Сюжеты

МЕРТВАЯ ПЕТЛЯ ПАДШЕГО АНГЕЛА

<span class=anounce_title2a>Театральный бинокль</span>

Этот материал вышел в № 83 от 02 Ноября 2006 г.
ЧитатьЧитать номер
Культура

Елена Дьяковаобозреватель

 

«Глобус» в «Школе драматического искусства» на Сретенке — зал-колодец, смесь петербургского двора с тбилисским. Актеры — внизу. Зрители — на деревянных галереях, в три яруса огибающих шестигранник сцены. Демон пикирует вниз из люка и...

«Глобус» в «Школе драматического искусства» на Сретенке — зал-колодец, смесь петербургского двора с тбилисским. Актеры — внизу. Зрители — на деревянных галереях, в три яруса огибающих шестигранник сцены.

Демон пикирует вниз из люка и разбивается о подмостки. Виден узел инфернального тряпья, клочья черного плаща размера 666-XL. Или пепел гигантского черновика (падший ангел Лермонтова писал элегии?).

А в колодце зала летят по закоулочкам пух и перья из его крыл.

«Демон. Вид сверху» Дмитрия Крымова и студентов-сценографов его мастерской (РАТИ) сделан в той же поэтике, что их «Недосказки», «Донкий Хот» и «Торги»: почти немой театр художников. Двухчасовая игра с внутренними смыслами предметов сложна, как русская поэзия XX века.

Все метафоры театра — «с пропущенным звеном». Зритель сам их достраивает. Как строку Мандельштама 1930-х: «Я трамвайная вишенка страшной поры…».

В «Демоне» в игру смыслов включены новые театральные технологии. Драный инфернальный плащ летит вверх на нитях, как марионетка. По сцене, застланной белой бумагой, скользит лазурно-охристая видеопроекция: карта моря и гор, над которыми планирует падший ангел. Почти райский берег, точка приземления. И средневековая монастырская фреска: ее лик ставит предел полету Демона.

Сцены коротки: действо развивается от общего мифа, через национальное предание к частной судьбе. Искушение Адама и Евы, наспех, по-детски нарисованных на белой бумаге подмостков малярной кистью. Единоборство Гоголя с демоном и горящие черновики «Мертвых душ». Лев Толстой в сказочной пеньковой бороде, уходящий из дому. И явные приметы 1950-х: лай Белки и Стрелки в небесах, бумажный снег в московском дворе, мокрый снежный шар…

А из него, как из ватного «конверта», глядит младенец-Снегурочка. Поверх снежного шара, надо лбом, — серая ушанка советского стройбата. Во рту — соска-кляп.

Молодая актриса Анна Синякина ведет главные роли в спектаклях «студии Крымова». «Широкому зрителю» Синякина известна по фильму «Ворошиловский стрелок» (она играла несчастную внучку героя Михаила Ульянова). Тончайший бессловесный камерный «театр художников» дал ей опыт пластической драмы (особенно хорош был спектакль «Донкий Хот», роковое танго Альдонсы-уборщицы на коленях и Рыцаря Печального Образа на ходулях).

В «Демоне. Вид сверху» румяное лицо рыжеволосой барышни играет свою отчаянную клоунаду (только лицо: ведь тело плотно спеленуто «снежным шаром»!). Клоунаду московского сантимента, клоунаду «интеллигентного воспитания»: там, где под бумажным снегом спрятано плечо героини, рисуют скрипку. И девушка самозабвенно, до комизма отдается музыке. Играет лишь лицо. Но каждой жилкой.

А на дне зала-колодца, на сцене, выкладывают из старых пожелтелых кружев и сукон исполинские фигуры «жениха и невесты» на грузинской свадьбе. Среди белых одежд Тамары — румяное лицо Анны Синякиной. Под папахой Жениха — старый, потрепанный «Огонек» 1962 года с портретом Юрия Гагарина. Среди гостей мелькает некто с портфелем и в пенсне, похожий на Берию. Под грузинское многоголосие тянется тревожное венчание, вдруг оборачиваясь сценой казни.

Демон наблюдает из-под театрального потолка за ходом этой жизни.

Спектакль «придуман» задолго до «антигрузинского спазма» осени-2006. Премьера, однако, совпала с пиком событий: странная вещь — интуиция.


P.S. А конфликт вокруг театра «Школа драматического искусства» продолжается. В здании на Сретенке воцарился новый директор А.А. Малобродский, назначенный Комитетом по культуре г. Москвы без согласия Анатолия Васильева. Вместе с директором пришел ограниченный контингент: новая охрана. Здание (и ключи от кабинетов) под ее творческим контролем. Труппа уже почти месяц живет странной параллельной жизнью — без руля и без ветрил, ежели снова вспомнить Лермонтова.

«Новая газета» будет следить за развитием конфликта.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera