Сюжеты

Джентльмены неудачи

Российское кино-2012: итоги года

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 146 от 24 декабря 2012
ЧитатьЧитать номер
Культура

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

 

2012-й для российских кинематографистов стал очередным годом переустройства. Так уж завелось, что нашу и так слабомощную киноиндустрию колотит хроническая лихорадка реорганизаций

Фото ИТАР ТАСС

2012-й для российских кинематографистов стал очередным годом переустройства. Так уж завелось, что нашу и так слабомощную киноиндустрию колотит хроническая лихорадка реорганизаций.

Вспомним: меньше чем три года назад система госфинансирования была «расшита» на два рукава. Минкульт обеспечивал создание авторского, дебютного, неигрового кино и анимации. Фонд поддержки кинематографии взял под крыло зрительское кино и компании-лидеры, которые спешным порядком и были «вычислены». Киносообщество это насильственное разделение приняло в штыки, кинопроизводство замерло почти на год, главной мишенью критики оказался вновь созданный фонд.

Со временем его внятная деятельность, прозрачный отбор проектов изменили отношение профессионалов. (По мнению руководителя фонда Сергея Толстикова, удалось решить главную проблему: разорвать коррупционную связь «заказчика» в лице чиновников и «исполнителя» — в лице продюсера.)

С приходом в Минкульт нового министра Владимира Мединского возникла идея вновь всё переустроить «на старый лад». Тем более что доля российского кино в прокате по сравнению с прошлым годом упала на 2%. Впервые за последние годы отечественные фильмы не вошли в десятку кассовых лент года. Самый успешный на сегодняшний день (хотя и вызвавший полярные отклики) «ДухLess» Романа Прыгунова по книге Сергея Минаева занимает непочетное 24-е место рейтинга (сборы — 414,2 млн рублей). Пляжная комедия «Джунгли», еще не сошедшая с экранов, — на 35-й строчке. Правда, к концу года выходят «тяжеловесы»: новая серия мультипликационной богатырской франшизы, которая изготавливается под опекой Сергея Сельянова, и очередной перелицованный советский хит «Джентльмены удачи» с неутомимым Безруковым в главной роли. Прокатная статистика календарного года — вообще вещь лукавая. На это обратили внимание участники круглого стола, ведущие игроки российской киноиндустрии.

«Проблема нынешнего года — в отсутствии фильма-лидера», — заметил продюсер Александр Роднянский. Именно такие картины, как «Турецкий гамбит», «9 рота», «Высоцкий. Спасибо, что живой», и делали «долю» в прошлые годы. Правда, общий объем рынка был значительно меньше. Теперь же совокупный объем сборов перешагнул $1 млрд (сборы растут прежде всего благодаря росту стоимости билета, в этой области мы уже догнали Америку — боюсь, скоро перегоним). Россия стала главным «показчиком» Голливуда в Европе, соотношение изменилось. Сегодня наши фильмы — капля в море голливудского разносортового кино. При этом: нельзя назвать здоровой киноиндустрию, в которой всего лишь несколько фильмов делают хоть какие-то сборы.

По мнению продюсеров, главная проблема «затяжной болезни» — непрерывное возникновение новых правил. «Хочется хотя бы года три пожить по установленным правилам игры. Сейчас снова пограничная ситуация. Нужно время, чтобы правила установились», — заметил Ренат Давлетьяров. Его поддержал режиссер Андрей Прошкин, обеспокоенный тревожными инициативами Минкульта. Это не только «список рекомендуемых тем» и визирование новых проектов. «Хочется понять, как новые правила будут применяться. Ведь установление утвержденных сверху тем не соответствует времени».

Можно согласиться с Александром Роднянским, затронувшим тему нашей «массовой аудитории» от 14 до 21 года, которая является главным кинопотребителем (другого слова не подберешь). В отличие от немногих европейских стран у нас практически нет зрителя для качественной драмы, авторского фестивального кино. По его мнению, необходимо заниматься не квотами, а просветительской работой, протекционистскими мерами, работой с кинотеатрами, продвижением «цифры». Может, тогда у нас не будут обречены картины вроде «Король говорит», «1+1», фильмы Ханеке, Малика, Андерсона. Каннские призеры у нас слетают с экрана после нескольких дней показа. Российская картина «Фауст» Александра Сокурова, удостоенная венецианского «Золотого льва», собрала лишь 23 млн рублей (при бюджете 8 млн евро).

Краеугольная проблема всех бед — в отсутствии сформулированной политики в отношении кинематографа как сложного социокультурного явления. «Кто именно наделен полномочиями сегодня заказывать «музыку» в кино? — вопрошает Даниил Дондурей. — У нас нет качественного проектирования рынка».

«Нас все время колошматит! — возмущается Федор Бондарчук. — Но в результате именно мы будем отвечать за эти очередные «перемены», а не те, кто это всё затеял! Ну что ж, посмотрим, какую долю российского кино даст в следующем году министерство со всеми инициированными им реформами». Участники встречи возмущались оскорбительным тоном, который стал стилем общения «нового начальства».

Безусловно, индустрия нуждается в едином центре управления, в котором была бы разработана стратегия, и внятные, и аргументированные правила, общие для всех кинематографистов. В этом «центре полетов» должен быть проработан детальный системный подход ко всем взаимосвязанным в единое целое аспектам развития киноотрасли. От образования, продуктивных отношений с телевидением до пиратства и введения (введут же его когда-нибудь) единого билета! А то вся наша статистика — вещь весьма приблизительная.

Важное значение имеет и моральный климат, среда, не враждебная по отношению к авторам. А то продюсеры уже говорят о существовании черных списков, которые гуляют по министерским коридорам. Всех интересует вот какой вопрос: если министр собирается визировать будущие проекты, то с какой точки зрения? Если с художественной, то этим занимаются экспертные советы. С идеологической? Значит, можно говорить о возвращении цензуры? Уже сегодня некоторые из продюсеров опасаются за подаваемые проекты: «Пройдут ли? Не слишком ли раскованно? Достаточно ли лояльно?»

И все же мне представляется главной проблемой не столько появление нового министра, которого уже начинают демонизировать, сколько само киносообщество, не способное консолидированно и отчетливо сформулировать свое видение развития отрасли. В открытом режиме донести это видение до высших инстанций и до общественности. И пока этого не произойдет, их судьбы и судьбу нашего кинематографа будут решать за закрытыми дверями начальственных кабинетов. А режиссеры будут снимать особенно значимые для конкретных чиновников фильмы.

Вот некоторые факты и приблизительные цифры, представленные главой компании Movie Research Олегом Ивановым (окончательные цифры будут выведены в конце года).

  • Во главе десятки самых успешных фильмов — «Ледниковый период-4» (1,64 млрд рублей), «Мадагаскар-3» (1,6 млрд) и заключительный фильм «Сумерки» (1,35 млрд). Основные критерии успеха: это очередные серии раскрученных франшиз, к тому же снятых в 3D, поэтому билеты на них значительно дороже.
  • Общие сборы всех фильмов в российском прокате — 40,5 млрд рублей (на 15,1% больше, чем в прошлом году).
  • Средняя цена билета в кино — 235 рублей (рост по сравнению с 2011 годом — 13,5%).
  • Доля российских картин по кассовым сборам в 2012 году составит 13,8% (в прошлом году было 15,9%).
  • Самая большая доля сборов российских лент была зафиксирована в 2005 году (29,5%) и до 2008 года удерживалась на отметке в среднем 28%, затем постепенно снижалась.
  • Доля компаний-лидеров в 2012 году — 7,5%.
  • В первой десятке отечественного бокс-офиса впервые нет российской картины.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera