Мнения

В.Д. Зорькин: Горе от ума

Судья не хочет выходить на сцену: пробует другое амплуа

Политика

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

 

«Разница во времени». Эти три слова многое объясняют. В России разговоры о «революции», а в Нью-Йорке бессонница у россиян. То и другое из-за разницы во времени, но во втором случае она составляет всего-то девять часов, а в первом — целую эпоху. Не придется мне сегодня поспать. Нельзя не ответить судье Валерию Зорькину именно из США, где мы сейчас работаем с делегацией российских судей и представителей гражданского общества, а председатель КС в первых же строках своей традиционной проповеди в «Российской газете» утверждает, что нашу лодку раскачивают «из-за рубежа». То есть из Вашингтона, откуда же еще?

Судье Джеку Б. Вайнштейну девяносто лет, из них судьей он работает только 43 года, потому что в США нельзя занять эту должность, не проявив независимость и мудрость сначала на работе в качестве обвинителя и защитника в суде. И вот о чем напомнил судья Вайнштейн, также наслышанный о демонстрациях в Москве: еще до «оранжевой» революции 2004 года в Украине такой же сценарий мог бы быть вероятным в 2000-м в США. Тогда ничтожная разница голосов, поданных на президентских выборах за кандидатов Буша и Гора, повлекла споры и пересчеты, которые продолжались месяц. Пока Верховный суд США в 10 часов вечера 12 декабря не поставил точку, признав победу Буша. Решение было принято пятью голосами против четырех: это значит, что судьи изрядно спорили друг с другом. Но никому в США не пришло в голову спорить после этого с судом (что, конечно, не исключало широкого обсуждения его решения в обществе).

Центризбирком РФ, напротив, даже раньше времени и без лишних пересчетов объявил о том, что выборы прошли в целом без нарушений и пора делить мандаты в Государственной думе. Споров стало только еще больше. Дело теперь за судами, куда будут поданы десятки исков. Вряд ли суды скажут что-нибудь принципиально иное. Вопрос в другом: воспримет ли общество их решения с той же готовностью, с какой это произошло в США в 2000 году?

Именно авторитет суда гарантирует США от «революций» уже два столетия. Но здесь суд защищает не только власть от общества, но чаще общество (и каждого отдельно взятого гражданина) от власти. Если в стране есть такой суд, то опасность революций снижается, и наоборот. Но у нас его нет. Здесь есть Конституционный суд, разменявший свой былой авторитет на освящение (как бы Конституцией) волеизъявления президента о замене выборности губернаторов их назначением. Есть суд Хамовнический и иже с ним Московский городской: они положили в основу известного приговора фантазию прокуратуры о хищении всей добытой ЮКОСом нефти, то есть факт, немыслимый физически. Есть мировые суды, они раздают по 15 суток демонстрантам на основании одних лишь показаний ОМОНа. То есть суды как бы есть, но веры им нет. И единственное, чего требуют на самом деле десятки тысяч нежданных демонстрантов, так это именно суда, законного укорота на безразличную к их правам власть. Суда, и никаких революций!

Тем временем главный по идее адресат этих требований В.Д. Зорькин решил подумать о вечном: «Пишу не о злобе дня, а о том, на что можно опереться, чтобы не возобладала злоба как таковая». Неужели на суд? Нет, опереться следует на «умеренность», каковая и прописывается всем гражданам. Надо брать пример не с яркого «экстремиста» Чацкого, а с сероватого, зато положительного Дымова из «Попрыгуньи». Дымов у Чехова человек, конечно, хороший, но для чего он здесь? Не лучше ли было бы все-таки про суд?

А ведь время суду выйти на сцену и стать для людей — вот только тогда и не будет бунта. На уровне судов субъектов Федерации надо просто признать факты: вбросы бюллетеней, фальсификацию протоколов, которые доказаны пока только статистическими рядами, но с такой же точностью, с какой Менделеев предсказал появление новых химических элементов в своей таблице. Из массы таких решений могла бы последовать и юридическая необходимость признать недействительными парламентские выборы 4 декабря в целом: над конструкцией, позволяющей сделать это конституционным путем, и следовало бы думать судьям Конституционного суда. А упражняться в отвлеченной публицистике судьям сейчас не время: их ход.

Каким эффектным мог бы получиться этот выход суда на историческую сцену в России. Но если суды постановят, что дважды два — пять, то, конечно, будет бунт и кровь — а как иначе? Люди не хотят революций, им нужна правда, то есть суд.

Нью-Йорк

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera