Сюжеты

Новые друзья России. Роберта Мугабе

Зачем Москва поддержала двух лидеров-изгоев — Радована Караджича и Роберта Мугабе? Одного обвиняет в военных преступлениях Гаагский трибунал, другого за жестокие расправы над оппозицией пытается осудить ООН

Этот материал вышел в № 53 от 24 Июля 2008 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр Пумпянскийобозреватель «Новой»

 

Если бы Мугабе не было, его надо было бы выдумать. Так смело, последовательно и до конца он осуществляет политические идеи, которые с некоторых пор в моде и у нас. Сюжет прост до неприличия. 29 марта в Зимбабве прошли выборы — одновременно...

Если бы Мугабе не было, его надо было бы выдумать. Так смело, последовательно и до конца он осуществляет политические идеи, которые с некоторых пор в моде и у нас.
Сюжет прост до неприличия.

29 марта в Зимбабве прошли выборы — одновременно парламентские и президентские. Такого унижения и поражения Роберт Мугабе не испытывал никогда.

2 апреля избирательная комиссия подвела итоги парламентских выборов. Впервые в истории правящая партия Роберта Мугабе «ЗАНУ — Патриотический фронт» проиграла оппозиционной партии «Движение за демократические перемены» Моргана Цвангираи, к которой теперь должно перейти большинство в парламенте. Именно это было признано официально.

Результаты президентских выборов не оглашались в течение пяти недель. Требования оппозиции, утверждавшей, что ее кандидат выиграл вчистую, игнорировались. Голоса международной общественности тем более. Когда премьер-министр Великобритании Гордон Браун позволил себе комментарий по поводу сложившейся ситуации, Роберт Мугабе срезал его, обозвав «незаметной мелкой точкой на этой планете». Наконец официальная черта была подведена. 1 079 730 голосов (43,2%) за Мугабе.1 195 562 (47,9%) за Цвангираи. Явное поражение Мугабе. И неявная победа Цвангираи. Получается, что никто из кандидатов не набрал 50 процентов голосов, и впереди маячит второй тур. Оппозиция назвала эту официальную цифирь «грабежом средь бела дня».

То, как прошел второй тур, нельзя называть даже пародией на выборы.  Во-первых, они состоялись через три месяца после первого тура, хотя по закону о выборах на это дается лишь три недели. Если, говорится в законе, в течение двадцати одного дня выборы не состоятся, президентом становится кандидат, набравший большинство голосов в первом туре. То есть Морган Цвангираи. А во-вторых, в-третьих и в-четвертых, эти три месяца Роберт Мугабе, партия власти и особенно армия, которая имеет самое прямое отношение к власти, провели крайне эффективно. Более ста членов избирательной комиссии были арестованы. Против оппозиции была развязана кампания физического террора. Более 80 человек погибли, сотни людей пропали без вести ко второму туру. Сотни тысяч людей лишились крова.

Голосовать за кандидата оппозиции стало смерти подобно, и Цвангираи отказался от участия в этом черном фарсе.

«Второй тур» президентских выборов в Зимбабве фактически с одним-единственным кандидатом состоялся 27 июня, а два дня спустя обновленная и наученная горьким опытом избирательная комиссия объявила официальные результаты. Собрав в два раза больше голосов, чем в первом туре — 2 150 269 (85,5%), победил Мугабе. Цвангираи досталось лишь 233 000 голосов (жалкие 9,3 процента). Очень правдоподобно. Замечательно, что второй тур прошел, как выяснилось задним числом, еще и с необыкновенным подъемом. На него, судя по официальной статистике, пришло даже больше народа, чем на первый. И не важно, что это сильно противоречило визуальным наблюдениям. Инаугурация состоялась ровно через час после объявления результатов. Ни один глава государства или правительства не принял в ней участия. В гостевом шатре были лишь члены первого семейства, министры и руководители спецслужб, что так образцово организовали избирательную кампанию. Это был праздник для своих.

8 июля «Большая восьмерка» приняла заявление о незаконности правящего режима Зимбабве.

Роберт Мугабе у власти уже 28 лет — с 1980 года, когда он впервые стал премьер-министром молодой страны, чтобы семь лет спустя заменить эту должность на еще более полновластную — президента, чтобы потом остаться им навсегда. То, что наши теоретики открыли в минувшем политическом сезоне — статус «национального лидера» (кстати, почему бы не говорить по-русски и по-африкански   — «вождь»?), — у Мугабе было еще с тех пор, когда страна называлась Родезией в честь знаменитого колонизатора Сесиля Родса. Так что сам приход его к власти был в некотором роде закономерен. Однако история независимого Зимбабве (она же история ничем не ограниченного правления Роберта Мугабе) — классическая иллюстрация на тему о том, как меняются и подменяются цели и средства. Подъем национально-освободительной революции давно уже удушен логикой диктатуры. Реальные итоги почти трех десятилетий правления Мугабе чудовищны.

Колониальная Родезия действительно являла собой пример расового неравенства — 46,5% орошаемых земель принадлежали 6000 белых фермеров, которые развили на них успешные, ориентированные на экспорт хозяйства. Сейчас Зимбабве не только не в состоянии экспортировать сельскохозяйственную продукцию, ей постоянно грозит голод. Эмиграция — преимущественно в соседнюю ЮАР — носит характер массового бегства. Речь в данном случае идет о черном населении, а вовсе не о белых. Инфляция измеряется — это просто невозможно себе представить — миллионами процентов в год. Напечатаны триллионы зимбабвийских долларов, которые, естественно, ничего не стоят. То есть, экономика доведена до ручки. Может ли лидер с такими результатами выиграть выборы?

Может, если политика доведена до ручки (или забрана в одни руки, что одно и то же) еще раньше. Чтобы убрать со сцены политического соперника, другого лидера национально-освободительного движения Джошуа Нкомо, Мугабе развязал гражданскую войну. Верная ему 5-я бригада, к слову сказать, обученная северокорейцами, в ходе операции «Гукурахунди», что переводится как «Ранний дождь смывает плевелы», вырезала двадцать тысяч жителей племени нбелеле, повинных только в том, что они сородичи Нкомо. Чтобы завоевать популярность у воинственных ветеранов, он — строго в нужные моменты — науськивает их на белых фермеров, предоставляя карт-бланш на грабежи, насилия и убийства. Эта земля ваша! Референдум с предложением отнять и поделить земли белых фермеров силой (конфисковать без компенсации) был проведен в 2000 году. Удивительным образом большинство в 55 процентов из пришедших на референдум проголосовали против. Но Мугабе и собственный референдум не указ. Четырежды — в 1990-м, 1996-м, 2002-м и, наконец, в 2008 году Мугабе проходил через перевыборы. Выборы — это, когда у оппозиции есть шансы. Шансов своей оппозиции Мугабе никогда не оставлял — никаких. В ходе нынешней кампании, реально проигрывая в счете, он заявил на митинге в Хараре буквально следующее: оппозиция никогда не придет к власти, пока я жив! Это не риторическая фигура, он говорит то, что думает. Это он прямо предупреждает, что применит все подручные средства: от подкупа до подтасовок в любых масштабах, вплоть до гомерических, и от простых форм давления до акций массового государственного террора. Правильная дозировка средств гарантирует нужный результат в любых обстоятельствах и при любых исходах. Вот что такое властный ресурс в настоящих руках.

Я попробую суммировать уроки Мугабе.

Власть монопольна и несменяема, она принадлежит по праву тому, кому принадлежит. Выборы — не более чем референдум по подтверждению лояльности национальному лидеру.

Оппозиция — враг государства. «Г-н Цвангираи включился в президентскую гонку просто для того, чтобы потрафить своим западным покровителям в обмен на деньги» — прямая цитата из Мугабе. А на предыдущих выборах 2002 года главный оппонент — все тот же Цвангираи был просто арестован за предательство…

И — плевать на Запад, который: а) желает нам зла и б) виноват во всех наших бедах. В самом деле, откуда в Зимбабве гиперинфляция в миллионы процентов, если не с Запада! И разве непонятно, что голод в стране вызван засухой, которую с помощью химического оружия спровоцировал еще Тони Блэр, как писала официозная зимбабвийская пресса.

Как это Мугабе не додумался до обличения «цветной революции», которая может посягнуть на законность его нового старого президентства. Или это еще впереди?

И почему никто в его окружении не догадался выдвинуть тезис о суверенной зимбабвийской демократии?

 А всякие «Восьмерки» и прочие мелкие точки на этой планете не способны бросить на нее тень. Или пролить свет. Мы покончим со всеми плевелами, даже если останемся совсем без зерна.

Если бы Роберта Мугабе и его политического ноу-хау не было, их надо было бы выдумать. Увы, выдумывать ничего не приходится.

P.S. На этой неделе появились сообщения, что Мугабе ищет компромисса с Цвингираи, и посредником выступает президент ЮАР Табо Мбеки. Альтернативой служит бойкот со стороны Африканского союза. Реальный ли это со стороны Мугабе компромисс или очередная попытка выиграть время? Поживем — увидим. Но то, что в эпоху после Саддама и Милошевича даже самые суверенные диктаторы чувствуют себя зябко, не вызывает сомнения.

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera