Сюжеты

Военно-конституционный переворот

Этот материал вышел в № 138 от 11 декабря 2009 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Павел ФельгенгауэрОбозреватель «Новой»

 

В августе нынешнего года, в годовщину вторжения российской армии в Грузию, президент Дмитрий Медведев внес в Госдуму поправки к Закону об обороне «О порядке применения Вооруженных сил за пределами России». Теперь в декабре эта правовая...

В августе нынешнего года, в годовщину вторжения российской армии в Грузию, президент Дмитрий Медведев внес в Госдуму поправки к Закону об обороне «О порядке применения Вооруженных сил за пределами России». Теперь в декабре эта правовая комбинация закончилась фактической ликвидацией внутренних юридических ограничений внешних военных походов.

Прежде, в соответствии с действующей Конституцией, принятой в 93-м по свежим впечатлениям от чудовищных результатов вторжения в Афганистан, решение о котором приняли на тайном совещании несколько пожилых и больных членов Политбюро, право на агрессию было максимально ограничено. Чтобы послать солдат воевать на чужой земле, требовалось предварительное рассмотрение в Совете Федерации, причем устанавливался не только состав группировки, но и время размещения, которое можно было продлить новым голосованием. В политически самостоятельном Совете Федерации тогда непосредственно заседали губернаторы и председатели Заксобраний субъектов Федерации, избранные народом и зависящие от мнения граждан, которым, собственно, и пришлось бы платить за интервенции, в том числе кровью — своей и близких людей.

С тех пор Совет Федерации превратился в декоративный орган из назначенцев, послушно штампующий любые указанные ему решения, а афганская беда перестала быть уроком на будущее. Но в августе 2008-го случилась неприятная юридическая коллизия, которая Медведеву как правоведу показалась недопустимой. В 2008-м российские военные, выполняя директивы Владимира Путина и утвержденного в мае президентом Медведева, много месяцев готовили назначенное на август вторжение в Грузию. Но юридическую санкцию на вторжение в Совете Федерации заранее не оформили, ведь это помешало бы рассказывать, что решение о войне принималось ночью 8 августа, хотя в реальности войска начали подготовку и выдвижение задолго до того.

В августе 2009-го Медведев обосновал решение поменять Закон об обороне именно тем, что вторжение в Грузию и последующая оккупация ее территории формально были незаконны: «Это связано с известными событиями, произошедшими год назад. Эти вопросы должны иметь четкую регламентацию».

К ноябрю Дума и Совет Федерации справились с процедурой утверждения, а Медведев подписал поправки, которые позволяют оперативно использовать Вооруженные силы для «защиты граждан РФ», в том числе военнослужащих за рубежом; для «отражения или предотвращения агрессии против другого государства» и т.д. Впрочем, в тексте исправленного закона осталось конституционное требование посылать за рубеж войска только «на основании соответствующего постановления Совета Федерации». Однако это выглядит юридической уловкой. На этой неделе Медведев предложил Совету Федерации сразу заранее принять бессрочное постановление типа генеральной доверенности, чтобы президент мог без правовых согласований и ограничений «оперативно использовать» войска за границей, где, сколько и когда пожелает, «в целях защиты интересов РФ». Кремлевские источники уверяют, что если зарубежная военная интервенция будет носить «неоперативный» характер, то тогда Совет Федерации по-старому призовут проголосовать свое одобрение. Будет ли возможное вторжение в какую-либо соседнюю страну считаться «оперативным», потребуется ли одобрение Совета Федерации — решат в Кремле.

В правовом смысле — это конституционный переворот. Впрочем, от демократической Конституции 93-го и так уже мало что осталось, кроме напечатанного на бумаге текста. Реальная насущная проблема состоит в том, как практически обеспечить «оперативное использование за пределами территории РФ формирований Вооруженных сил РФ». Для этого нужны мобильные, профессиональные, современные и т.д. войска, о необходимости которых давно говорят Медведев и Путин. Сейчас проводится радикальная военная реформа, но результаты ее еще неизвестно, когда будут. Старая армия и флот разложились, а новых — нет. Старый советский ВПК поглощает триллионы в год, а выходит нечто сомнительное. Например, на программу создания новой морской баллистической ракеты «Булава» и предназначенных для нее атомных подлодок «Борей» уходит до половины средств гособоронзаказа. И надо же, именно когда Совет Федерации принимает бессрочное постановление о зарубежных военных походах, подводный атомный крейсер «Дмитрий Донской» запускает из Белого моря очередную «Булаву», она (это — 13-й испытательный пуск!) опять отклоняется от курса и взрывается, устроив бесплатный фейерверк в стратосфере для норвежцев в далеком Тромсё. Замах есть, а подходящих сил — недостача.

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera