Сюжеты

Больше всего на пиар-войне страдают дети

Почему в Финляндии отнимают детей у русских родителей

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 114 от 8 октября 2012
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ольга ДеркачВладислав Быков«Новая газета»

 

Почему в Финляндии отнимают детей у русских родителей Российское общество опять взбудоражено. В Финляндии у русской мамы отняли четверых детей, в том числе новорожденного. Дети россиянки Анастасии Завгородней и финского гражданина родом из Судана Эхаба Ахмеда Заки Ахмеда находятся в приюте. Вместе с мамой и в точном соответствии с буквой финского закона.

Русская мама Анастасия Завгородняя, у которой финские власти забрали четверых детей

Российское общество опять взбудоражено. В Финляндии у русской мамы отняли четверых детей, в том числе новорожденного. Дети россиянки Анастасии Завгородней и финского гражданина родом из Судана Эхаба Ахмеда Заки Ахмеда находятся в приюте. Вместе с мамой и в точном соответствии с буквой финского закона.

Буква финского закона о защите прав ребенка предписывает немедленно, без суда и по решению социальных служб, перемещать ребенка под временное попечительство в том случае, если он находится в непосредственной опасности, то есть под угрозой физического насилия или стал его жертвой. Если ребенок пожаловался, что его дома бьют, а именно это рассказала шестилетняя Вероника Заки Ахмед, Служба защиты детей рассматривает ситуацию как опасную для всех детей в семье, независимо от возраста. Минимальный срок для рассмотрения дела — 30 дней, но его могут продлить — до 45 или даже 60 дней. Если же быстро выяснят, что произошла ошибка, то ребенка вернут в семью незамедлительно. Если же социальная служба убедится, что ребенок в семье подвергается реальной опасности, она передаст его под опеку. Если родители станут протестовать, дело разберут в административном суде.

Российские СМИ подробно излагают ситуацию с семьей Заки Ахмед со слов одной — и заинтересованной — стороны. Председатель незарегистрированного Антифашистского комитета Йохан Бекман разослал по российским изданиям пресс-релиз, в котором изложил версию матери четверых отобранных детей. Согласно этой версии, шестилетнюю Веронику, двухлетних близнецов и малыша в возрасте одной недели изъяли из семьи Заки Ахмед исключительно на основании того, что девочка рассказала учительнице о том, что «папа хлопнул ее по попе». Чем руководствовались финские органы опеки, мы не знаем и, видимо, не узнаем — закон, защищая частную жизнь семьи, предписывает финским соцработникам соблюдать строгую конфиденциальность. Есть данные, что ребенка обследовали по поводу заикания и выявили черепно-мозговую травму. Мама утверждает, что травма получена в школе, школа свою вину отрицает. Бекман о черепно-мозговой травме даже не заикается.

За отсутствием точных фактов, вопрос перемещается на зыбкую почву «верить — не верить». Эксперт по вопросам мультикультурализма из Ассоциации гражданского населения Анита Новицкий уверена, что никакой «шлепок по попе» не мог привести к изъятию из благополучной семьи четверых детей, включая новорожденного. Марика Лейно из Социального центра города Сало утверждает, что в соответствии с инструкцией социальный работник должен 4—6 раз посетить семью, в которой есть проблемы. И только потом принимать решение о помещении ребенка в приют. «Финские русские», активно обсуждающие ситуацию в «Фейсбуке» и на интернет-странице государственной телерадиокомпании Yle, скорее убеждены, что социальные службы были вынуждены реагировать на чрезвычайные обстоятельства.

Аудитория российских СМИ чужой социальной службе не верит. Она легко впадает панику и ведется на крики «Наших бьют!», утрачивая по дороге остатки здравого смысла. Какие 16—18 тысяч отобранных русских детей при общем количестве русскоговорящего населения 50 примерно тысяч? Есть и точные цифры: из 35 российских семей в Финляндии забрали под опеку 49 детей. Каждая из этих семей несчастлива по-своему, но ангелов среди пострадавших мамочек с российским гражданством найти трудно. Как, впрочем, и среди финских: социальные службы перемещают в приемные семьи тысячи маленьких финнов ежегодно.

Каждый скандал с «русскими детьми» становится поводом пиар-обострения. Нынешний случай тоже не стал исключением. Русская диаспора в Финляндии видит тому множество причин: от демонстрации российскому народу мощи собственной государственной машины — до отвлечения внимания от обсуждаемого в Госдуме и куда более сурового, чем финский, закона о социальном патронате. Достаточно сказать, что финский закон отводит на прояснение ситуации в семье до трех месяцев, а российские законодатели уверены, что соцработники могут управиться за три дня.

Так или иначе, но пиар-война полыхает вовсю. В этот раз страна Суоми впервые отразила атаку. На специальном сайте lastensuojelu.infoедва не на десятке языков, включая русский, красиво изложена информация о защите детей в Финляндии. Официальные лица активно дают комментарии. Рекрутированы и местные русские: они рассказывают о собственном опыте, о безопасной Финляндии и о том, как преодолевали свои проблемы. Тон финской прессы сдержанно-удивленный: местные газеты констатируют, что в России распространяется ложная информация и поражены накалом истерики в российских СМИ. В пиар-войну включилась даже канцелярия финского президента, опровергнув распространенную российскими СМИ информацию о том, будто президент Саули Ниинистё поддерживает создание совместной «детской комиссии». Финны последовательно выступают против образования такой комиссии, и причина их упорства проста: ее создание противоречит финскому законодательству, которое запрещает властям передавать информацию о случаях изъятия детей посторонним лицом.

На пиар-войне — как на войне. Дети для нее — пушечное мясо. Никого в России не волнует шестилетняя Вероника с ее черепно-мозговой травмой. Она — лишь повод поговорить о возможном нарушении прав ее русской матери. Россиянам стараются не рассказывать и о том, что Веронику и близнецов изъяли из семьи еще 7 сентября. Три недели правозащитник Бекман не бил в антифашистские колокола, а привлек к делу внимание российской общественности только после того, как из семьи Заки Ахмед изъяли грудного младенца. По странному совпадению, он разослал пресс-релиз как раз в те дни, когда Госдума начала обсуждать закон о социальном патронате, а на экранах главного телеканала страны пошли анонсы сериала «На край света», сюжет которого закручен вокруг «русской мамы», живущей в Финляндии, у которой отбирают ребенка. Совпадение, кстати, заметили и с финской стороны границы.

Правозащитник Бекман хорошо понимает, как воздействовать на русскую аудиторию. Лучше всего продается расизм — в расистские мотивы верят мгновенно и охотно. Не случайна и фраза «хлопнул по попе»: ну кого в России способен взволновать отвешенный ребенку подзатыльник или крепкий шлепок? Россиян переполняет возмущение: из-за такого пустяка отбирать ребенка!

Подобная реакция лишь утверждает финских специалистов из детских служб во мнении, что бить детей у русских — это норма, поэтому к ним нужно относиться особенно внимательно. Так углубляется ментальная пропасть. Расизм же финские официальные лица отвергают с порога: «Финская конституция гарантирует равное отношение ко всем детям независимо от происхождения и национальности», — утверждает министр по социальным вопросам и здравоохранению Паула Рисикко.

…Недавно всю Финляндию потрясла смерть восьмилетней Ээрики — ее вернули из приюта отцу, и все кончилось трагически. Второй Ээрикой маленькая Вероника Заки Ахмед точно не станет. И это самое лучшее, что есть в этой истории.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera