Сюжеты

Частное мнение по делу ЮКОСа

Этот материал вышел в № 139 от 14 декабря 2009 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Владимир Путин во время недавнего общения с народом по телемосту среди множества насущных вопросов, волнующих россиян, получил курьезное предложение «войти в вечность», позвонив по некоему номеру телефона. Предложение премьер отверг,...

Владимир Путин  во время недавнего общения с  народом по телемосту среди множества насущных вопросов, волнующих россиян, получил курьезное предложение «войти в вечность», позвонив по некоему номеру телефона. Предложение премьер отверг, скромно пояснив, что ему волне достаточно быть гражданином Российской Федерации.

Однако Владимир Владимирович, хочет он того или  нет, уже вошел – не в вечность, конечно, на нее, пожалуй, человеку, независимо от земного статуса, замахиваться самонадеянно. Но в историю. И история эта теперь неотделима от самого Путина, который, возможно, и рад был бы поставить точку и забыть, но вынужден выслушивать о ней напоминания вновь и вновь, где бы ни оказался.

На встречах с отечественными писателями, с иностранными журналистами во Франции и, наконец, с российским народом посредством «прямой линии» премьер-министру задают вопросы о деле «ЮКОСа». Мнение общества о Михаиле Ходорковском как о политическом узнике, очевидно, раздражает де-юре второе лицо государства. А доказательная база обвинения, выставленная на всеобщее обозрение в Хамовническом районном суде Москвы, свидетельствует скорее в пользу подсудимых, нежели против них.

И вот тогда  Владимир Путин обращается к иной части дела «ЮКОСа», которая значительно меньше известна отечественной и зарубежной общественности. К той его части, в которой ряду руководителей опальной нефтяной компании предъявлены самые жесткие и в то же время предельно необоснованные обвинения – в убийстве мэра Нефтеюганска Владимира Петухова, покушениях на предпринимателя Евгения Рыбина и некоторые другие. Фигурантами этих дел были экс-начальник отдела службы безопасности «ЮКОСа» Алексей Пичугин и бывший вице-президент опальной нефтяной компании Леонид Невзлин.

Премьер заявил, что все эти эпизоды «доказаны судом». На массового телезрителя, никогда не посещавшего судебные заседания по делу Невзлина и Пичугина, рассказ об убийцах из «ЮКОСа» производит примерно такое же впечатление, как голливудский триллер. То есть, куда более сильное, нежели запутанные экономические обвинения. А впитанное с советских времен почтительное отношение к государственным институтам гонит прочь мысль, что достоверность доказательной базы обвинения примерно такая же, как достоверность тех же блокбастеров.

Создается впечатление, что время, место и субъекты предполагаемого преступления в деле Пичугина и Невзлина конструировались по мотивам известного шлягера 70-х: «…кто-то кое-где у нас порой». Ведь в обоих приговорах сказано, что Невзлин и Пичугин вступили в преступный сговор в «неустановленное время», «в неустановленном месте» и с «неустановленными лицами из руководства «ЮКОСа».

В рамках первого  уголовного дела Пичугина, как известно, не были обнаружены даже трупы предполагаемых жертв, тамбовских бизнесменов Ольги и Сергея Гориных. А в рамках второго все показания «свидетели» обвинения давали с чужих слов. Впоследствии, уже в ходе судебного процесса по делу Невзлина, 21 апреля 2008 года, осужденный Геннадий Цигельник, один из главных «козырей» обвинения, отказался от своих показаний против представителей «ЮКОСа», заявив, что оговорил Пичугина и Невзлина по просьбе следователей Генеральной прокуратуры Буртового, Банникова, Жебрякова и оперативного работника Смирнова. Следователи пообещали Цигельнику минимальный срок наказания, но обманули. Цигельнику и надоело врать.

Сходные признания  делал и второй свидетель-уголовник – Евгений Решетников. Однако, несмотря на это, суд не только не увидел оснований для пересмотра дела Пичугина, но и осудил Невзлина. Пожизненный приговор, вынесенный Невзлину заочно – абсолютно уникальное явление в судопроизводстве.

Спецдокладчик Парламентской ассамблеи Совета Европы Сабина Лойтхойзер-Шнарренбергер, изучавшая дело Пичугина, в своем  докладе «Политически мотивированные судебные процессы в странах Европы», опубликованном 23 июня 2009 года, писала, что «Пичугин также [как и Михаил Ходорковский и Платон Лебедев], возможно, стал жертвой непрекращающейся кампании, которая ведется против всех лиц, связанных с «ЮКОСом» и его руководителями».

Но для Пичугина куда реальнее, нежели ПАСЕ и прочие международные институты, оказался вышеупомянутый следователь Банников, на предварительном следствии в апреле 2004 года в кабинете №8 СИЗО «Лефортово» ему заявивший, что знакомиться с этим «мусором» (материалы уголовного дела) не имеет никакого резона. Сказал следователь Банников и то, что Пичугин лично никого не интересует, что дело политическое, и никакие адвокаты тут не помогут.

Действительно, еще раньше, во второй половине 2003 года, после ареста Пичугина и Лебедева в ответах на вопросы иностранных журналистов Владимир Путин утверждал, что «там не только экономика, там и убойные дела». Казалось бы, откуда тогдашний президент России мог знать об этом? На тот момент они подозревали Пичугина только в организации убийства Гориных, и никакого прямого отношения к «ЮКОСу» это дело не имело. Подозрение в отношении Пичугина возникло исключительно на том основании, что с Гориными его связывали личные отношения.

Очевидно, «ЮКОС» изначально планировалось «помазать» убийствами, и Пичугин для этого казался самой подходящей кандидатурой. Бывший офицер ФСБ, что он мог иметь общего с топ-менеджерами богатейшей нефтяной компании? С какой стати Пичугину сидеть из-за них за решеткой, да еще и в колонии для пожизненно-заключенных? Наверное, примерно так рассуждали те, кто сооружал это дело из «мусора», как выразился следователь Банников.

Что получил  бы Пичугин, пойдя на «сделку» со следствием? Вероятно, условный срок и включение в программу по защите свидетелей – ведь его обвинили только в посредничестве в преступлениях. Но у Пичугина оказалось то, на что «режиссеры» его дела никак не рассчитывали – ЧЕСТЬ. Выстроенная конструкция рухнула, из-за человека, интересовавшего обвинителей только как средство для достижения цели. И это с течением времени и новыми успехами представителей «ЮКОСа» в Европейском суде по правам человека и других международных судах вызывает все большую ярость первых лиц страны. А ведь это только начало – в 2010 году таких международных разбирательств намечается 11 штук. Что нам тогда расскажет про ЮКОС премьер?

Вера Васильева
журналист, автор книг об А.Пичугине и Л. Невзлине

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera