Сюжеты

Голые стены

В галерее «Дом Нащокина» открылась выставка «Обнаженная натура. ХХ век»

Этот материал вышел в № 138 от 11 декабря 2009 г.
ЧитатьЧитать номер
Культура

 

В экспозиции — живопись, графика, скульптура, более ста работ ровно ста художников. Есть вещи из запасников разных музеев, есть — из частных собраний. Есть истинные шедевры, немало изящных поделок, имеются и продукты поточного...

В экспозиции — живопись, графика, скульптура, более ста работ ровно ста художников. Есть вещи из запасников разных музеев, есть — из частных собраний. Есть истинные шедевры, немало изящных поделок, имеются и продукты поточного производства. Все вместе — очень цельная и драматичная картина взаимоотношений русского изобразительного искусства с мировой художественной традицией.

Понятие «традиция» в русском контексте имеет какие-то сложные нервные оттенки. С начала девятнадцатого века у нас возникает культ так называемой академической школы. Ей было принято следовать, ее было модно (всегда) отвергать, часто возникал соблазн ее реформировать. Но, кажется, никто никогда всерьез не предпринимал попыток понять и определить, что же это такое. Есть некие законы изображения, более или менее ясно сформулированные примерно в начале эпохи Возрождения. Их, конечно, можно выучить, но художником от этого не станешь. И вот вторую часть этого тезиса русские художники быстро и как-то интуитивно усвоили. И вся их практика (разумеется, в массовом масштабе, исключения зафиксированы) была посвящена доказательству этого самого очевидного. Иначе говоря, не овладев никакой традицией, они кинулись ее разрушать и переосмыслять. Эта стихия приносила свои плоды. Но вот есть версия, что законы рисунка в русском художественном пантеоне дались только Карлу Брюллову и Александру Иванову, а позднее — Валентину Серову и Илье Репину. Остальные обходились приблизительными умениями. И некоторые вполне успешно.

Выставка «Обнаженная натура», устроенная галеристкой Натальей Рюриковой, представляет большую ценность, поскольку дает возможность увидеть, как вся эта суета вокруг академического канона превратилась в ряд стилистических приемов. Изображение человеческого тела — это sine qua non крепкой академической школы, вместе с тем, наверное, самый распространенный сюжет европейского изобразительного искусства всех времен. И русские художники здесь не исключение. Но как же они отчаянно боролись с этой самой традиционной заданностью композиции. Как же им хотелось совершить в жанре ню нечто невиданное. И насколько же им это не удалось. Здесь, в «Доме Нащокина» мы видим несколько версии «Обнаженной Махи» Гойи и почти неисчислимое множество реплик на «Спящую Венеру» Джорджоне. И какой бы стилистикой это ни маскировалось, первоисточник побеждает. Свое оригинальное слово удалось сказать, пожалуй, только художникам соцреализма. Не знаю, правда, есть ли здесь чем гордиться. Во всяком случае, полотно Александра Герасимова, с солдатской прямотой названное «В бане», очень запоминается на фоне всей экспозиции.

Специального внимания заслуживает, разумеется, хит выставки — огромная картина Петра Кончаловского 1928 года «Купание красной конницы», которую восемьдесят лет никто не видел. Это, как можно предположить по названию работы, какая-то живописная полемика с Петровым-Водкиным, но в чем заключается ее смысл, кураторы выставки, к сожалению, не прояснили. Наверное, когда-нибудь это сделают историки искусства.

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera