Сюжеты

Нечеловеческий фактор

Этот материал вышел в № 139 от 14 декабря 2009 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Кирилл РоговОбозреватель «Новой»

 

В самой первой реакции Дмитрия Медведева на трагедию в Перми совершенно четко были указаны «виноватые» и «невиновные»: «Предписания выдавались, а они на них не реагировали. …Нет ни мозгов, ни совести. …Еще и в бега бросились. …За...

В самой первой реакции Дмитрия Медведева на трагедию в Перми совершенно четко были указаны «виноватые» и «невиновные»: «Предписания выдавались, а они на них не реагировали. …Нет ни мозгов, ни совести. …Еще и в бега бросились. …За неисполнение предписаний должна следовать более строгая ответственность. А то все пожарных ругают». Подобную  оценку можно объяснить лишь недостатком практического опыта.

Дело в том, что, когда происходит трагедия такого масштаба ужаса и нелепости, люди не довольствуются обычными начальственными трюками с переводом стрелок. Наоборот, воспринимают их с крайним раздражением. И если президент вдруг не знает, из чего состоит стандартный визит проверяющих органов в подведомственные заведения, то люди, даже не имеющие своего бизнеса, интуитивно чувствуют, где тут правда и где нет.

А состоит такой визит из двух обязательных элементов: денег в конверте и… выдачи предписания с требованием устранить неисправности. Потому что работники той самой вертикали, на вершине которой располагается кресло президента, не так сегодня глупы, чтобы оставлять ответственность за собой. И конверты берутся сегодня не за то, что у вас не найдут нарушений, как это было в романтические 90-е, а за то, что вас не закроют немедленно, дадут возможность, несмотря на нарушения, работать. Ведь в отличие от 90-х, когда от государства можно было просто откупиться, сегодня в основе взаимоотношений «вертикали» и бизнеса лежит репрессия, презумпция правоты государства. Однако в зависимости от толщины конверта эта репрессия может быть настоящей, а может быть — игрушечной. В этом и состоит отличие «вертикали власти» в эпоху государственной строгости от беззубого ельцинского либерализма.

Владимир Путин отреагировал на трагедию гораздо более профессионально. Прилетев в Пермь, он показал чиновникам и публике, что все прекрасно понимает: про то, как даются разрешения БТИ, как выписываются предписания пожарных и кто обычно является бенефициаром весьма прибыльных заведений, подобных «Хромой лошади». Путин выступил в традиционном российском амплуа «ревизора».

У «ревизора» есть две главные черты. Первая — та, что от его взгляда ничего не укрывается, его не заморочишь бюрократической «лапшой». Он знает, как все обстоит на самом деле и всех насквозь видит. Его приезд — как гром, сверкание молнии. Вторая его особенность та, что он скоро уедет. Пораженные молнией остолбенеют, оглушенные громом оглохнут. Ревизор уедет в лучах своей грозной славы, а жизнь пойдет прежним своим чередом.

Если бы речь шла не о явлении «ревизора», а о чем-то другом, то Владимиру Путину и вовсе необязательно было ездить в Пермь и демонстрировать осведомленность о нравах тамошнего чиновничества. Ведь, как справедливо заметил сам г-н Путин, подобная трагедия могла произойти где угодно. Но из этого следует, что системные причины ее находятся не в Перми и не в тех других городах, где она могла бы произойти. А где-то еще. Это где же?

Если бы речь шла не об амплуа «ревизора», а о поиске системных причин трагедии, то Владимиру Путину, право слово, вовсе можно было не выезжать из Москвы. А только запросить у своих секретных и тайных служб фотографии подмосковных дачных поселков, где живут высшие чины тех ведомств, представителей которых он распекал в Перми. И глядя на эти фотографии… Да о чем только не задумаешься, глядя на фотографии.

Ну, например, о том, что нет никакого смысла объявлять тотальные проверки ночных клубов. Ведь проводить эти проверки будут те же люди, что проверяли их и выписывали им неисполняемые предписания в течение предыдущих пяти лет. Клубы-то они закроют, но откроются новые клубы, которые пойдут проверять те же самые люди. Имеет ли смысл этот дешевый трюк?

Да и вообще: при чем здесь клубы? После пожара торгового центра в Ухте четыре года назад, унесшего жизни 25 человек, были объявлены столь же грозные пожарные проверки торговых точек. И можно ли считать успехом то, что теперь сгорел не магазин, а клуб? Есть ли это признак эффективности наших проверок?

И еще можно задуматься над совсем уже философским вопросом: а сколько вообще времени может существовать система контроля и регулирования, почти целиком основанная на взятке? Пять лет? Десять? Пятнадцать? И сколько человек за это время может сгореть?

Мне кажется, отговорив на телекамеры, господин Путин неизбежно должен был над этим задуматься. Не потому, что прежде он ничего не знал о том, как работает его «вертикаль», а потому, что густая череда катастроф последних месяцев как-то начинает напоминать невеселый 1986 год. Тот год, который своим каскадом катаклизмов вбил первые мощные клинья в будущее крушение СССР. И здесь нет никакой мистики. Просто допущение или ошибка, заложенные в систему где-то в самом начале и не казавшиеся тогда критическими, по ходу жизни и развития системы в какой-то момент оказываются не только критической, но и уже не устранимой проблемой. То есть попытка устранения ошибки почти равна уничтожению системы. Как сказал сам г-н Путин, «мы находимся в каком-то замкнутом круге».

Кстати, слова «разгильдяйство» и «халатность», замелькавшие в последние дни, — это тоже слова из 1986 года. Смысл их в том, чтобы подчеркнуть, что виновата не система, а что-то случайное и неправильное вне ее. Еще говорили про это: «человеческий фактор». Хотя правильнее было бы сказать: нечеловеческий фактор. Потому что ведь ни менеджеры и владельцы клуба, старавшиеся устроить прекрасный праздник, ни чиновники БТИ и МЧС, менявшие, как все, конверты на предписания, а потом сидевшие в VIP-зоне, откуда не было спасения, ни строители и менеджеры «вертикали», менявшие «чужих» на «своих», — ни в коем случае не хотели, чтобы погибли люди. Это чисто побочный эффект. Нечеловеческий фактор.

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera