Сюжеты · Политика

Владимир КАРА-МУРЗА: ЗА ВЕРСТКОЙ НОВОСТНЫХ ПРОГРАММ СЛЕДИТ ЛУБЯНКА

<span class=anounce_title2a>ТЕЛЕРЕВИЗОР</span>

Этот материал вышел в № 71 от 27 Сентября 2004 г.
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 71 от 27 Сентября 2004 г.

20:00, 26 сентября 2004
views

64

20:00, 26 сентября 2004
views

64

Воззвание к коллегам, полное серьезных опасений за будущее телевизионного сообщества, не было зачитано в минувшую пятницу на 10-й церемонии вручения «ТЭФИ».Из 134 членов Академии российского телевидения (АРТ) так называемую Декларацию…

Воззвание к коллегам, полное серьезных опасений за будущее телевизионного сообщества, не было зачитано в минувшую пятницу на 10-й церемонии вручения «ТЭФИ».

Из 134 членов Академии российского телевидения (АРТ) так называемую Декларацию подписали 36 человек. Много это или мало? Одни считают, что по нынешним временам и такое количество подписантов впечатляет; другие полагают, что «слишком узок круг этих революционеров»; а третьи вообще утверждают, что не стоило и затевать этот бунт, потому как нет для него причин — все на нашем ТВ, как и в целом по стране, хорошо.

И все-таки, что же произошло: неудавшееся восстание обреченных или начало неповиновения с ясным пониманием надвинувшейся катастрофы?

Ситуацию комментирует ведущий программы «Сейчас в России» канала RTVi («Русское телевидение-интернешнл») Владимир КАРА-МУРЗА. С одной стороны, он, как никто другой, знает российскую телевизионную кухню, с другой — не встроен в сегодняшний телевизионный «истеблишмент».

— В том, что произошло, мне более всего близка позиция моих друзей — Жени Киселева, Светы Сорокиной и Вити Шендеровича, потому что они вступились за те программы, которые их вытеснили из эфира. То есть мои коллеги оказались выше злопамятности и эгоизма. Они, например, вступились за программу «Намедни», а она фактически заменила собой «Итоги» Киселева. И вместо того, чтобы обижаться и злорадствовать, он наоборот поднял свой голос в защиту программы Парфенова. А Света Сорокина вступилась за «Свободу слова» — этот типичный клон программы «Глас народа», которую она вела очень долго. Это я к тому, что наши оказались выше мелкого самолюбия и протянули руку помощи. Вот их позиция меня в первую очередь интересует.

— Вы хорошо знаете телевизионную кухню. Каким образом сегодня на этой кухне осуществляется цензура?

— Ну, например, монтажные папки некоторых новостных программ выведены на Лубянку, там непосредственно следят за их версткой: стоит ли, скажем, первой новостью сюжет про президента Путина? Достаточно вспомнить взрыв на «Рижской», о котором в программе «Время», вышедшей через час после теракта, не было сказано ни слова, зато много говорилось о рабочем дне Владимира Владимировича. Я уж не говорю про Беслан, когда все каналы, как попугаи, повторяли, что там 300 заложников, а их было 1300.

Или более удаленный по времени, но тоже весьма показательный пример — арест Ходорковского 25 октября прошлого года. В тот день в прямом эфире работали двое моих бывших коллег: Саша Герасимов вел свой «Личный вклад» на НТВ, а Марианна Максимовская — программу «Неделя» на RenTV. Так вот, если бы они в прямом эфире сказали, что только что арестован Ходорковский, они бы его спасли. Для этого и существует прямой эфир, когда ведущий получает общественно значимую информацию и с колес сообщает ее всем своим телезрителям, всей стране. Я специально одновременно смотрел два этих канала, у меня дома два телевизора рядом. У Марианны прошел сюжет о том, какая хорошая машина «Порше», а Герасимов нес какую-то свою, не относящуюся к делу чепуху.

Такое поведение даже цензурой не назовешь. Просто сами люди не решились сообщить во всеуслышание, что в стране произошел государственный переворот, что перечеркнуты договоренности, достигнутые при передаче власти. Эти журналисты не захотели рискнуть своим благополучием, своей карьерой. Вот это и есть страшные последствия самоцензуры: человек перестает быть самим собой и становится частью пропагандистской машины*.

— Сравнима ли российская цензура с цензурой советской?

— Конечно! В 1992 году я впервые увидел программу «Итоги» и дал согласие своему тогдашнему другу Олегу Добродееву работать на телевидении. До этого он меня уговаривал 12 лет, пока я служил дворником. Я еще тогда сказал Добродееву: теперь я вижу, что отменили не только парторганизации, но и цензуру и можно говорить правду. А сейчас советские времена вернулись, но в более диком виде, потому что тогда у журналистов не было интересов материальных, а только идеологические, карьерные.

— Допустим, если взять уровень советской цензуры за 100 процентов, то где находится цензурная планка в «демократической России»?

— Это разные системы координат. Я бы сказал так: есть геометрия Евклида, она хорошо ложилась на советскую цензуру, когда человек должен был придерживаться одной линии — линии партии. А есть геометрия Лобачевского, и современная цензура строится по ее правилам. Потому что каналов больше, занятых на них людей больше, у каждого кривая его биографии не такая четкая, как в советские времена. Но все равно эти синусоиды сходятся в одной точке, где ложатся под гэбэшный каток, который продолжает асфальтировать телевизионное поле.

— Чем это тотальное глушение телеэфира может закончиться?

— Я рад, что это чистый эксперимент, что количество переходит в качество. Поэтому чем хуже сейчас ситуация со свободой слова, тем выше вероятность скорых перемен. Ну, представим себе, будто президент Путин ушел в отставку, что после Беслана сделал бы на его месте любой нормальный лидер. Картинка в результате получилась бы смазанная. Пришел бы другой, надо было бы к нему привыкать. А Путин остался, что делает ситуацию прозрачней — т.е. ясно видно, кто нами правит. Поэтому чем откровеннее будет этот ужас на телевидении, чем ровнее будет поляна, которую они выжгли огнеметом, тем скорее наступит настоящее очищение. И не только телевизионного эфира.

  • Редакция подчеркивает: она может не разделять оценку задетых фигур.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

важно

день назад

Россия обратилась в ЕСПЧ с жалобой на Украину, обвинив ее в гибели мирного населения и жестоком обращении с людьми

Slide 1 of 5

выпуск

№ 80 от 23 июля 2021

Slide 1 of 6
  • № 80 от 23 июля 2021

Подписывайтесь!

Топ 6

1.
Комментарий

Спустили урок По российскому образованию нанесен патриотический залп: теперь школьников будут учить любви к России на обязательной основе

views

504900

2.
Расследования

Приперли к шведской стенке Древесина с самой большой незаконной рубки леса в России уходила ведущему мировому производителю мебели – IKEA. Рассказываем, как

views

204293

3.
Комментарий

Изыми с глаз моих! Впервые в новейшей истории России началась массовая зачистка в книжных и библиотеках

views

149934

4.
Сюжеты

Погоны закрывают звезды Опубликован проект приказа директора ФСБ с перечнем сведений, которые могут быть использованы против России. В списке — практически вся деятельность «Роскосмоса»

views

137364

5.
Сюжеты

«Мы никогда не видели такой катастрофы» В Германии из-за наводнения погибли как минимум 80 человек, более тысячи — пропали без вести. Фото

views

131490

6.
Комментарий

«А если надо, закрывайте по уголовке» Кинчев защищает свободу даже тогда, когда она угрожает жизни

views

109523

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera