Сюжеты

РЕЗУЛЬТАТЫ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ ДАЮТ ВОЗМОЖНОСТЬ ЗАГЛЯНУТЬ НА 4 ГОДА ВПЕРЕД

<span class=anounce_title2a>ПОСЛЕ ВЫБОРОВ</span>

Этот материал вышел в № 18 от 18 Марта 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Строго говоря, неожиданностей выборы вообще не принесли. Все, что случилось на них, — прогнозировалось. Сейчас можно только резюмировать, почему тот или иной кандидат собрал столько-то голосов и что из итогов голосования следует. По...

Строго говоря, неожиданностей выборы вообще не принесли. Все, что случилось на них, — прогнозировалось. Сейчас можно только резюмировать, почему тот или иной кандидат собрал столько-то голосов и что из итогов голосования следует. По просьбе «Новой» результаты выборов комментирует директор Института проблем глобализации Михаил ДЕЛЯГИН.

 

Владимир Путин (71,22%).

В победе действующего президента с большим отрывом никто не сомневался, но, хотя он и собрал небывало высокий процент голосов, он не выполнил той задачи, которую в неформальном порядке сам же и ставил: собрать более половины голосов всех избирателей. Это было возможно только при условии очень высокой явки, и на это была брошена вся мощь административной машины. Однако до требуемого уровня явку так и не смогли поднять, Путин довольно близко подошел к пятидесятипроцентному рубежу (45%), но не перевалил его.

Агитация «за приход на выборы» была столь массированной, что можно утверждать: те, кто не пришел, сделали это осознанно. Пожалуй, впервые неявка к урнам стала массовой политической демонстрацией собственных настроений, и не явившиеся на эти выборы смело могут быть причислены к голосовавшим «против всех».

Сейчас можно констатировать, что процесс концентрации власти в одних руках завершен. Сам Путин этого уже не скрывает. Думаю, в той или иной форме в эти четыре года мы услышим из уст президента: «Государство — это я». Также можно предположить, что концепция управления страной по методике проведения спецоперации окончательно победит, хотя ее неэффективность очевидна.

 

Николай Харитонов (13,74%).

Он собрал довольно высокий процент. Ему отдали голосов даже больше, чем получила КПРФ на парламентских выборах. Наверное, это результат того, что Харитонова «не мочили», а «мочили» как раз его конкурента по электоральному полю Глазьева, и прирост в несколько процентов голосов — это люди, голосовавшие в декабре за «Родину», а теперь вернувшиеся к коммунистам.

Выбор Харитонова кандидатом от КПРФ, как показал опыт, абсолютно оправдан. Если бы был выдвинут Зюганов, скорее всего, он не получил бы харитоновского процента. Харитонов — фигура относительно свежая, не запачканная.

Результаты Харитонова убеждают, что «красное» пространство — наиболее массовая и последовательная, а главное — стабильная оппозиция президенту и контроль за ней — лакомый кусочек. Зюганов, оставшись в стороне от выборов, сумел сохранить контроль над КПРФ, и в последующие 4 года главная его задача заключается в том, чтобы препятствовать «модернизации» коммунистов. Из застоя КПРФ мог вывести или выдающийся успех, или сокрушительное поражение.

 

Сергей Глазьев (4,11%).

Он получил более чем скромный результат. Тому есть две причины. Его откровенно давили, к нему применили информационную блокаду. Но не менее важно, что сам Сергей Юрьевич оказался не готов к такой жесткой борьбе, просто как личность оказался не пригоден к президентской гонке. На мой взгляд, достигнув уровня серьезного эксперта, он так и не вырос до уровня политика. Главная его слабость в том, что он так и не решился критиковать президента и весь свой полемический пыл сосредоточил на правительстве. Но Путин отправил правительство в отставку — и Глазьев в канун голосования остался без противника. От этого удара он так и не оправился.

В следующие 4 года перспектив у Глазьева практически нет. Идеи его могут оставаться востребованными еще долго, но время Глазьева закончилось.

 

Ирина Хакамада (3,85%).

Несмотря на приличный результат, полученный в мегаполисах, Москве и Санкт-Петербурге, общий результат у Хакамады низкий. Можно, конечно, говорить о скомпрометированности либеральной идеи в целом, но дело не только в этом. Хакамада была самой слабой фигурой из всех могущих представлять либерально-демократическое пространство. (Люди в общем-то помнят, как она советовала шахтерам собирать морошку.) Думаю, если б вместо нее выдвинулся Владимир Рыжков, результат был бы значительно выше. Результат Ирины Хакамады никак не отразится на дальнейшей судьбе либерального движения. Возможно, она затеет новое партстроительство, получит под этот проект деньги, деньги будут освоены... В общем, алгоритм приблизительно известен. Демократическое движение будет находиться в параллельном пространстве.

 

И, наконец, об аутсайдерах президентской гонки Олеге Малышкине (2,03%) и Сергее Миронове (0,76%). Отмечу, что Миронов, глава Совета Федерации, третий или четвертый человек в государстве, уступил абсолютно безвестному Малышкину, о котором ничего, кроме того, что он — охранник Жириновского, толком и не известно. Это справедливый и закономерный результат. Для избирателей Малышкин действительно предпочтительнее Миронова, просто потому что у Малышкина есть идеи, пусть смутные, не материализующиеся на вербальном уровне, но есть — он их просто выразить не может. А у Миронова нет ничего, кроме верности президенту. Нет у него и политических перспектив.

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera