Сюжеты

Москва простилась с ангелами

Жизнь пятерых детей и двоих их воспитателей оборвалась около 15:30 в субботу в Москве, на Минской улице

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 110 от 28 сентября 2012
ЧитатьЧитать номер
Общество

Иван Жилинсобкор в Крыму

 

Володя Мальцев, Дима Узбеков, Джессика Регуш, Настя Александрова, Вика Иванова – все рядом, как в своем детском доме № 7. Они любили проводить время вместе, вместе играли, вместе рисовали. Теперь они вместе ушли… <br><br> Жизнь пятерых детей и двоих их воспитателей оборвалась около 15:30 в субботу в Москве, на Минской улице

— Скажите, куда привезут… — запыхаясь, я подбежал к охраннику Востряковского кладбища.

— Ребят? — спросил он.

— Да.

— Беги туда, — он указал рукой на маковку кладбищенского храма. Их уже занесли, пять тел, закрытых тканью.

Прощание

Рядом с гробами толпились женщины. Они плакали. Мужчины аккуратно обходили их и брали по очереди за плечо.

— Господи, прости нас, детей не уберегли! – срывается на рев одна из пришедших.

— Марья Михайловна, - подхватывает ее соседка. И не знает, что сказать дальше.

— Володя, Володенька…

Слезы на глазах почти у каждого пришедшего, у кого-то только просохли, у кого-то — текут не переставая. Пять маленьких гробиков все больше заполняются цветами. Лица детей закрыты тканью, рядом с каждым лежит фотография. Из-под покрывал слегка виднеется ладонь Володи Мальцева — вся в царапинах.

Володя Мальцев, Дима Узбеков, Джессика Регуш, Настя Александрова, Вика Иванова – все рядом, как в своем детском доме № 7. Они любили проводить время вместе, вместе играли, вместе рисовали. Теперь они вместе ушли…

Жизнь пятерых детей и двоих их воспитателей оборвалась около 15:30 в субботу в Москве, на Минской улице. Пьяный водитель на скорости 200 км/ч врезался в остановку, где они ждали автобус. Выйдя из машины, он сказал: «А что такого случилось? Ведь ничего не случилось». Действительно — ничего. Просто пятеро детей, которым в обществе приклеили позорную (для общества!) приставку «с отставанием в развитии», погибли. И еще два их воспитателя. Дети, которые рисовали так, как не рисуют здоровые, девочка, которая сама делала кукол…

Их засыпали землей, а многие пришедшие еще старались протянуть им руку в могилу. И все так же плакали. Их было не много, тех, кто пришел — человек 50. И от этого становилось еще печальней — город бежал, город смеялся, город не чувствовал утраты… Через 5 дней все забылось.

Но я расскажу вам об этих детях, чтобы и вы заплакали.

Джесси

О судьбе этой девочки до попадания в интернат ничего не знают даже воспитатели.

— Ее подкинули, оставили у дверей, - говорит воспитатель Ирина Осина. — В пеленках, в маленькой корзинке, будто в кошачьем домике. Джесси плакала, долго плакала, много дней. Какие бы ни были родители, она, конечно, хотела к ним. А они к ней не хотели. Ни разу не пришли. Когда она освоилась, проявились первые таланты (Ирина даже чуть-чуть улыбнулась) – она хотела лепить. Лепила кукол, отдельных и целые сюжеты: утро в лесу у нее было, там зайчики смотрели, как солнышко встает.

Потом она пошла в школу, училась хорошо — это не правда, что эти дети «отстают». Они просто по-другому смотрят. Джесси трудно давалась математика, но считать она в конце концов вполне прилично научилась. И складывать, и умножать. Была егозой, не хотела сидеть смирно – ее все порывало куда-то, будто хотела все успеть. Помню до сих пор, как она качалась на детской лошадке, потом неловко складывала карандаши в пенал и вот теперь… Джесси, Джесси… Я люблю ее, цыганку, это очень необычное имя, ее всегда неаккуратно сложенные волосы…

Володя

Он попал в интернат в возрасте четырех лет.

—Володя был особенным, — говорит Осина. — Он был архитектором. Все время строил, конструировал дома, замки… И рисовал тоже их — поселения, фонтаны… Ему хотелось все благоустроить, он очень любил сажать цветы у нас у интерната. Я думаю, в своей сказочной стране, в фантазии, он был каким-то заботливым королем. Мы думали, что когда он вырастет, обязательно станет архитектором. Ну пусть помощником, пусть строителем — он бы это с любовью делал. Людям было бы тепло в его домах.

Вика

— Она была талантище! Викуля умела все: делала кукол, рисовала, лепила… Вы знаете, как она пела?.. Робко. Чистый робкий голосок. «Эхо любви». Она выговаривала не все слова, но нам хотелось плакать — она жила этим. Мне кажется, у нее был мальчик в интернате. Но об этом я Вам не скажу…

Дима

— Дима был впечатлительным мальчиком. Он ловил моменты. В его рисунках это видно. Он любил город, всегда поражался им.  Я помню, как мы однажды прокатились на метро — целая экскурсия была. В тот же день Дима пришел и нарисовал метро… Поразительно нарисовал, красиво. Не знаю, какая станция — мне кажется, Маяковская. И он всегда фантазировал —представляете, у него была картина с изображением Кремля, там по площади еще извозчики ездили… И все было таким старинным вроде как. Нет такой панорамы нигде сейчас, и откуда он ее взял? Ведь не срисовывал… Все сам, о чем мечтал, наверное… А еще он музыке хотел научиться. Уже в последние дни. Мы ходили на концерт в Гнесинку. Играли классику — заслушаешься. А он потом подошел ко мне и спросил: «А можно я на аккордеоне играть буду?» А я сказала: «Можно, Димочка…» Думали, найти преподавателя.

Настя

— Я помню на день рождения, 6 лет ей что ли было, мы принесли Насте торт с виноградом. Конечно, она поделилась им с детьми, но прежде взяла и выковыряла все виноградинки. И знаете, сплела себе браслет — продела ниточку в ягоды и одела на руку… Прекрасно, просто чудо… Вы знаете, она верила в Бога. То есть по-настоящему: всегда спрашивала: «А что Боженька скажет?», тыкала в иконы и говорила: «Боженька…» Надеюсь, он ее услышал…

 

Теги:
дети, дтп

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera