Сюжеты

Макфол последней надежды

О «перезагрузке» в Вашингтоне и Москве вспоминают с иронией

Этот материал вышел в № 11 от 1 февраля 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

«Новая газета»

 

Официальный представитель Госдепартамента заявила, что США «огорчены решением <России> выйти из соглашения о сотрудничестве в правоохранительной деятельности и сфере контроля за оборотом наркотиков и считают это решение провальным».

Официальный представитель Госдепартамента заявила, что США «огорчены решением <России> выйти из соглашения о сотрудничестве в правоохранительной деятельности и сфере контроля за оборотом наркотиков и считают это решение провальным».

В рамках соглашения американцы регулярно предоставляли российским властям финансовую помощь на реализацию антикриминальных проектов, обучение и подготовку российских специалистов по борьбе с наркобизнесом. Заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков уточнил, что выход из соглашения не связан с политическими разногласиями Москвы и Вашингтона. По словам Рябкова, этот вопрос обсуждался с американцами на протяжении трех последних лет.

Это немного напомнило заявление депутатов Госдумы, которые, принимая пакет ответных мер на американский «акт Магнитского», вначале не скрывали, что «закон Димы Яковлева» также является «асимметричным ответом», но затем, сообразив, что связи тут вообще никакой нет, заявили, что «антисиротский закон», запрещающий усыновление российских детей американцами, — давняя инициатива, которую несколько лет уже собирались принять. Видимо, не доходили руки.

Некоторое время тому назад на пресс-конференции в Вашингтоне директор ФСКН Виктор Иванов подчеркнул, что «Россия и США имеют огромные перспективы сотрудничества в обмене информацией и опытом в борьбе с наркотиками, так как США обладают разветвленным корпусом агентов в Афганистане и других странах транзита наркотиков». Тогда Иванов предложил перенимать американский опыт по созданию специальных военных баз, например, на территории Кыргызстана — в районе Оша. Именно оттуда потоки наркотиков растекаются по Центральной Азии и далее на север — в Россию. США создали в Колумбии семь военных антинаркотических баз. Сейчас нам говорят, что в это же время (и даже еще раньше!А.П.) Россия хотела разорвать сотрудничество с Америкой в этой сфере.

Впрочем, шаг Москвы можно назвать очередной «ответкой». 25 января США объявили, что прекращают работу в рабочей группе по развитию гражданского общества, которая входила в число двух десятков различных групп по всему спектру двусторонних отношений, созданных при российско-американской президентской комиссии. Томас Мелия, занимавший пост сопредседателя, объяснил, что решение было принято, так как «в прошлом году правительство РФ предприняло действия, направленные против гражданского общества». Речь идет об ограничении работы в России американских некоммерческих организаций.

Российско-американская президентская комиссия была создана летом 2009 года во время визита Барака Обамы в Москву. Создание комиссии стало символом политики «перезагрузки». Один из творцов этой политики (в Москве его называли также специалистом по «оранжевым революциям») Майкл Макфол любил подчеркивать, что отношения с Москвой Вашингтон выстраивает параллельно на двух уровнях: правительственном и гражданском. Макфол, тогдашний главный советник Обамы по России, возглавил рабочую группу по гражданскому обществу. Ему достался очень интересный визави — Владислав Сурков, автор термина «суверенная демократия». Российские оппозиционеры предлагали Макфолу отказаться работать с «главным кремлевским кукловодом». За время существования группы состоялось всего несколько заседаний. На них обсуждались ситуация с международным усыновлением, приговор Михаилу Ходорковскому, смерть Сергея Магнитского, но конкретных решений либо не принималось, либо о них не сообщалось. Когда Макфола спрашивали об этом, он не приводил конкретных деталей, но, как я заметил, воспоминания о работе с Сурковым неизменно вызывают у него широкую улыбку. Затем «творец перезагрузки» уехал послом в Москву, Сурков ушел работать в правительство. И о работе группы вообще стало не слышно. Действует ли сейчас российско-американская президентская комиссия, тоже неизвестно. Последний бюллетень о ее деятельности датирован октябрем 2012 года.

«Нет модернизации без демократизации», «правительство должно быть прозрачным для общества» — все эти прекраснодушные лозунги «перезагрузки» канули в Лету, как и само детище Майкла Макфола. После «закручивания гаек» перед НКОшниками возникла неприятная перспектива: их статус «иностранного агента» в глазах компетентных органов и широких масс мог смениться на более привычный ярлык «шпиона». Участившиеся визиты сотрудников ФСБ к руководителям российских отделений американских некоммерческих организаций NDI (Национального демократического института) и IRI (Международного республиканского института) вынудили эти две известные организации принять решение о закрытии своих офисов и переезде сотрудников в Литву. Принятые Госдумой осенью прошлого года поправки к статьям Уголовного кодекса РФ о государственной измене и шпионаже грозят лицу, «осуществлявшему консультационную помощь иностранной организации», 20-летним тюремным заключением, если… будет доказано, что эта структура занималась «деятельностью, направленной против безопасности РФ». А о том, как «расширительно» умеет трактовать законы наш суд, американцы уже знают. NDI выступил с официальным заявлением, в котором говорится: «Национальный демократический институт работал в России, начиная с 1989 года (тогда в СССР.А.П.), помогая российским гражданам конструктивно участвовать в процессе политических перемен. Институт не предоставляет финансовых грантов в России, не участвует в финансировании отдельных партий и не добивается определенных политических результатов на выборах… В свете недавнего прекращения работы в России USAID (Федерального агентства по международному развитию) NDI ищет наиболее эффективные способы продолжения своей работы. В этой связи сотрудники временно переехали в Вильнюс в конце октября».

В России NDI и IRI занимались программами по развитию демократического общества, проводили семинары иностранных специалистов и устраивали поездки российских политиков на выборы в другие страны.

Хиллари Клинтон, 1 февраля покинувшая пост государственного секретаря, дала серию «прощальных» интервью ведущим электронным СМИ Америки, в которых подвела итоги своей работы. Про Россию ей задала вопрос только корреспондент Общественного американского радио (National Public Radio). Других интересовали Сирия, Иран, Ливия, планы на будущее, личная жизнь — что угодно, только не отношения с Москвой. Это тоже очень показательно. Широкие массы телезрителей и радиослушателей эта «часть Земли» не интересует, даже после запрета на усыновление российских сирот. И тем не менее один вопрос был задан, и Хиллари напоследок не стала скрывать разочарования, назвав трагедией решение Москвы запретить усыновление. По ее мнению, Россия нанесла поражение самой себе, как и в случае изгнания USAID: «Я считаю трагедией то, что они запретили усыновление… особенно детей, у которых никогда не будет шанса обрести семью. Они будут жить в приютах, пока не станут взрослыми. Мы знаем, как это бывает сложно и трагично… Мы считаем провальным для России решение выкинуть из страны USAID, которое занималось всем — от борьбы с туберкулезом до помощи в создании первых ипотечных компаний в России. Это по-настоящему вредит российскому народу. Мы же с нашими деньгами и помощью можем отправиться куда-то еще, где нам будут только рады», — отметила Клинтон.

В общем, ее преемнику сенатору Джону Керри — ветерану Вьетнама и лидеру антивоенного движения, мужу владелицы «империи кетчупа и горчицы» Терезы Хайнц, дальнему родственнику четырех американских президентов и даже короля Ричарда Львиное Сердце — досталось тяжелое «российское наследство».

Две крупнейшие ядерные державы «обречены» продолжать взаимодействовать на международной арене, но вот насколько искренним будет желание сотрудничать, и будет ли оно вообще? В последние месяцы принцип «око за око, зуб за зуб» торжествует. О «перезагрузке» в Вашингтоне и Москве вспоминают с иронией.

Александр ПАНОВ

 

 

Под текст

Российско-американскую рабочую группу по развитию гражданского общества, по словам ее членов, «рабочей» назвать было сложно — уже потому, что со стороны России ее изначально (в 2009 году) возглавил Владислав Сурков. В то время — первый зам руководителя администрации президента.

Единственной толковой встречей, по мнению главы Московской Хельсинкской группы Людмилы Алексеевой, была самая первая — с американскими правозащитниками, которые рассказывали о пенитенциарной системе США. У них, как оказалось, тоже не все слава богу.

Председатель комитета «За гражданские права» Андрей Бабушкин считает, что потенциал рабочей группы был огромен, ведь она могла принимать документы немалой силы. Однако этот потенциал, по мнению правозащитника, не реализовался по вине (или — не без «помощи»?) администрации президента, которая относилась к диалогу без особого интереса.

Никита ГИРИН

 

 

Мясо вырвали  с кровью

Запрет на американский импорт выгоден нашим игрокам, представляющим региональные элиты от партии власти

С 4 февраля в России начнет действовать запрет на ввоз охлажденного мяса из США, а с 11 февраля — и на ввоз замороженного. Как уже рассказывала «Новая», формальная причина жесткого решения Россельхознадзора — содержание в американской продукции кормовой добавки раптокамина. А то, что оно было принято на фоне скандального обмена «актом Магнитского» и «законом Димы Яковлева», конечно же, совпадение.

В действительности этот запрет, в отличие от истеричного «закона подлецов», имеет некоторый смысл. Во-первых, американские производители мяса разом теряют порядка 150 млн долларов в год, и конгрессмены, особенно от сельскохозяйственных штатов, будут испытывать в связи с этим давление мощных лоббистских групп. Терять Россию, четвертый по величине экспортный рынок, никто не хочет.

Во-вторых, на российском рынке мяса открывается ниша аналогичного размера. И пусть в относительном выражении это всего 1% продаж мяса в нашей стране, сами по себе 150 миллионов долларов в год — достаточно ценный приз. Крупнейшие игроки на этом рынке всегда аффилированы с региональными властями, и зачастую с депутатами Госдумы (например, с «золотым кренделем из Челябинска» Олегом Колесниковым; «Новая» №130, 2012). Получается, что «внешнеполитический» запрет крайне выгоден видным представителям партии власти.

А что мы могли запретить американского, кроме мяса? Если посмотреть на структуру экспорта США в Россию, то более 60% в нем составляют машины и оборудование, причем лидируют авиапром и автопром. Что теперь, поставить заслон «Боингам» и комплектующим к ним? А на чем летать будем? Или, может, закрыть завод «Форд» во Всеволожске, превратить его в Пикалево?

Так что большой торговой войны между нашими странами не случится. Тем более что ее пришлось бы вести по правилам ВТО, которых наши чиновники, по словам главы Сбербанка Германа Грефа, не знают вовсе.

Несмотря на внешнеполитическую истерику, рискну предположить, что рост товарооборота между нашими странами, достигший в прошлом году рекордных 35%, продолжится. И Россия заинтересована в этом больше. Все же США для нас — шестой по значимости партнер, а вот Россия с символическими 1,2% во внешнеторговом обороте представляет, с точки зрения США, глубокую периферию.

Алексей ПОЛУХИН

 

 

Кузькина мать. Перезагрузка

Российско-американские отношения достигли отметки «околоноля»

Российские власти действуют в логике старой большевистской матрицы — у тех была «экспроприация экспроприаторов», у нынешних — «перезагрузка перезагрузки». В том смысле, что российско-американские отношения после короткой и мало-внятной оттепели («Я передам Владимиру», копирайт — Д.А. Медведев) входят в стадию легкой заморозки.

После историй с «иностранными агентами», прекращением деятельности USAID, «антисиротским законом» новый антиамериканский вектор дополнен выходом России из соглашения о сотрудничестве в правоохранительной деятельности и сфере контроля за оборотом наркотиков. Понятно, что это не инициатива МИДа, а политическое решение, принятое на самом верху в качестве еще одного «нашего ответа Керзону», — решение американской стороны по выходу из «группы Макфола–Суркова» не осталось незамеченным. И отношения двух держав стали еще более прохладными, достигнув отметки, если цитировать произведение, приписываемое тому же Суркову, «околоноля».

В принципе все это — пируэты даже не внешней, а внутренней политики, глубоко замешанные на сложных комплексах путинской власти по отношению к США, один из которых — комплекс неполноценности. Вроде бы всё — для России. И Обама на выборах победил, и умеренный Керри станет госсекретарем. Так нет же, российское руководство показывает с небольшими перерывами одну за другой сразу несколько внушительных «кузькиных матерей» заокеанским партнерам. А дипломатическое ведомство, в сущности, занимается информационным сопровождением внутренней политики, одной из составляющих которой теперь является антиамериканизм (наряду с православным фундаментализмом и прочими изоляционистско-националистическими идеологемами).

Возможно, как это обычно и бывает в мировой дипломатии, работают невидимые миру неформальные каналы общения двух высоких договаривающихся сторон. Во времена разрядки Леонид Брежнев широко, включая охоту на кабанов, принимал в Завидове Генри Киссинджера, что, естественно, не являлось частью официальной повестки. Однажды госсекретарь даже просил передать послу СССР в ООН Якову Малику, чтобы он поумерил тональность своих выступлений: «Его целовал в губы Брежнев? А вот меня целовал»… Но пока, судя по всему, и подобного рода каналы забиты тромбами. О чем, кстати говоря, прямо свидетельствует тот факт, что встреча Барака Обамы и Владимира Путина, как сообщил в середине января посол США Майкл Макфол, состоится только в рамках саммита «Двадцатки», который пройдет в Санкт-Петербурге 5-6 сентября. При этом еще в ноябре прошлого года Сергей Лавров и Хиллари Клинтон на встрече в Пномпене говорили о том, что дата визита Обамы в Москву вот-вот будет согласована. Значит, сейчас «концепция поменялась»: эта встреча не нужна ни Обаме, ни Путину.

«Новая» уже писала о том, что на фоне антизападной отмороженности России странными выглядят попытки представить страну в качестве наилучшего объекта для иностранных инвестиций и нанять для улучшения инвестиционной привлекательности Goldman Sachs («Новая», 30.01.2013, «Теперь Раша ваша»). Но вот это как раз — на кушетку к психоаналитику: российское руководство шершавым языком плаката грозит Америке, но при этом свято верит в ее всемогущество и магическую силу американских инвестиционных банкиров, призывая на помощь тени Маркуса Голдмана и Сэмюэла Сакса.

При накопившейся критической массе недружественных актов и продолжающейся антиамериканской истерии трудно себе представить, что в ближайшие месяцы появятся технологии разморозки отношений. Говорить, собственно, не о чем. И потом, это российское руководство «переклинивает», как только оно видит три веселых буквы «США». У Америки и ее лидера сегодня немало проблем, и Россия, при всем том, что это шумноватый (noisy) клиент, не является основной головной болью США. Чтобы на нее всерьез обратили внимание, ей нужно устроить что-нибудь вроде Берлинского или Карибского кризиса. Слава богу, ресурсов на это у Российской Федерации сегодня не хватает.

Да и Америка нужна нынешнему российскому политическому режиму только как страшилка для электората — социальной базы президента. И на этой стезе государственные пропагандисты преуспели: если в 2010 году плохо относились к США 25% респондентов «Левада-центра», то в сентябре 2012 года таких было уже 31%. Хорошо относились к Америке в 2010-м — 50%, а в сентябре 2012-го — 43%. Респонденты ФОМа, отвечая на вопрос, почему они плохо относятся к США, в качестве главной причины указывали следующую: «Америка плохо относится к России, считает ее врагом».

Владимиру «передали». Еще в марте 2012 года на встрече Медведева и Обамы в Сеуле. Ответ поступил — не прямой, но вполне внятный: разрядки не будет.

Андрей КОЛЕСНИКОВ

 
Теги:
россия

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera