Сюжеты

ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ ВЫБОРЫ — ЭТО КОГДА ВЫБИРАЮТ ТОГО, ЗА КОГО БОЛЬШИНСТВО. А НЕ ТОГО, КТО ЗА ДЕМОКРАТИЮ

<span class=anounce_title2a>ПОСЛЕ ВЫБОРОВ</span>

Этот материал вышел в № 18 от 18 Марта 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Двое выборов прошли в воскресенье — в Испании и России. В Испании выбирали парламент, в России — президента. И там, и там выборы были демократическими. В Испании демократические выборы выиграла «Аль-Каида». 201 мертвец — и впечатлительный...

Двое выборов прошли в воскресенье — в Испании и России. В Испании выбирали парламент, в России — президента.

И там, и там выборы были демократическими.

В Испании демократические выборы выиграла «Аль-Каида». 201 мертвец — и впечатлительный избиратель побежал голосовать за партию, предвыборная программа которой была во всем согласна с требованиями террористов.

В России демократические выборы выиграл Владимир Путин. Со своим 71% он, конечно, недотянул до результатов Сапармурата Ниязова, но обогнал Аскара Акаева. И выборы, уверяю вас, были именно демократическими. Демократия — это формальная процедура. Это когда избирают того, за кого большинство. А не того, кто за демократию.

Правда, выборы — это не единственный атрибут демократии. Один из главных ее атрибутов — разделение властей. В России его уже нет — законодательная, исполнительная, судебная власти подчинены президенту.

В этом смысле в России — парадокс. Выборы еще есть, а демократии уже нет.

Что будет делать президент Путин? То же, что и предыдущие четыре года. То есть укреплять личную власть. Ибо все, что ни делал президент Путин, способствовало укреплению личной власти.

Он ввел институт полпредов. Это не способствовало искоренению коррупции среди губернаторов; более того, это создало еще одну коррупционную инстанцию и увеличило взяткоемкость экономики. Но это укрепило личную власть Путина.

Он посадил Ходорковского. Это не способствовало процветанию экономики, но это заставило всех олигархов сложить оружие и упасть на колени перед президентом.

Как будет править президент Путин? Все так же — сохраняя баланс сил. Если в ней нет разделения властей, в стране должна быть вражда кланов, которые взаимно доносят президенту друг на друга. Олигархи никуда не уйдут, и никуда не уйдут «питерские». Они слишком хорошо дополняют друг друга в качестве разнонаправленных сил — беспринципные бизнесмены, готовые платить за постановления правительства, и принципиальные государственники, готовые эти постановления продавать.

Но даже если паче чаяния один из кланов падет, принципу «разделяй и властвуй» ничего не угрожает, потому что победивший клан тут же распадется на две непримиримо враждующие партии.

Кто будет следующий «олигарх» после Ходорковского? Рискну высказать предположение — Юрий Лужков. Уж больно удачно горел Манеж в ночь выборов президента. В стране, где самые главные события — арест Ходорковского, исход парламентских выборов, снятие Касьянова — явились результатом удачных спецопераций, это заставляет задуматься. Юрий Михайлович после «Трансвааля» — хромая утка. Грех не подбить или не заставить откупиться.

Кто будет следующий президент после Путина?

Рискну высказать предположение — Путин. Потому что в России — авторитарный режим, а за шесть тысяч лет существования на Земле государства выдуман единственный безопасный способ передачи авторитарной власти — передача ее от отца к сыну, и то когда отец уже умер. Других безопасных способов нет. Не бывает марионеток-президентов. Любой преемник, поставленный на должность марионетки, начинает с того, что уничтожает своего кукловода. И чем ничтожнее марионетка, тем нестерпимее ее желание обрести самостоятельность и доказать, что всеми своими успехами она обязана своей собственной исключительности.

И еще одно. Президент Путин выиграл эти выборы, потому что его соперники были неизмеримо слабее его. Это другой вопрос: что если бы они были сильнее — выборов бы не было. Но они были слабее, и само их существование послужило легитимизации этих выборов. Если бы Рыбкина и Хакамады не существовало, их стоило бы выдумать. Не удовлетворившись уроком парламентских выборов, демократическая оппозиция проявила себя во всем блеске: блеске мелких мошенников, которые выпрашивают деньги у спонсоров, шарахаются от первого встречного гэбэшника, не могут толком объяснить, зачем их носило в Киев, и, забившись под лавку, громко восклицают: «Я против диктатуры Путина! Я за рынок!»

Сравнивая по нисходящей образцы российской демократии — от Ельцина на броневике в 1991-м до Хакамады на пресс-конференции в 2004-м, так и хочется вспомнить известное: «Эдак мы до мышей доберемся».

И слава богу. Потому что поле оппозиции, настоящей оппозиции, оказалось свободно. И она еще появится.

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera