Сюжеты

Зачем геологам партии?

Письмо в редакцию

Этот материал вышел в Научно-популярное приложение "Кентавр" №5
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Геологи часто работают на будущее, когда их уже нет в живых. Институты геологического профиля дают геологу-производственнику концепции направления работ. Российская наука всегда была на уровне мировых вершин. Мушкетовы, Обручевы, Лучицкие,...

Геологи часто работают на будущее, когда их уже нет в живых. Институты геологического профиля дают геологу-производственнику концепции направления работ. Российская наука всегда была на уровне мировых вершин. Мушкетовы, Обручевы, Лучицкие, Наливкины и многие другие — известны в мире двумя, а Соболевы — тремя поколениями выдающихся ученых.

Помню, нас, геологов первого послевоенного выпуска, костяка
Центрально-Казахстанского геологоуправления, бережно пестовали руководители управления, довоенные выпускники Ленинградского горного института. На отчет по теме вызывали старших геологов партий, знакомившихся с итогом работ, подсчетом запасов, отделкой геологических карт. Главный геолог В.И. Орлов следил за геологической и общей грамотностью отчетов.

После войны геологи вывели СССР на передовой уровень запасов марганца, меди, платины, никеля, ванадия, фосфора, свинца, угля, нефти и других богатств Земли. Часть их — основа промышленности теперь суверенного Казахстана, особенно богатого нефтью, задолго предсказанной нашим профессором Е.Д. Шлыгиным.

В России (первыми в мире) «горные инженеры» были сведены в «департамент горных работ». В советское время он был преобразован в Министерство геологии. Во главе, как правило, — авторитетные специалисты геологического профиля. Чудеса начались с вхождением страны в капитализм. Министр путей сообщения Артюхов был назначен министром геологии. Вскоре министерство и вовсе ликвидировали. Стала неясна судьба геологии. Полезные ископаемые промышленность получает от добывающих предприятий, и новым руководителям страны, «реформаторам», геологическая служба, видимо, показалась лишней.

К сожалению, реформаторы нового тысячелетия повторяют старые ошибки: все это уже было. Знать надо хотя бы ближайшую историю. Не нужен им, видите ли, министр-профессионал и Министерство геологии в России. Приватизировали ряд партий и здание. Но вот кто из свежеиспеченных миллиардеров возьмется за картирование и прогнозирование? Менеджерам подавай руду или нефть — немедленно, да еще с гарантией прибыли! Разведочные партии могут принести прибыль, а прогнозо-поисковые работы — никогда. А как отдавать целиком в частные руки распоряжение водой? Ее каждый день пьем.

Самая же убийственная затея — конкурсное распределение ассигнований на науку, особенно геологию. Аукцион при отсутствии геологического надзора (его ликвидировали!) в считаные годы угробит рудодобывающую отрасль, а затем и нефтедобычу. Прогноз, поиски, наука приговорены исчезнуть. Геология с большим количеством специалистов может существовать только за счет государственных ассигнований. Другого пути нет.

Вот пример попытки осуществления «прогрессивных» идей: нефть — основа экономики — большинством специалистов считается продуктом перерождения биологических остатков в осадках при погружении под тяжестью вышележащих слоев. Под этой же тяжестью она выжимается из нефтематеринских пород, скапливаясь в ловушках под водоупорами в вершинах складок трещиноватых и пористых пород.

Но на гигантском Ромашковском месторождении в Татарии заметили, что извлечение нефти превысило подсчитанные запасы, а затухающие скважины — после небольшого землетрясения в 1987 году — помолодели и стали повышать дебит. Откуда нефть, если ниже — кристаллический фундамент? И почему она периодически меняет свои свойства? А на шельфе Южного Вьетнама в трещиноватых гранитах, рвущих кристаллический фундамент, на глубине 4 км успешно эксплуатируют гелиеносную нефть! Откуда? Вспомнили Д.И. Менделеева, идеи которого через полвека пытался внедрить Н.А. Кудрявцев, забытый еще на 30 лет. Они убеждали, что нефть и прочие углеводороды рождаются в глубочайших недрах, а осадочный чехол Земли — только удобные коллекторы флюидов.

В Грузии (Мирзаани и Тарибани) А. Нобиле пробурил две скважины, попеременно дающие нефть уже более ста лет. Кроме больших глубин ей неоткуда взяться. В 1989 году в Канаде В.Н. Ларин защитил диссертацию о металлогидридном ядре Земли. Оно объясняет идею «холодной дегазации Земли» Е.Г. Пескова, забываемую, к сожалению, со смертью автора, но плодотворную. Алмазоносные кимберлиты Якутии часто засорены нефтью. Обилие летучих углеводородов исключало подземную разработку. В 1987 году А.И. Боткунов обнаружил в кристаллах сингенетичных спутников алмаза — пиропах — мельчайшие «узники» — углеводороды. В алмазах, люминесцирующих в ультрафиолетовом свете, как нефть, подобные «узники» не видны. Но генетическая близость нефти и алмазной ассоциации минералов — налицо. В нефти Тимана ванадий, золото, платина — определяются, но пока не извлекаются. Нефть Зальцвель-Пикензен (Германия) эксплуатируется в основном на ртуть. Ничтожная примесь ее есть и в других нефтях. Это следствие дыхания металлогидридного ядра Земли.

По ореолу рассеяния металлов нефти один из зачинателей металлометрических съемок — С.В. Григорян, при содействии ученых Ирана, оконтурил в 2006 году почвенной металлометрией район наиближайшего подхода нефтеносной залежи к поверхности: бурить не наугад, а наверняка.

А.Б. Макеев и Б.А. Макеев установили на алмазах Тимана тончайшие молекулярные пленки металлов, подтвердив генетическую близость самородных металлов и алмазов. Следовательно, в триаде — благородные металлы, нефть и алмазы — так близки, что принятыми различиями в генезисе их стоит пренебречь.

При современной аппаратуре напрашивается организация комплексных минералого-металлометрических поисков алмазов, нефти и попутных металлов. Это возможно только под эгидой государства, если во главе его — не временщики, а грамотные люди, способные понять, что геология, будучи наукой, может существовать не на базаре, а в государстве. На одних ракетно-атомных перспективах Россия долго не протянет. Для развития экономики восстановление ведомства геологии и геологической науки — необходимо. В нынешнем же его преемнике — Министерстве природных ресурсов — лишь два сотрудника (!) имеют геологическое образование. Конечно, сохраняется риск, что в восстановленном министерстве править будут какие-нибудь новые артюховы, залежи которых в нашем государстве всегда богаче природных. Ведь в условиях современного кланового строения общества, в отсутствие действительной свободы печати, в том числе научной, сам институт научных, политических и хозяйственных дискуссий заменен «административным ресурсом», из которых наиболее эффективный — ОМОН и прокуратура.

Кирилл Алексеевский,
горный инженер-геолог,
кандидат геолого-минералогических наук

ОБ АВТОРЕ: К.М. Алексеевский — специалист по поискам алмазов. На его счету около 50 полевых экспедиций. В 40 из них он был руководителем геологических работ. Участвовал в разведке и открытии месторождений алмазов, урана, титана, циркония, вольфрама, тантала, ниобия, свинца и цинка в разных районах страны. Активно защищает гипотезу Д.И. Менделеева и Н.А. Кудрявцева о неорганическом происхождении нефти, которая раньше наглухо замалчивалась, но сегодня получает все новые подтверждения. В 1997 году подарил свою богатейшую личную бибилиотеку по минералогии Грозненскому нефтяному институту.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera