть белорусской казны. Что до молочной продукции, то 70 процентов ее экспортной части поступает именно в Россию. То есть объявление молока вредным, а труб — ржавыми может очень даже сильно ударить по белорусской экономике. Но пока это лишь бряцание оружием. А в таких ситуациях нельзя упускать время.

Так что давайте честно признаем: Владислава Баумгертнера Россия уже сдала и списала в архив. Потому что угрозы вроде «а у вас молоко тухлое, мы его пить не будем» — это не ответ на арест главы «Уралкалия». На глазах у всего мира российского гражданина берут в плен. Или в заложники — это уж кому как нравится. И захватывает его не кучка террористов, а целое государство, находящееся в Европе. Баумгертнер все же не к главарю сомалийских пиратов поехал, а к премьер-министру Беларуси на переговоры. И что предпринимает Россия? Ничего. Несмотря на все угрозы, в действительности — ничего.

Москва слила Баумгертнера в тот самый момент, когда начала игру в правосудие: вот адвокат приехал, вот консул просит встречи в соответствии с двусторонней конвенцией, вот МИД посылает запросы. Это притом что Баумгертнер находится в плену. И его нужно было просто освобождать. К тем, кто захватывает заложников, не посылают адвокатов и консулов. К ним посылают спецназ. А Россия решила изобразить бурную деятельность в правовом поле, которого не существует даже в ее воображении.

Конечно, не то тысячелетие на дворе, чтобы «Альфа» штурмовала СИЗО КГБ. Но делать вид, что ситуация стандартная, — граждан России арестовывают в разных странах, к ним идет консул, — это признание собственного проигрыша. А то, что по поводу ареста промолчал Путин, свидетельствует лишь о том, что освобождать Баумгертнера никто не собирается. Хотя Владимир Владимирович высказывался даже по поводу ареста Джулиана Ассанжа, никакого отношения к России не имеющего. Правда, в пятницу помощник Путина Ушаков выразил надежду на скорое освобождение Баумгертнера, а сам Путин не поздравил Лукашенко с днем рождения. И только в пятницу вечером Кремль потребовал немедленного освобождения Баумгертнера.

Возможно, руководство России в эти дни слишком погрязло в борьбе вокруг Сирии, и арест генерального директора «Уралкалия» не кажется ему, руководству, таким важным, как заседание Совбеза ООН. По одной из версий, приглашение к премьеру с последующим арестом и было запланировано на те дни, когда мир будет обсуждать ситуацию в Сирии, а до Баумгертнера никому не будет дела. И освобождать его никто не будет. А в это время можно будет тихо выбить нужные решения — не зря же на переговоры к премьеру приглашали и Керимова, и Волошина. Вот сидели бы все втроем в СИЗО КГБ, а им бы говорили: «Ребята, про вас все забыли — Штаты сейчас по Сирии шандарахнут, так что лучше подпишите то, что от вас требуется, и еще пару сотен миллионов за хлопоты отстегните». И подписали бы. Керимов, может, еще и акции свои подарил хоть Лукашенко, хоть Мясниковичу, лишь бы выбраться из этого склепа. Прилетел один Баумгертнер — тоже ничего, пусть акционеры теперь его выкупят на белорусских условиях. Именно этого Лукашенко и добивается.

Есть, впрочем, еще один вариант освобождения заложника. Скоро в Москве пройдет заседание совета министров Союзного государства. И белорусский МИД, призывая Россию не политизировать арест Баумгертнера, полушепотом произносил: скоро же наш премьер Мясникович к вам в Москву поедет.

Вот-вот, и я об этом же.

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera